Протоиерей алексий уминский

Опыт познания

Собственно говоря, человеческая любовь осуществляется через познание. Ведь любить можно только того, кого ты знаешь, причем не просто знаешь, а кого ты по-настоящему глубоко познал,— и верить тоже можно только тому, кого ты знаешь. Нам дана заповедь возлюбить Господа Бога всем сердцем своим, всею мыслью своею, всею душою своею, всем разумением своим и всею крепостью своею (ср.: Лк. 12, 30). «Всею крепостью» — значит всем телом, то есть эта любовь — понимаете? — в том числе и в нашей плоти.

И познание — тоже в том числе плотское. Поэтому Адам и Ева познали друг друга и соединились в этой любви. И можно даже сказать, что через это человечество получило возможность двигаться дальше, то есть познавать Бога, уже имея этот опыт познания — опыт взаимопроникновения, соединения воедино.

Богопознание — это путь желания этого проникновения: того, чтобы Бог, Который каждого из нас знает до конца, пронзал нас Своей любовью, и это знание вызывало в нас такое же пронзительное желание узнать Его. И в первую очередь — в таинстве Евхаристии. Церковь — это тоже форма соития, только совершенно иного: соития, в котором мы становимся единым телом со Христом, в котором мы и Он буквально друг в друга проникаем.

Любовь — это то, что делает единым существом. И супруги в этой любви могут стать настолько едиными, что им уже не нужно будет плотское соединение. Поэтому и написано, что в Царствии Небесном уже не женятся и не посягают друг на друга (см.: Мф. 22, 30), потому что там уже все едины, уже все пронизаны этой любовью и соединены друг с другом во единого Духа Святого причастии.

Несмотря на всю трагедию мира, ты оказываешься перед Богом

Бывает, те, кто окружают убитых горем родственников, в поисках логических объяснений могут говорить: «Всё оттого, что сел в самолет, а не пошел на Всенощную». Но иногда человек идет на Всенощную, а попадает под машину. Такое тоже случается. Едет священник на Литургию, а случается авария.

Я помню очень странный случай в новостях несколько лет назад. Московский священник возвращался со Святыми Дарами после того, как причащал большое количество людей в больнице. Ездил, много посвящал этому времени, очень сострадательный был священник. И возвращаясь после причащения, он попал в автокатастрофу и погиб. Прямо со Святыми Дарами. Не надо было ему ехать в этот день со Святыми Дарами? Не поехал бы — мог бы не погибнуть, жил бы дальше. Но, наверное, в тот момент он уже был внутренне готов. По-разному люди уходят на небеса.

Что даже в этот момент тебя Господь может спасти. Что, несмотря на всю трагедию мира, ты оказываешься перед Богом, Который может тебя спасти в любых обстоятельствах жизни, пошел ли ты на Всенощную или не пошел. Что в тебе есть что-то такое в этот момент, что Господь видит как самое прекрасное, самое замечательное и открывает тебе врата в Царствие Небесное.

Вот в это мы и верим. Это мы знаем, и поэтому, может быть, в качестве глупого утешения звучит «ты не убивайся уж так сильно, потому что твой родной человек на небесах». Именно потому, что мы знаем, что Господь каждому человеку дает возможность войти в Царство Небесное и предстать перед Ним в самый лучший, самый светлый момент жизни. Мы в это верим, на это уповаем и надеемся. Это первое.

И второе. Господь про таких людей рассказал в Книге Иова — о благочестивых друзьях, собравшихся вокруг Иова. Ни у кого из них не нашлось для него доброго слова, а только слова фарисейского назидания — «ты, видимо, виноват», «ты сам согрешил», «уж признай свою вину», «нечего из себя праведника строить», и так далее. Вот эти «друзья Иова» замечены давно, выявлены наружу нашим Священным Писанием, давно всем нам показаны — что это за народец такой благочестивый, который все время ищет возможность вот так себя вести. Они уже тогда, при Иове, были. И будут сопровождать нас до Второго Пришествия. Ничего с этим не поделаешь

Почему родители подводят к Чаше детей, но не причащаются сами?

Люди склонны относиться к таинству как к чему-то, что действует само по себе, независимо от человека, поэтому приступают к таинству крещения совершенно не задумываясь, нужно ли это делать. На исповеди главное — что-то сказать, а своего собственного труда для изменения жизни люди не прилагают: все прощено, уже все хорошо, ответственности за это нет. Люди думают, что если они повенчали свой брак, то сама благодать Божья обязательно обеспечит им спокойную, счастливую семейную жизнь, а потом удивляются, когда венчанный брак распадается.

О причастии тоже существует мнение, что у таинства есть своя внутренняя сильная энергия, которая действует сама по себе. Как будет хорошо, если мы с детства будем как можно чаще причащать! Кажется, что это по накопительной будет идти, и дети будут от этого становиться лучше, умнее, послушнее, духовнее, и это и их сделает нормальными людьми. А потом дети лет в двенадцать говорят: «Не пойду я больше в эту церковь, и причащаться больше не буду», — и родители руками разводят: как же так, была такая девочка или такой мальчик, причащался все время, а теперь раз — и все.

Ничего не бывает в Церкви, что действует неведомым образом, само по себе.

Когда мы причащаем детей, мы приносим их на встречу со Христом. К этой встрече дети ни умственно, ни духовно не готовы — ни младенцы, ни даже подростки, потому что дети обычно поступают по примеру своих родителей.

Мы же не учим детей говорить на родном языке, они просто начинают разговаривать, потому что слышат, как говорят родители. Если родители говорят на хорошем языке, то и дети начинают говорить на хорошем языке. А если в какой-то неблагополучной семье мат-перемат, то дети эти слова повторят, даже не понимая, что они говорят. Дети будут все время делать то, что делают их родители, как и Господь очень хочет, чтобы мы делали так, как поступает Он, чтобы мы стали Его детьми. Дети в храме реагируют на родителей: они видят, что родители что-то хотят от них, и они это делают.

С другой стороны, получается, что если родители не причащаются вместе с детьми, то для родителей это не ценность

Если они говорят, что надо причащаться, а сами не причащаются, у ребенка складываются вполне естественные представления о том, что это не так и важно, потому что это не важно для родителей. Когда папа и мама смотрят телевизор, понятно, что они оба смотрят в одном направлении — и ребенок тоже хочет посмотреть, что они там такое смотрят

А вот когда причащаются, говорят «тебе это нужно», но сами не причащаются.

Вот здесь происходит вполне естественное раздвоение ценностного ряда у ребенка: ребенок ищет то, что важно родителям, ценит то, что ценят его родители, еще не понимая, не осознавая, не отдавая себе в этом отчет. Если с самого раннего возраста родители просто приносят детей, чтобы было все правильно, но сами не причащаются, это в конце концов не кончится ничем

Фото: patriarchia.ru

Получение опыта

На пути к служению Богу Алексею пришлось преодолеть ряд препятствий. Он получил духовное образование. Сложнее было набрать необходимый опыт. В этом ему помогло изучение трудов отцов церкви и огромное желание стать священником православной церкви. Алексей был удивлен, когда, придя к своему духовнику и высказав желание стать священником Русской православной церкви, он услышал, что тот уже давно ждал этого решения.

Первым городом, куда был направлен молодой священник с женой и маленьким ребенком, стала подмосковная Кашира. В городе в этот период была непростая криминальная ситуация, люди боялись вечером ходить по улицам. Неоднозначно назначение отца Алексея было воспринято его женой. Пребывание в городе растянулось на целых три года. Именно в этот период отец Алексей сформировался как священник. Он научился такому качеству, незаменимому для человека, посвятившего жизнь служению Богу, как любовь к людям. Отец Алексей утверждает, что именно с понимания и сочувствия начинается взаимодействие с прихожанами. Годы работы в Кашире стали для отца Алексея периодом дальнейшего духовного и профессионального становления.

К прочтению  Преподобный иларион новый, игумен пеликитский

Напутствие отца Алексея родителям

Для родителей, желающих приобщить своих детей к традициям православия, интересна будет книга «Ребенок в семье и церкви. Как не навредить детской вере». В ней отец Алексей Уминский затрагивает вопросы о том, как приобщить ребенка к молитве, рассказать ему о православных таинствах, как избежать ошибок в воспитании. В своей книге, написанной на основе опыта работы в качестве директора и духовника православной гимназии, он пишет о месте ребенка в православном приходе, о духовности в жизни детей. Данная книга по праву является выдающимся трудом в сфере православной педагогики и может претендовать на то, чтобы стать настольной книгой для многих родителей, желающих воспитать своих детей согласно православным традициям. Таким образом, отец Алексей является не только выдающимся публицистом, но и замечательным педагогом.

Алексей Уминский, книги которого вдохновляют людей идти к Богу, является автором еще одного замечательного произведения — «Что я хочу от церкви». В этой книге он пытается ответить на такие насущные для всякого человека, ищущего Бога, вопросы: «Зачем мне Церковь, если и без нее я могу верить в Бога?» Книга рекомендована для прочтения людям, еще не ощутившим потребности в своем сердце прийти в церковь. Он утверждает, что именно Церковь является тем местом, которое единственно предоставляет человеку возможность соединиться с Богом. Отец Алексей доходчивым языком пишет об особенностях православного богослужения, раскрывает читателям смысл обрядов, рассказывает о неожиданных моментах, с которыми может столкнуться человек, придя в православный храм. Отдельное место в книге уделено полемике с людьми, критично относящимися к православной церкви, но тем не менее считающими себя православными. Книга даст ответ на многие вопросы лицам, желающим ближе познакомиться с миром православия.

Особого внимания заслуживает книга, которую написал Алексей Уминский — «Евангелие от Марка».

Особенность писательского дарования отца Алексея заключается в его исключительном умении говорить простым языком о достаточно сложных вещах. Поэтому его произведения легко читаются. Они понятны для читателей с различным уровнем образования, социальным положением и жизненным опытом. В качестве его соавтора выступает известный журналист Этери Чаландзия, вместе с которым исследуются вопросы снижения внешней привлекательности Церкви, особенно среди молодежи, развеиваются мифы, связанные с православием.

Восстание протоиерея против церковных таинств

Уже
давно отец Алексий начал выступать за то, чтобы в Русской Православной
Церкви взяли пример с Элладской Православной Церкви и разрешили
причащаться без предварительной исповеди. Как будто обязательность
исповеди перед причастием — это не благо, а наказание для нас. Иеромонах
Василий (Росляков), убитый в Оптиной пустыни в 1993 году, по молитвам
которого сейчас совершаются чудеса, не считал участие в таинстве
покаяния тяжкой и бессмысленной повинностью, и исповедовался каждый день
даже тогда, когда уже был в сане священника.

А теперь протоиерей Алексий Уминский уже настолько осмелел, что
заявил на встрече с молодежью, о которой во всех подробностях рассказали
в статье модернистского портала «Православие и мир», что таинство
покаяния (исповедь) — это вообще сомнительное таинство. Из
соответствующей статьи «Правмира» выяснилось, что отец Алексий не
сомневается только в трех таинствах — таинстве крещения, таинстве
священства (которое он при этом смешивает с таинством миропомазания) и
таинстве причастия. Это просто нонсенс, что священник, не запрещенный в
служении, идет против православного Катехизиса, которым признается
наличие семи таинств.

Сначала этот известный модернист подробно рассказал молодежи, почему
таинство покаяния и таинство брака сомнительны. Например, отец Алексий
заявил: «А таинство покаяния только у христиан существует? А царь пророк
Давид в Ветхом Завете 50-й псалом оставил, который является образом
покаяния». При этом почему-то он не сообщил, что пророк Давид даже
несмотря на этот псалом после смерти ушел в ад, где его Христос и
встретил после Своей крестной смерти, а затем уже отправил в рай, тогда
как люди, чьи грехи снимаются с души во время исповеди, после своей
кончины отправляются в Царство Небесное.

А затем отец Алексий сказал: «И поэтому я бы хотел сосредоточиться на трех таинствах, которые, без сомнения, являются таковыми, потому что они по-настоящему меняют человеческую жизнь и приобщают человека к Богу. Таинство крещения — это таинство, которое делает человека христианином. Таинство рукоположения, хиротонии, которое является таинством миропомазания
первым. Потому что миропомазание как образ хиротонии появилось
достаточно поздно, а изначально Дары Святого Духа подавались апостолами
через рукоположение. Миропомазание по смыслу ничем не отличается от
рукоположения. И таинство Евхаристии».

Тут, конечно, не содержится прямых фраз о том, что я, дескать,
презираю четыре таинства из семи, а два таинства смешиваю в одно. Но в
этом нет ничего удивительного. Еретики всех веков отличались лживостью и
изворотливостью. Архимандрит Рафаил (Карелин) так говорит о повадках
современных нам еретиков-модернистов: «Модернисты, высказывая свои
мысли, стараются не раскрывать их до конца, чтобы не выдавать свою
антиправославную сущность. Поэтому у модернистов чувствуется
отрывочность и незаконченность концептуальных взглядов».

При этом следует вспомнить, что протестанты отвергают все таинства
кроме таинства крещения. Так что протоиерей Алексий Уминский идет в этом
вопросе по стопам еретиков-протестантов.

Земля не будет пухом

— Изобретение советских времен, гражданская панихида — страшная штука.

— Советская смерть — это кошмар. Это ужас. И все эти дикие изобретения людей, вроде поминок в такой ситуации, когда людям нечего сказать, когда все вымучивают из себя какие-то дежурные фразы, когда каждый должен произнести: «Пусть ему что-то будет пухом». Притом в это почти никто не верит. Как не верят и в это: «Он сейчас нас видит, он сейчас с нами, ему там будет хорошо». Присутствие лжи в момент смерти — это невыносимо…

И все советские традиции, связанные со смертью — возрождение такого пещерного архетипа человека: крышку гроба в дом не заносить, табуретки перевернуть, зеркало завесить. Рюмку с водкой поставить рядом. Советская традиция тут пошла еще дальше, и содержимое рюмки стало выливаться на могилу после погребения. Или кто-то закуривал сигарету, а потом ее вставлял в могилу. А сейчас кладут в гроб мобильный телефон. И если батарейка еще не села, бывает, механически приходит пустая смс-ка, и человек, получивший ее, радуется: «сообщение „оттуда“».

В общем, люди напридумывали себе какое-то продолжение жизни, поскольку не могут согласиться со смертью.

— Древние египтяне писали письма умершим родственникам и получали ответы.

— Все-таки у древних египтян отношение к смерти было значительно более адекватным, нежели у советского человека, которого лишили права на бессмертие, права на вечную жизнь. А он все равно пытается прорваться, хоть через какое-то пещерное, совершенно языческое понимание: все равно там что-то есть.

Биография священнослужителя

Будущий священнослужитель родился в столице в 1960 г., в юные годы отличался любознательностью и любовью к учебе. Родители Алексия не верили в Бога, отец трудился инженером, а мать — школьным учителем. Они привили сыну понятия справедливости и правды, но редко поднимали вопросы религиозного характера. Юноша поступил в комсомольскую партию, являлся усердным активистом, не пропускал собраний.

Протоиерей Алексий Уминский

Изменения в его мировоззрении начались после того, как его приняли в педагогический институт на факультет иностранного языка:

  • В высшем учебном заведении Алексея прельстила свободолюбивая манера поведения студентов. Здесь молодой человек познакомился с культурой хиппи, расцвет которой произошел в 70-е годы XX столетия. А. Уминский отпустил длинные волосы и одевался в джинсовую одежду, посещал автостопом российские города, иногда имел дело с милицией.
  • В институте он обрел друзей, почитавших законы христианства. Алексей познакомился с Евангелием и другой православной литературой, это помогло молодому человеку обрести веру в Бога. В возрасте 19 лет он прошел обряд Крещения. После окончания педагогического института будущий священнослужитель с большим желанием 8 лет проработал в должности учителя французского.
  • В 1988 г. А. Уминский ощутил желание пойти по иноческому пути после того, как побывал на проповеди отца Иоанна. Через два года его возвели в сан диакона, а после нескольких месяцев службы в одной из церквей города Клина он был рукоположен в священнослужителя.
  • А. Уминский вспоминает, что для Отечества этот период оказался тяжелым, новоявленного батюшку зачастую шокировало то, что говорили на исповедях миряне о грехах. Он рекомендует молодым клирикам в первые месяцы службы не давать конкретных советов, а пытаться слышать просьбу, молиться за прихожан и проявлять сочувствие.
  • В 1993 г. А. Уминский перешел на службу во Владимирский храм Москвы. Вскоре батюшка получил должность управляющего духовной гимназии. В 1994 г. отца Алексея назначили настоятелем Троицкого собор в Хохлах, где он служит по настоящее время. Священник проявлял активное участие в деле возвращения этого церковного здания РПЦ. В 2002 г. батюшка получил сан протоиерея.

На заметку! В начале 90-х родители Алексия также приобщились к традициям христианства, сын лично обвенчал отца и мать. А. Уминский служит на правах белого духовенства, что позволяет ему вступать в бракосочетание. Со своей женой он познакомился в те времена, когда работал учителем в школе. Супруги родили двух сыновей, к сожалению, старший погиб в юном возрасте. Семья живет в скромной квартире в обыкновенной многоэтажке.

Это интересно: Белогорский Свято-Николаевский православно-миссионерский мужской монастырь в Пермском крае

Что ждет после смерти поверивших отцу Алексию людей

Как бы человек ни каялся, но если он не расскажет о каком-либо грехе
на исповеди, и если священник не отпустит ему его, то после смерти душа
человека встретит этот грех. И если грех большой, он воспрепятствует
душе войти в Царство Небесное и низведет ее в ад.

Из сказания о мытарствах блаженной Феодоры православные христиане
знают, что во время прохождения посмертных мытарств Феодора услышала от
ангелов: «Нет иного пути для душ, восходящих на небо, все идут этой
дорогой, но не все бывают так истязаемы, как ты и подобные тебе
грешники, которые творят неполное исповедание своих грехов, из ложного
стыда утаивая перед духовником срамные дела свои. Кто же чистосердечно
рассказывает на исповеди все свои злые дела и жалеет о содеянном, того
грехи невидимо заграждаются Божиим милосердием. И когда всякая
покаявшаяся душа приходит сюда, воздушные истязатели, раскрыв свои
книги, не находят в них ничего записанного, и такая душа, радуясь,
восходит к престолу Божию».

Ничего не происходит? И хорошо

Почему человека пугает, что в его жизни ничего такого, чтобы нести на исповедь не происходит, а все – лишь повседневная борьба? Слава Богу, что у него ничего не происходит. Значит он более-менее правильно, нормально живет. А почему должно что-то происходить? Каждые три недели человек должен кого-то убить или воровать что-то? Что, не может православный христианин три недели пожить, как нормальный человек?

На исповедь стоит идти, если чувствуешь, что действительно надо. Я могу исповедоваться каждую неделю, когда чувствую, что мне необходимо, а могу не исповедоваться два месяца. И никто меня не контролирует. Существует, конечно, определенный контроль в епархии – мы, священники, один-два раза в год обязаны приходить на исповедь к нашему епархиальному духовнику. Но не более того.

А чем, собственно говоря, жизнь всех нас, христиан, друг от друга сильно отличается? Мы все люди, сделаны из одного материала. Наоборот, на священнике ответственность огромная. Его наоборот, казалось бы, надо заставить исповедоваться каждую неделю. А вот нет. Священники – свободные граждане, свободные чада Церкви.

Мне кажется, не может быть в Церкви специального отношения к священникам и специального отношения к мирянам ни в качестве исповеди, ни в качестве молитвенного правила. Только пост, наверное, священники должны соблюдать строже, молиться должны больше.

Без всякого сомнения, человек может не стремиться на исповедь и из-за духовной лени. Все невозможно поставить под трафарет, это же жизнь. И каждый человек отвечает за свою жизнь сам. Каждый человек в состоянии на самого себя правильно и трезво смотреть. Вновь повторю: почему все должны быть под контролем, под таким строгим взором: а уж не преступник ли ты, уж не враг ли ты Церкви?

Если все-таки самому человеку сложно разобраться, он должен искать умного духовника, священника, способного этого человека понять, помочь определить меру его молитвы и меру его поста, частоту его исповеди…

Имитация жизни

Существо, ходящее на двух ногах и говорящее по-человечески, может быть и не человеком (в том высоком смысле, каким его задумал Бог). Например, это — высокотехнологическое человекообразное существо, как многие сейчас. Осознание себя в человечестве не происходит. Человек думает, что он любит, а на самом деле он не любит, у него просто такие инстинкты. Человеку кажется, что он становится родителем, а на самом деле он никаким родителем не становится, потому что в данном случае он исполняет некую функцию. Человеку кажется, что у него есть папа с мамой, а на самом деле никаких папы с мамой у него нет.

— В итоге он все равно столкнется с реальностью смерти.

— Если он столкнется со смертью людей, которые были названы его родителями, но по существу они ими так и не стали, то он и смерть их пережить по-настоящему не сможет.

— Это потому, что потеряны все связи?

— Потому что потеряны все связи, в том числе, между людьми. Лишь присутствуют связи между существами, которые выглядят как люди, поступают как люди, действуют как люди, одеваются как люди, заключают какие-то союзы, исполняют законы как люди, но внутренняя сущностная острота этих вещей потеряна.

Раз она потеряна, значит, потеряна некая настоящая связь с жизнью, с бытийностью. Прежде всего, потеряна связь со смертью. Потому что жизни почти нет, если она не осмысляется в категориях смерти, и здесь мы говорим о памяти смертной («Помни день последний и вовеки не согрешишь», — учат нас святые отцы или, как говорил преп. Антоний Великий, «Смерть для людей, которые понимают ее, есть бессмертие, а для простецов, не понимающих ее, есть смерть. И этой смерти не следует бояться, а бояться надо погибели душевной, которая есть неведение Бога. Вот что ужасно для души»)…

Просто переворачивается некая страничка и ластиком вымарывается какое-то имя или какой-то человек, который был до этого. Все, был, и его нет. Нет его в тебе, нет в твоем бытии. Поэтому такие понятия, как «вечная память», «вечный покой» — и все, что связано с вечностью — перестают существовать. Раз нет вечности, значит, нет бытийности, значит, нет вообще ничего.

— Этим можно объяснить равнодушие к больным, умирающим, которое есть в нашем обществе?

— Когда нет этого бытийного смысла, тогда с умирающими вообще никаких проблем. Тогда выходит на главный план то понимание, которое не побоялся озвучить Александр Никонов, председатель Атеистического общества Москвы, писатель. Это абсолютно правильная, честная — дикая, конечно, но, с точки зрения потери бытийности, абсолютно правильная позиция — если есть те люди, которые скоро умрут, значит, пусть себе умирают. Нежизнеспособных следует просто убивать, чего с ними возиться.

Если жизнь — только биология, то тогда нет понятия смерти.

В природе нет смерти в том смысле, в котором она есть для человека. Смерть в природе не трагична. Иначе бы получалось, что мы только и питаемся смертью — от куска баранины в борще до сорванного помидора. Но все-таки смерть — это не про помидоры, это про нас…

Биологическая смерть бессмысленна сама по себе, но не трагична. В нас ежесекундно умирают клетки, и ничего. Как и во всей природе — что-то умерло, что-то родилось. Одна травинка засохла, другая — выросла. Но мы же не травинки…

Про исповедь

Если человек чувствует, что вновь принесет на исповедь очередной привычный список грехов, не испытывая при этом никакого внутреннего переживания, то, наверное, надо сделать какую-то паузу, прийти в себя, выйти из этого порочного круга фальши и формализма.

Слава Богу, здесь что-то сдвинулось с места. Принят даже целый документ «Об участии верных в Евхаристии», где строгость и формализация исповеди, как обязанность каждого исповедоваться перед каждой Евхаристией, все-таки снята. Это дает возможность людям выдохнуть, уйти от боязливости. Потому что, в общем-то, люди напуганы.

Из-за чего все происходит? Наша беда – величайшее недоверие к человеку, когда каждого человека ты потенциально подозреваешь, что он грешник, что он не постится, не готовится к причастию, не исповедует свои грехи, что он вообще не такой и его обязательно надо все время проверять. Он же обязательно должен находиться под чувством особой вины.

Не дочитал чего-то? Все, он уже крайний преступник. Чего-то не доисповедовал, не дописал какой-то грешочек в своем списке? Все, он уже в суд и осуждение причастился. Это же беда.

Многие вещи, которые происходят в нашей церковной жизни – оскудение веры в человеке, выгорание – связаны во многом с таким отношением к человеку, когда человек изначально мыслится как негодяй, которого все время надо контролировать. И вот этим контролем занимается священник. Человек постоянно находится под пронзительным взглядом: «А ты дочитал? Ты был на всенощной? Не пропустил среду и пятницу

И человек начинает метаться как загнанная белка в колесе среди этих «ах, не успел, ах, не дочитал, ах, не досмотрел». Ему главное – дочитать, дописать, сделать все, чтобы формально к нему не было никаких придирок. Тогда он успокоится, что все долги у него закрыты. Тогда он может спокойно думать: «Вот теперь я ни в чем не виноват и могу теперь «не в суд и не в осуждение».

Эту проблему надо осознать и с ней бороться. Также она упирается в бесконечную ежедневную исповедь, которая не является исповедью, а перечислением каких-то непонятных моментов, которые, на самом деле, есть постоянное, ежедневное делание человека.

Каждый человек каждый день в своей жизни борется и обязан бороться со своими помыслами, со своим характером, со своими недостатками. Невозможно каждый день это исповедовать. А если ты каждый день будешь это исповедовать, то понимая, что все время говоришь одно и то же. Но это не вопрос ежедневной исповеди.

Вопрос в том, какие плоды твоя личная, ежедневная борьба приносит. Это рассуждение ты можешь нести на исповедь в качестве вопроса своему духовнику, в качестве просьбы о себе помолиться, в качестве своего сокрушения сердечного, но никак не в качестве списка, с которым ты приходишь, как с пропуском для причастия.

К прочтению  Дело pussy riot

Фото: orthphoto.net

Что говорится в Катехизисе святителя Филарета Московского о лжеучениях отца Алексия Уминского

А там говорится следующее: «Важное преимущество Кафолической Церкви в том, что ей, собственно, принадлежат высокие обетования (обещания), что врата адова не одолеют ей, что Господь пребудет с ней до скончания века, что в ней пребудет слава Божия о Христе Иисусе во вся роды века, что, следовательно, она никогда не может ни отпасть от веры, ни погрешитъ в истине веры или впасть в заблуждение. «Несомненно исповедуем, как твердую истину, что Кафолическая Церковь не может погрешать или заблуждаться и изрекать ложь вместо истины, ибо Дух Святый, всегда действующий чрез верно служащих отцев и учителей Церкви, предохраняет ее от всякаго заблуждения» (Послание Восточных Патриархов о православной вере, чл.12)»

Из этого следует, что учение Церкви — истина. Отдельные люди и группы людей, вступающие в противоречие с этим учением, отраженным в Катехизисе, называются у православных еретиками. У святителя Филарета написано, что ересь — это когда люди «к учению веры примешивают мнения, противоречащие Божественной Истине».

А апостол Павел говорит в послании апостолу Титу: «Еретика, после первого и второго вразумления отвращайся». 

Благодатный Огонь

Личная жизнь священника

Об этой стороне жизни отца Алексея известно совсем немного. Живёт он со своей семьёй в обычной девятиэтажке, как и большинство современных горожан. Матушка работает врачом и тоже служит людям, как говорит Алексей Уминский (священник). Дети его уже достаточно взрослые: старший сын живёт самостоятельно, а младший – студент. Он учится на историческом факультете и пока делит свой кров с папой и мамой.

Ещё один сын Алексея Уминского – Демиан — трагически погиб в юном возрасте. Об этом также известно очень мало. Демиан был очень талантливым юношей, любил церковь и все, что с ней связано. Мальчик с детства мечтал быть священником. Видимо, поэтому в его послужном списке было и пение на клиросе, и алтарная служба, и даже колокольный звон. Все, за что Дема брался, он всегда делал творчески, с душой.

Дело священника — свидетельствовать о Христе

Чудным образом пришел Алексий Уминский к священству. Будучи 18 летним, во время паломнической поездки в Псково-Печерский монастырь он на службе услыхал проповедь отца Иоанна (Крестьянкина).

Несмотря на свою известность, отец Иоанн серьезно и ответственно подходил к своему послушанию и готовился к проповедям очень тщательно. Слова, которые прозвучали во время проповеди, внезапно обозначили для юноши цель и смысл его жизни.

Отец Иоанн говорил, что дело священника — свидетельство о Христе.

Эта цель, как вспоминает Алексий Уминский, звучала так отчётливо и в уме и в сердце, что у него не осталось сомнений – он непременно станет священником. Алексий поделился этими мыслями со своим духовником, на что тот ответил, что такого решения ждал от него уже давно.

Вот так, чудесным образом, архимандрит Иоанн (Крестьянкин) благословил Алексея Уминского на священство.

Во время исповеди священник подобен строгому, но любящему отцу.  Ведь речь идет о Спасении и Жизни Вечной его духовных чад

Отец Алексий был в мае 1990 года рукоположен, и определен служить диаконом в храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» города Клин. В этом же году, в сентябре, его рукополагают в священники, и следующие три года он служит настоятелем Успенского собора города Каширы.

Свое служение в Кашире батюшка вспоминает как время, которое стало для него не простым испытанием.

В тоже время отец Алексий признателен своим прихожанам. Они заложили в его душе наиглавнейшее для священника качество – любовь к людям.

Главное чего ждут прихожане от своего священника это понимания и сострадания.

Далее следует перевод в Москву. С 1993 по настоящее время отец Алексий Уминский несет служение настоятелем церкви Живоначальной Троицы в Хохлах. Кроме этого батюшка шесть лет возглавлял Свято-Владимирскую православную гимназию, даже сегодня, уже покинув свой пост, он остается ее духовником и преподавателем Закона Божия.

Светски одеты, контактны и требовательны

— За последние 10 лет изменились ли родители и дети, которые приходят в православные гимназии?

— Да, и сильно. Сегодня все родители встроены в светское общество. Если мы вспомним тех родителей, которые приходили в школу 20 лет назад, то это почти всегда были бородатые мужчины и женщины в платках. Внешняя форма православности, ощущение некой отделенности от мира в 90-х годах была наиболее сильной.

Современные родители светски одеты, приезжают на хороших машинах, часто обладают престижными профессиями в бизнесе, политике, экономике, культуре. Это полноценные члены светского общества, они не выделяют себя специальным образом. Людей «православного дресс-кода» стало гораздо меньше. Тем не менее, это семьи, которые ходят в храм, живут христианской жизнью.

И дети, и родители сегодня более контактны. Они больше настроены на активное взаимодействие – на общие дела, поездки, на работу в школе, на помощь учителю.

Еще 10 лет назад родители все боялись, что с ними что-нибудь сделают – я помню эти бучи по поводу сбора персональных данных, идентификационных номеров – жуть же! У всех уже интернет, у многих смартфоны – и на школьных собраниях они устраивают дискуссии о том, что кто-то может воспользоваться их данными. Сейчас, конечно, этого гораздо меньше.

Конечно, родители стали более требовательны. И если раньше они были настроены на воспитание, то сегодня гораздо больше они настроены именно на образование.

— Можно ли сказать, что сегодня православные школы – это качественное образование? Правда ли что православная – значит сильная и хорошая? Когда говорят «классическое образование», «традиционное образование» — что хотят этим подчеркнуть?

— Да, православные школы – это вполне качественное образование, и такими словами его могут обозначать. Все школы проходят аккредитации, дети сдают ЕГЭ наравне со всеми, поэтому приходится соответствовать государственному стандарту. Не скажу за все школы, но в большинстве своем – это нормальный и высокий уровень образования.

— Есть ли с внешней стороны какое-то неприятие по отношению к православным школам, заблуждения?

— Дело в том, что православные школы себя достаточно хорошо зарекомендовали. Они дают хорошее образование и с точки зрения дисциплины и внутренней жизни они гораздо лучше наполнены, насыщены.

За границей, за рубежом самые престижные школы – это католические школы. Чтобы попасть туда, нужно пройти большой конкурс, обучение там недешево, и, хотя приоритет при поступлении для христиан там очевиден, родители из богатых светских семей тоже стараются отдать туда своих детей.

У меня есть прихожане, которые сейчас живут в Англии, ребенок у них скоро идет в первый класс, и они попросили меня, чтобы я написал рекомендацию для английской католической школы – им сказали, что там это очень важно. А в школу огромные очереди, но они живут в этом районе и надеются туда попасть

— В целом вы рекомендуете поступать в православную школу? Есть ли дети, семьи, которым это вообще не подходит?

— Своим прихожанам, которые хотят поступить в нашу гимназию, рекомендую. Но обычно я всегда стараюсь оценить, сможет ли ребенок учиться в такой школе. Потому что учеба в маленькой школе с маленькими классами не означает, что ребенку там будет хорошо, и иногда один ребенок может создать огромную проблему для класса, для школы – и с этим ничего не сделаешь.

У огромной школы большой механизм, она живет совсем другой жизнью, и ребенок там включается в жизнь коллектива по другим психологическим законам. Учителю, который работает в классе с большим количеством детей, гораздо проще. Чем меньше детей в классе, тем больше напряжение учителя, тем больше внимания он уделяет каждому.

Но и ребенку там сложнее, потому что ему уделяется гораздо больше внимания, он проявляет во время урока гораздо больше активности, он больше устает.

Поэтому, если ребенок не дорос до школы, лучше подождать, если у него есть поведенческие, психологические проблемы  — значит, их надо сначала решить.

Фото: Vk / Татарстанская митрополия

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: