Протоиерей Всеволод Шпиллер

Пророчество отца Бориса (Холчева) стало сбываться еще в Кузнецах

— Когда ваш отец узнал, что ему предстоит восстанавливать храм на Маросейке, он сразу вспомнил пророчество отца Бориса (Холчева)?

— Это пророчество стало сбываться еще в Кузнецах. Многие члены общины на Маросейке после закрытия храма разбрелись по московским приходам, и часть из них была в Николо-Кузнецком храме. И некоторые стали ходить к отцу, в том числе две дочери священномученика Сергия Мечева. Они бывали у нас дома.

Так получилось, что еще при жизни отца Всеволода и к его глубокому сожалению отца перевели сначала в Крестовоздвиженский храм в Лианозово, через год вернули в Кузнецы, но незадолго до кончины отца Всеволода опять перевели — в храм Адриана и Наталии. Там он служил несколько лет, венчал нас с женой, а после 1000-летия Крещения Руси Церкви начали возвращать храмы, и возникла община, которая ходатайствовала об открытии храма на Маросейке и рекомендовала назначить настоятелем отца.

Протоиерей Всеволод Шпиллер

В 1990 году началось возрождение храма Николая в Кленниках. До этого в здании размещался ЦК ВЛКСМ.

Потихонечку стала восстанавливаться община. Поскольку отец Всеволод очень любил творческих людей, еще при нем в Николо-Кузнецком храме зарождалась иконописная школа. Возможности открывать школу, преподавать в ней в советские годы не было, но люди собирались, обсуждали, что-то делали. Среди прихожан храма было несколько сотрудников музея Андрея Рублева, в том числе и заслуженный реставратор Ирина Васильевна Ватагина — многие ее ученики сейчас преподают на факультете церковного искусства в Свято-Тихоновском университете.

Храм на Маросейке требовалось расписывать полностью, но отцу не пришлось искать иконописцев — они уже были.

— О кончине вашего отца я узнал на собрании епархиальной комиссии по социальной деятельности. Пропели «Вечную память», а потом отец Аркадий Шатов рассказал, что когда в 1992 году скончалась ваша мама, Святейший Патриарх Алексий предложил отцу Александру принять монашество, так как хотел рукоположить его в архиереи. Но ваш отец отказался, сказал, что недостоин.

— Думаю, как отец Аркадий рассказал, так и было. Мне папа ничего об этом не говорил, я позже узнал от владыки Арсения. «И я, и Святейший Патриарх, — сказал владыка — были поражены смирением твоего отца, который пал на колени и просил, чтобы его, косноязычного, недостойного, Святейший не брал, не имел видов на него». Он действительно считал себя недостойным, что говорит о его скромности. И никогда он с нами даже не обсуждал это.

Протоиерей Всеволод Шпиллер

Надо просто продолжать дело отцов

— Просто часто приходится слышать, что в советское время прихожан было меньше, но вера у них — крепче, а сегодня многие в храм ходят регулярно, а относятся к вере поверхностно.

— Я не могу судить, глубока или поверхностна вера другого человека. Но вся история христианства показывает… В первые века — время гонений — было огромное количество мучеников. А когда государство повернулось лицом к Церкви, провозгласило себя христианским, многие люди просто по своему положению принимали христианство, но это не значит, что они жили им.

Всегда наиболее прессингующие христиан времена были временами очищающими. И благодаря этим временам, когда они в конце XX века закончились, Церковь смогла за 25 лет принести громадные плоды — восстановлены десятки тысяч храмов. Если разделить эту цифру на количество дней, получается, что в среднем каждый день в стране воздвигалось по три храма.

Протоиерей Всеволод Шпиллер

Никогда в истории христианства восстановление храмов и церковных институтов не шло так быстро, как это было на наших глазах в современной истории Русской Православной Церкви. Потому и нападают на нее со всех сторон, что видны реальные плоды. Конечно, в полном объеме Церковь еще не восстановилась — ведь почти целый век ее уничтожали. Храмы сносились до восьмидесятых годов! А последние 25 лет восстанавливаются, возводятся новые. По милости Божьей, но и благодаря людям, которые под прессингом шестидесятых-семидесятых-восьмидесятых годов хранили веру, передавали ее своим детям. Нам надо просто продолжать их дело.

Протоиерей Всеволод Шпиллер

Протоиерей Всеволод Шпиллер

Протоиерей Всеволод Шпиллер

Протоиерей Всеволод Шпиллер

Протоиерей Всеволод Шпиллер

Протоиерей Всеволод Шпиллер

Беседовал Леонид Виноградов

Фото Анны Гальпериной

Матушками становились женщины образованные

— Расскажите, пожалуйста, о маме. Быть матушкой — всегда подвиг, но сегодня многие жены священников, как и вся Церковь, активно участвуют в общественной жизни, есть среди них врачи, педагоги, музыканты. А тогда, видимо, женщина, выходя замуж за будущего священника, не имела в социуме никаких перспектив?

— Тогда к этому совершенно по-другому относились. Чем занималась женщина испокон веков? Хранила домашний очаг и воспитывала детей — это ее первейшая обязанность

И это такое важное и нужное дело, такое ответственное! Даже странно слышать модные разговоры о том, что если женщина не делает карьеру, не получает примерно столько же, сколько муж, а то и больше, она не реализована. Воспитать детей, дать им образование — не реализация?!

Поэтому матушками, по моим наблюдениям, становились женщины образованные. Да, в советское время они были исключены из общественной жизни, но вовсе не чувствовали себя из-за этого ущербными.

Протоиерей Всеволод Шпиллер

Семью моей мамы война застала на западных границах, потом их эвакуировали в Ленинград, где вскоре началась блокада, и часть блокады они были там, потом чудесным образом вывезены. Это постоянное перемещение привело к тому, что мама не успевала вовремя учиться. «Мне приходилось наверстывать упущенное и догонять своих сверстников, от которых отставала на год и на два», — говорила она.

Училась мама хорошо, окончила бухгалтерские курсы — бабушка работала бухгалтером, и мама ей помогала. Но в первую очередь она занималась нами, всегда мы чувствовали мамину поддержку. При этом она всегда была в тени.

Матушка — тыл священника, его поддержка, друг и советчик. Многие матушки помогали батюшкам — пели на клиросе, читали, особенно в сельской местности, где порой ни пономаря, ни чтеца не найти было. Я уже вспоминал своего дядю отца Трофима. Тетя Зина всю жизнь с ним: он в алтаре, она на клиросе.

Протоиерей Всеволод Шпиллер

— И ваша матушка, я знаю, регент?

— Да, в прошлом году было 35 лет ее регентства.

— Она тоже из верующей семьи?

— У нее отец тоже священник.

биография

В конце октября года участвовал в боях в Киеве на стороне правительственных войск против красногвардейцев. Был ранен. Вступил добровольцем в Белую Армию, в — участвовал в Гражданской войне в составе Добровольческой армии, был произведен в офицеры.

Эмигрировал в с армией генерала П. Н. Врангеля, жил в Константинополе, Галлиполи, в конце года переехал в Болгарию. Как и многие русские офицеры, в эмиграции бедствовал, был вынужден поступить на работу в компанию, занимавшуюся извлечением и разрядкой снарядов, находившихся на затонувших близ болгарского побережья морских судах. Рисковал жизнью, занимаясь этой опасной работой. Предложил способ, облегчивший разрядку, после чего получил ответственный пост в данной компании. Заработанные деньги дали ему возможность получить высшее образование, поступив в университет в году.

«Саша, ты будешь нашей сменой»

— Отец Сергий, ваш отец не был из семьи священника, но он выбрал это служение в очень трудные для Церкви времена.

— В нашем роду было духовенство, и монахи были, но в XIX веке и раньше. Отец родился в крестьянской семье в Тверской губернии. Многие дальние родственники — тетушки — стали потом монахинями, а он избрал для себя священническое служение. В этом, я думаю, есть и заслуга моей бабушки, которая воспитала своих детей в вере. Мой дедушка и старший брат отца погибли на фронте, а бабушка во время войны возила детей в храм за десятки километров. В громадной Тверской области тогда оставалось всего несколько действующих храмов. Так и привилась любовь к Богу.

Еще, конечно, большую роль сыграло то, что в три года отец упал и сильно ударился животом. Врачи отказывались чем-либо помочь, тогда мама понесла его в храм, где служил священномученик епископ Фаддей (Успенский), вскоре, в 1937, расстрелянный. Он сказал: «Не бойся», — и дал масло от лампады. Мама помазала, и на следующий день к изумлению врачей ребенок исцелился. Может быть, именно этот случай, о котором в семье часто вспоминали, определил папин выбор.

В юношеском возрасте папа стал прислуживать в алтаре. Он рассказывал о владыке Арсении (Крылове), который в послевоенные годы служил в Твери (тогда город назывался Калинин). Потом его перевели в Уфу, и папа поехал за ним. Из Уфы папу забрали в армию, три года он отслужил в Средней Азии: в Фергане и Ташкенте. В армии папа готовился к поступлению в семинарию.

Когда их отпускали в увольнение, все ребята бежали на танцы, а он нашел в городе храм, стал ходить туда и познакомился с архимандритом Борисом (Холчевым) — одним из последних священников с Маросейки. Отец Борис, рассказывал папа, приметил его — солдат стоит в притворе, прячется за колонну (пятидесятые годы, непросто всё было тогда), — и через своего послушника передал, чтобы он, когда идет в храм, заходил к нему домой и переодевался в гражданскую одежду, а уже потом шел в храм.

К прочтению  Таинство Елеосвящения. Таинства Церкви

Так папа и делал. Отец Борис называл его Саша-солдатик. Когда срок службы закончился, он попрощался с батюшкой, а отец Борис сказал: «Саша, ты будешь нашей сменой». Папа говорил ему о своем желании поступить в семинарию, но он не думал, что отец Борис говорит о более глубоком преемстве — о том, что Саша-солдатик, став священником, через много лет будет открывать тот храм, в котором до его закрытия служил отец Борис, то есть храм святителя Николая на Маросейке.

Протоиерей Всеволод Шпиллер

Публикации

статьи
  • Болгарская Церковь и Московское Совещание // Журнал Московской Патриархии. М., 1948. № 11. стр. 5-9.
  • Римско-католический догмат о главенстве папы в Церкви (критика в русской богословской литературе) // Журнал Московской Патриархии. М., 1950. № 12. стр. 44-53
  • К первой годовщине патриаршества в Болгарии // Журнал Московской Патриархии. М., 1954. № 5. стр. 69-73.
  • Болгарский Патриарх Кирилл как писатель-богослов // Журнал Московской Патриархии. М., 1954. № 8. стр. 54-58.
  • Желанные гости (о пребывании в СССР Болгарской церковной делегации) // Журнал Московской Патриархии. М., 1954. № 10. стр. 13-17.
  • «Църковен Вестник» (орган на Българската Православна Църква), 27.XI 1954, ь 43, 44 // Журнал Московской Патриархии. М., 1955. № 2. стр. 93-94.
  • К кончине Его Блаженства б. Митрополита Софийского и Экзарха Болгарского Стефана // Журнал Московской Патриархии. М., 1957. № 7. стр. 66-70.
  • «Годишник на духовната академия св. Климент Охридски». Т. II (XXVIII), год 1951—1952, София (стр. 487) // Журнал Московской Патриархии. М., 1956. № 2. стр. 76-79.
  • Ежегодник Софийской духовной академии св. Климента Охридского, т. III (XXIX), 1953—1954 год // Журнал Московской Патриархии. М., 1956. № 10. стр. 75-79.
  • К 75-летию протопресвитера Стефана Цанкова // Журнал Московской Патриархии. М., 1956. № 11. стр. 71-75.
  • Пребывание группы деятелей Государственной Церкви Швеции в СССР // Журнал Московской Патриархии. М., 1959. № 7. стр. 17-20.
  • Делегация Старокатолической Церкви Германии в гостях у Московской Патриархии // Журнал Московской Патриархии. М., 1959. № 9. стр. 41-45.
  • Визит деятелей Реформатской Церкви Франции // Журнал Московской Патриархии. М., 1960. № 9. стр. 14-18.
  • Ответный визит Национальному Совету Церквей Христа в США // Журнал Московской Патриархии. М., 1963. № 11. стр. 54-69.
  • Ответный визит Национальному Совету Церквей Христа в США // Журнал Московской Патриархии. М., 1963. № 12. стр. 28-40.
  • Письмо архиепископу Брюссельскому и Бельгийскому Василию // Вестник Русского Западно-Европейского Патриаршего Экзархата. М., 1967. № 58. стр. 107—109.
  • При свете Вифлеемской Звезды // Журнал Московской Патриархии. М., 1954. № 1. стр. 46-51.
  • Пасха Господня // Журнал Московской Патриархии. М., 1961. № 4. стр. 33-35.
  • Письмо (архиеп. Брюссельскому Василию) от 30.12.1971 // Вестник Русского Западно-Европейского Патриаршего Экзархата. М., 1972. № 77. стр. 95-96.
  • В день празднования иконе Божией Матери «Утоли моя печали» // Журнал Московской Патриархии. М., 1975. № 1. стр. 38-39.
  • Праздник в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» в Николо-Кузнецком храме в Москве // Журнал Московской Патриархии. М., 1979. № 5. стр. 18-20.
  • «Воздержания учитель» // Журнал Московской Патриархии. М., 1984. № 7. стр. 46.
  • От земли к Небу… // Журнал Московской Патриархии. М., 1994. № 3. стр. 46-49.
  • Из доклада министру иностранных дел и вероисповеданий Болгарии по вопросу об отделении Церкви от государства (авг. 1945). Докл. Комиссии по отделению Церкви от государства по вопросу гражданского брака. К вопросу о брачно-правовой реформе // Богословский сборник. М., 1997. № 1. стр. 79-141.
  • Набросок предисловия к «Богословскому сборнику». О своеобразии и особенностях рус. церк. богословствования // Богословский сборник. М., 1999. № 2. стр. 5-8.
  • Суд над Церковью: (По поводу одной статьи). О возможности достижения добра в реальной церк. жизни // Богословский сборник. М., 1999. № 3. стр. 21-23.
  • О современной организации и жизни наших православных церковных приходов: (К предстоящим собеседованиям с деятелями христианских церквей США во время ответного визита делегации РПЦ, февр. 1963 г.) // Богословский сборник. М., 1999. № 4. стр. 303—317.
  • При свете Вифлеемской звезды (1954 г.) // Богословский сборник. М., 2000. № 5. стр. 51-60.
книги
  • Слово крестное: Беседы, прочитанные во время пассий в Николо-Кузнецком храме в Москве. — М., 1993.
  • Проповеди. Прощальные слова. Цикл бесед об евхаристии. Приветственные слова. — Красноярск: Енисейский благовест, 2002.
  • Страницы жизни в сохранившихся письмах. — Красноярск: Енисейский благовест, 2002.
  • Страницы жизни в сохранившихся письмах. — М., 2004.
К прочтению  Вход Господень в Иерусалим (Вербное Воскресенье)

организации

С года жил в Софии, по приглашению министра иностранных дел и культов Болгарии Петко Стайнова работал в комиссии по выработке проекта законодательства об отделении церкви от государства, оставаясь клириком Болгарской православной церкви.

Летом года посетил Москву в составе делегации Болгарской Церкви, участвовавшей в Совещании глав и представителей Автокефальных православных церквей; из делегации, по настоянию правительства СССР, были исключены все нежелательные для Советского руководства и Московского Патриархата кандидаты.

В начале года был «восстановлен» в советском гражданстве в соответствии с указом «О восстановлении в гражданстве СССР бывших подданных Российской империи» от 14 июня года, который предполагал рассмотрение личного дела специальной комиссией.

Из секретных донесений советских официальных лиц в Болгарии явствует, что, как советский гражданин, Шпиллер встречал враждебное отношение к себе со стороны руководящего духовенства в экзаршество антикоммунистически настроенного экзарха Стефана (Шокова); так в письме от 7 мая года поверенного в делах СССР в Болгарии Климента Левычкина заместителю министра иностранных дел Вышинскому упоминался как симптоматичный инцидент в январе того же года, когда Шпиллер был демонстративно удален с собрания священников как «чужеродный пришелец».

В апреле года ответственный сотрудник Совета по делам РПЦ В. С. Карпович в записке председателю Совета Г. Г. Карпову докладывал о «нецелесообразности переезда из Болгарии в СССР протоиерея В. Д. Шпиллера» в виду того, что тот являлся «аккуратным поставщиком Московской патриархии информации о положении в Болгарской церкви»; Карпович также отмечал в порядке разъяснения, что архиепископ Серафим (Соболев) (также тогда в юрисдикции РПЦ) «чрезвычайно скуп на посылку информации и ограничивает интересы рамками своей епархии (благочиния)»; предлагал разрешить выезд Шпиллеру в СССР «позже, когда определится расстановка сил внутри епископата Болгарской церкви в пользу твердого курса на Московскую патриархию».

Прибыл в СССР на постоянное жительство 5 февраля года. Уже 7 февраля имел беседу, по его личной просьбе, с заместителем председателя Совета по делам Русской православной церкви при Совете министров СССР Сергеем Белышевым, в ходе которой подробно рассказал о ситуации в Болгарской церкви

Сумел создать многочисленный приход, его духовными чадами были многие представители интеллигенции. Много проповедовал, его проповеди записывались на магнитофон, и пленки расходились по стране среди верующих.

Ему приходилось давать личные и письменные объяснения церковному начальству по поводу поступавших на него доносов.

Был снят с прихода указом нового патриарха Пимена и отправлен «на покой» — в отставку без пенсии и средств к существованию, а настоятелем Николо-Кузнецкого храма был назначен обновленческий протоиерей Константин Мещерский, активно сотрудничавший с властями. Однако он умер 13 августа 1966 года, когда должен был вступить в исполнение обязанностей настоятеля. Новых попыток снять отца Всеволода не последовало, и он оставался настоятелем храма вплоть до кончины, когда его сменил Владимир Рожков.

В году отец Всеволод в интервью, опубликованном советским Агентством печати «Новости», подверг жесткой критике Александра Солженицына, высланного из страны, обвинив писателя в нехристианских взглядах и в стремлении расколоть Церковь.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: