Православию в китае далеко до церковной полноты

Православие в китае

Путь к священству

— А из каких источников вы получали информацию?

— Поскольку я жил в Москве, нам был доступен самиздат. Книжки переписывались, передавались из рук в руки. У родителей дома хранились разные книги, например «Евхаристия» архимандрита Киприана Керна, распечатанная и  кустарно переплетенная.

— Несмотря на то, что родители не были воцерковленными?

— Это было довольно типично для интеллигенции того времени. У родителей был свой путь, и в свое время они пришли к вере. То есть вера их родителей была более традиционна, так скажем, но менее осознанна, из-за этого у них был период такого пребывания вне Церкви, но с религиозными устремлениями. А дальше они нашли воплощение своего пути в церковной ограде.

Все это происходило как собственная внутренняя духовная жизнь, никак не связанная с жизнью общества. Возможности для нее всегда были.

— Как восприняли домашние Ваше решение стать священником?

— Родители доверяли мне, никогда в этом смысле не давили и очень обрадовались,узнав о моем решении.

— А советская обстановка как-то влияла? Как складывались отношения с Вашими сверстниками?

— Сложность была в том, что не было практически  единомышленников, поэтому мне не с кем было поделиться, в школе о моих убеждениях никто не знал до десятого класса.

Я не скрывал, но и не афишировал свою веру. Из-за этого в отношениях моих с друзьями не было достаточной глубины. Мы были просто друзьями, но практически ни с кем я не мог поделиться.

Не было у меня друзей моего возраста и среди прихожан. Я общался со взрослыми, именно они тогда стали настоящими друзьями.

После школы у меня была попытка поступления в университет на географический факультет, потому что я любил еще и географию. Однако я воспринимал это  как своеобразную отсрочку от армии или даже возможность совсем не служить в армии, потому что служить не хотелось. Меня подвело незнание физики, которую внезапно ввели в качестве вступительного экзамена. И я, конечно, ее не сдал.

Пошел в армию. Служил в войсках связи; всегда любил всякие предметы связи, гаджеты, девайсы, которые позволяли быть на связи.

Вернувшись, сразу поступил в семинарию.

— Вы как-то обсуждали желание поступить в семинарию со своим духовником?

— Да, конечно. Это был мамин троюродный брат, сейчас он схиигумен Пантелеймон. Тогда он уже был священником. И он достаточно сильно повлиял на мое решение. Дядя жил в Пскове, я к нему ездил постоянно. У него тоже есть сын, мой четвероюродный брат, который младше меня лет на пять и тоже священник.

Я  легко поступил в семинарию. Меня спросили, готовился ли я к поступлению? Я сказал, что нет, потому что не знал, как приготовиться. Но, видимо, были достаточные знания.

К слову сказать, я достаточно быстро отучился: знал многое из того, что там преподавалось. И тогда была возможность, поскольку не хватало священников, «перепрыгивать» через курс. Поэтому за два курса я все закончил и сдал.

— А были ли какие-то сложности с поиском матушки?

— Да нет, сложностей не было. Будущая матушка была из семьи, переехавшей из Баку после событий 1988 года. Русские оттуда уезжали. У будущей жены был день рождения, и теща, которая жила по соседству, решила позвать молодых людей в гости. Среди них был и я.

— Семья Вашей супруги была воцерковлена, что-то знала о вере?

— Нет. Тесть на тот момент даже не был крещен, но был человеком, всегда интересовавшимся вопросами жизни религиозной, духовной. Неплохо знал ислам, поскольку жил в Баку, христианство знал хуже. А теща была русской, рожденной в православной семье.

Для тестя и тещи не было шокирующим то, что я собираюсь стать священником. Они восприняли это довольно позитивно. Не давили, не препятствовали.

На тот момент моя будущая жена находилась в религиозных исканиях, в поиске, после нашего знакомства она крестилась.

Правда, я не сразу понял, что это моя избранница, прошло какое-то время

Однако моя бабушка советовала мне обратить внимание на нее. Я прислушивался, но все-таки это было мое решение

Никаких внешних обстоятельств не было. Был какой-то момент, когда я решил,что так должно быть.

Хочется верить, что найдется место и для Православия

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы Православия в Китае при таком мировоззренческом и культурном многообразии?

— Я хотел бы вернуться к опубликованному в Китае сообщению официального информационного агентства «Синьхуа» о встрече Патриарха Кирилла с китайским партийно-государственным лидером Си Цзиньпином. Оно было очень дружественным по отношению к России и к Русской Православной Церкви, в нем говорилось о перспективах развития сотрудничества между двумя странами.

То, что китайский лидер встретился с предстоятелем Русской Православной Церкви, отвечает интересам и Китая, и российско-китайского взаимодействия. Это внушает оптимизм, надежду на то, что китайская сторона позволит решить организационные вопросы, связанные с жизнью Православия в Китае.

Я, прежде всего, имею в виду постоянное использование для богослужений православных храмов в Харбине и Шанхае, которые посетил в ходе визита Патриарх, создание китайского православного духовенства. В будущем, возможно, и воссоздание полноценной Китайской Автономной Православной Церкви, которая, как и протестантские и католические общины в Китае, будет поддерживать конструктивную связь с государством.

Сегодня православные в Китае делятся на две основные группы: потомки православных албазинцев и люди, приехавшие из России или постсоветских республик. Одна из задач — наладить диалог между этими группами, чтобы они не были отделены друг от друга. Думаю, это будет органично решаться в процессе развития китайского Православия — к примеру, многие русские, которые постоянно живут в Китае, изучают китайский язык, а некоторые потомки православных знают русский.

В современном Китае часто говорят о гармонии культур, о взаимодействии цивилизаций, о призыве Конфуция к достижению единения без навязывания единообразия. Хочется верить, что в этой палитре найдется место и для Православия.

Беседовал Леонид Виноградов

Христианства

Первое ясное историческое свидетельство христианства в Китае относятся приблизительно к 600 году нашей эры. Были расколы в раннем христианстве, касающееся доктрины и власти.Патриарх или топ-христианский Константинопольский лидер, который был столицей Римской Византийской империи, которую назвали Нестория расходились с другими лидерами о некоторых доктрин в году 430. Многие лидеры и церкви встали с ним, когда произошло разделение. Некоторые несториане переехали в Персию.Несториане называли их Церковь Востока, и она широко распространилась в Центральной Азии и распространился в Китае в 7-м веке.

Мы знаем о существовании христианов в Китае и о своей деятельности через археологические открытия несторианской церкви и несторианскые настенные росписи рядом с Турфаном в Синьцзяне, старая церковь остается в Китае, наблюдение Марко Поло и другие счеты, и памятник, который был высечен в 781 году.Памятник объяснил степени христианства в Китае и как миссионер по имени Алопин пришёл к Чанг, который был тогда столицей империи Тан в году 635.Памятник описывается довольно подробно, как учение и рост религии.Памятник был открыт в Сиане в году 1625.На Памятнике написано, что император имени Тан Тайцзун(599-649), утверждел проповедение религии во всей империи и приказал построить церковь в Чанг. На памятнике узнаваемы, как христианское учение к современным христианам, но они также, кажется странными и неполным.

Алопун по маршруту Шелкового пути через коридор Ганьсу и до Чанг. Он путешествовал через Синьцзян.Несторианский церквь был обнаружен за пределами древнего города Шелкового пути из Цонян. Это и некоторые настенные росписи показали, что христианство несторианского толка была религией в районе в одно время.Уйгуры прибыл в Синьцзян и взял его в течение примерно в году 842. Некоторые из них стали несторианским толком. В нескольких местах в танский Китай, возможно, не был более христианов, чем буддисты. В конце династии Тан, Тан правители стали нетерпимы к императору Вуцон (814 — 846) «иностранных религий». Как даоссизм постановил, что все иностранные религии быть запрещены, и христиане и люди других религий, включая буддизм подвергались преследованиям. В 907 г. династия Тан была разрушена, и торговля и поездки по маршруту Шелкового пути в основном закончился.

В 1279 году монголы захватили Китай и установили династию Юань (1279-1368 гг.) Они вновь торговли по шелковому пути, хотя Синьцзян, и Марко Поло отправился в Китай. Когда он вернулся в Европу, он сообщил, что существует большое количество несториан на юге Китая, в Пекине, который был столицей империи Юань, и в крупных торговых городах, которые он посетил. Католический Папа послал миссионера в Пекин в 1294 году. Монголы были терпимы к различным религиям, и они разрешили католикам строить церкви. К концу династии Юань, было много католиков в Пекине и других городах. Тем не менее, китайцы возмущались монголам, и когда они восстали против монголов, они также напали на несториан и католиков. Во времена династии Мин, оба вида христиана были изгнаны.

В конце династии Мин, католики пришли в Китай еще раз. Существовал «Реформация» христианства в Европе, и группа образованных католиков называют иезуитом и послала миссионеров в Азию. В 1582 году иезуитский имени Риччи приземлился в Макао. Затем он отправился в Пекин. Он сказал, что на 1605, были тысячи новообращенных. К 1615 году было 10.000. Некоторые из этих новообращенных были членами суда Мин. Маньчжуры завоевали Китай и основали династию Цин в 1644 году. Число католиков увеличилось во времена династии Цин (1636-1911). К 1724 году насчитывалось 300 католических церквей в Китае, но опять Цин император приказал, что церкви будут разрушены или конфискованы. Были оценкам 300000 католиков тогда, но число сократилось вниз.

Причины широкого распространения религиозных культов в Китае

Некоторые распространившиеся духовные течения возникли внутри самого Китая — это даосизм и конфуцианство, другие проникли извне: христианство, ислам, буддизм. Помимо этого, в некоторых отдаленных провинциях еще сохраняется многобожие и поклонение различным силам природы, которое было официальной религией Поднебесной до распространения конфуцианства, буддизма и даосизма.

Наиболее древние религии — конфуцианство, дао и буддизм, развиваясь в течение долгих веков, успешно сочетались между собой, каждая из них находила собственное место в общей системе вероисповеданий Китая. Принципы конфуцианства использовались во взаимоотношениях между людьми, даосизм — в сфере чувств человека, буддизм помогал исправлять грехи, поддерживал мечты о светлом будущем.

Сложившаяся система китайских вероисповеданий образовывалась прежде всего на нижнем уровне социальной иерархии, в виде суеверий, традиций и обычаев. Бедные китайцы даже не выделяли отдельных религий, а обращались сразу ко всем богам.

Современное положение

На сегодняшний день свобода вероисповедания изложена в конституции только для следующих признанных государством религий: католичество и православие, протестантизм, буддизм, даосизм и ислам, образующие так называемое «патриотическое объединение». К этим государственным организациям относятся также «патриотическое „движение трёх“» и «патриотическое объединение католической церкви», образованные уже в 1951 году. После культурной революции они вновь стали официально разрешёнными учреждениями для христианского меньшинства в Китае.

К прочтению  История христианства в сирии

При этом католики, сохранившие верность Ватикану (их в Китае около 10 млн против 4 млн «католиков-патриотов»), до сих пор подвергаются репрессиям: арестовываются священники и миряне, закрываются их импровизированные домовые церкви. Правительство КНР постоянно обвиняет Ватикан в связях с «преступным режимом» Тайваня и во вмешательстве во внутренние дела Китая. Канонизация в 2001 году китайских католических мучеников, погибших в период с 1648 по 1930 годы, была названа министерством иностранных дел КНР «оскорбительной». От лица «правительства, народа и Католической Церкви Китая» был выражен решительный протест.

В стране растёт число христиан, посещающих подпольные «домашние» церкви. Самыми крупными из подобных организаций являются Церковь «Китай за Христа» (12 млн) и Китайское евангельское братство (10 млн).

На основании заключений правозащитной ассоциации ChinAid, уровень преследований христиан в 2011 году (по сравнению с 2010) возрос на 42,5 %.

Китайские патриоты видели в миссионерах угрозу существованию страны

Борьба против христианства в конце XIX — первой половине XX века была не столько богоборческим мероприятием, сколько политическим противостоянием миссионерам как представителям западных стран, как потенциальным поработителям Китая. В присутствии миссионеров в Китае китайские патриоты видели угрозу существованию своей страны.

Конечно, и антихристианская линия в Китае присутствовала, причем с самого начала, с прихода первых иезуитских миссионеров. Уже тогда распространялись слухи, которые сегодня любому вменяемому человеку покажутся чудовищными — например, что христиане выковыривают умершим глаза и потом с помощью алхимии превращают их в серебро — китайцы думали, что христиане прикрывают глаза умершим, чтобы скрыть это.

В китайских антихристианских листовках XIX века иностранную религию оскорбительно называли «визгом небесной свиньи» (по сходству чтения с произношением иероглифов «религия Небесного Господа», то есть католицизм), верующих и миссионеров изображали в виде сексуально распущенных людей, поклоняющихся привязанной к кресту свинье.

Китайцам с их повседневно-бытовым рационализмом и прагматизмом было трудно понять, как Бог — который в их понимании должен стоять выше земного императора — может позволить, чтобы Его Сын умер такой позорной смертью. Китайский император никогда бы не позволил толпе сходным образом лишить жизни своего сына.

Возникали взаимные недоразумения. Многие миссионеры, особенно протестанты, платили китайцам той же монетой, называли их культурно-историческую традицию собранием мертвых суеверий, язычеством, которое тянет Китай в прошлое, не дает ему развиваться. Но при этом мощное тайпинское восстание, которое едва не покончило с императорской династией в XIX веке, было построено на соединении китайских верований с причудливо понятой протестантской проповедью, вожди восстания обосновывали свою политику ссылками на Библию! В итоге их постигло разочарование — западные страны послали войска на помощь властям для подавления восстания, христианские устремления повстанцев Запад проигнорировал…

Мао Цзэдун не был первым, кому пришла в голову мысль проложить путь в светлое будущее с помощью полного уничтожения традиции. Его образ будущего был основан на марксизме, но мыслил он примерно так же, как протестантские миссионеры в XIX веке: чтобы построить в Китае что-то новое, надо уничтожить все старое. Начиная с 1910-х годов эта мысль не оставляла прогрессивную китайскую интеллигенцию, которая возненавидела собственную традиционную культуру, хотела сокрушать «конфуцианские лавочки» ради того, чтобы сделать Китай сильным и демократическим, открытым для новых западных идей.

Слово о Христе по-китайски

— Какие методы Вы используете для привлечения людей?

— Прежде всего это язык. В широком понимании смысла этого слова: текст, переводимый на китайский язык, использование местной символики там, где она соединима и приспосабливаема к христианским смыслам. Это может быть в форме иконостаса, что достаточно универсально, монографии, написания икон.

Вопрос не в копировании каких-то образцов, а в том, чтобы родилась собственная традиция. По большому счету речь идет о необходимости создания среды, в которой христианство сможет жить и развиваться. Православие как традиция должно стать китайским для того, чтобы не быть здесь иностранным, должен идти нормальный естественный процесс. Для этого необходим целый комплекс литературы на китайском языке.

— Среди Ваших прихожан есть этнические китайцы?

— Есть. И прихожане не только в Гонконге, я скажу, что много православных китайцев живет в Китае, и Гонконг является ближайшим городом, где можно поучаствовать в богослужении, чего они не могут официально делать в КНР. Они могут поехать в Гонконг, и приезжают для того, чтобы креститься, принять участие в богослужениях. И мы такую возможность им предоставляем. Конечно, какие-то контакты с этническими китайцами у нас уже существуют. Мы поддерживаем переписку, встречаемся время от времени.

Китайцы готовы сейчас услышать слово о Христе. Ежегодно 13%  китайцев  принимают протестантизм или католицизм. Это связано c тем, что традиционные культурные основы катастрофически подорваны коммунизмом и предшествующим ему периодом, нынешним положением дел. Никто в это уже не верит.

Сохраняется некая настройка политической системы для стабильности общества в такой форме. Но даже в уставных документах коммунистической партии происходит трансформация. Например, они боролись с религией, а теперь поняли, что если изжить ее не удалось, значит, нужно попытаться использовать в своих целях. Теперь даже приветствуется патриотический настрой религиозных граждан в социальном строительстве государства.

А на самом деле у китайцев огромный вакуум в духовной сфере существует, и это проявляется в распространении разнообразных сект.  Люди ищут глубины, они понимают, что в пределах своей обычной жизни они ее не найдут, и обращаются к тому, что есть вовне. В частности, в область философии.

Это особенно заметно в академическом мире. Все ведущие китайские университеты открыли центры по изучению христианства, активно изучают католицизм, протестантизм; много переводится, иногда вполне адекватно, иногда очень неточно. Тем не менее, это свидетельство очень высокого интереса среди китайской интеллектуальной элиты к христианству вообще. Такого не было последние 500-700 лет.

К прочтению  Светлый вечер с алексеем варламовым (04.08.2015г.)

В итоге  среди китайцев 13 процентов христиан. Это официальная статистика, но она далека от реальности. Дело в том, что огромное количество христиан в Китае еще состоит в неофициальных, незарегистрированных общинах. Многие предпочитают такую форму, потому что не хотят видеть в религиозной жизни никакую политическую или идеологическую нагрузку, с которой сталкивается здесь официальная католическая и протестантская Церковь.

— С чем связан успех католиков и протестантов в распространении своей веры?

— С тем, что они предоставляют материалы на китайском языке. Они говорят с китайцами на китайском языке. Это китайские протестанты, это китайские католики. Это китайское христианство.

Русский язык

— Что еще реально действует и помогает вам в общении с китайским народом?

— Язык. Это может быть в форме слова, может быть в форме такого синтетического искусства, как кино.

Современный китаец – достаточно озападненный человек, он с большим желанием смотрит кино, чем читает книгу

Поэтому состояние синтетических видов искусства, культура с внутренним христианским содержанием – это тоже очень важно

Любая форма искусства. Я думаю, Китай должен был бы разобраться в том, что такое христианская философия, для того чтобы адекватно общаться с христианами Западной Европы или России той же самой. В этом смысле академический китаец зачастую имеет более адекватное видение ситуации.

— Но, с  другой стороны, нам нужны этнические китайцы, которые владеют русским?

— Да, конечно. Потому что перевод на китайский язык – это работа двух сторон, двух носителей языка. Русские на китайский язык никогда не переведут. Могут перевести точно по содержанию, но неверно по форме. Китайцы, читая русский текст, всегда разберутся в тонкостях, оттенках, в исходном смысле. Могут перевести красиво по форме, но далеко от содержания. Как это в переводах поэзии. Делается подстрочник, потом придается форма.

Фото прот. Дионисия Поздняева

Примерно то же самое с переводом богослужебных текстов или даже вероучительных текстов на китайский язык. Делаем сначала подстрочник, потом китайский редактор придает ему форму, не меняя смысла.  Но, честно говоря, проще с английского переводить. В 2012 году мы хотим перевести 6 книг, 5 из них – с английского.

—  Центр русского языка расположен в одном офисе с храмом?

— Центр русского языка не имеет прямого отношения к идее нашей миссионерской деятельности. Но он существует при приходе, создан во имя Святых Апостолов Петра и Павла для преподавания русского языка русскоязычным детям, у которых нет русской школы и соответственно программы гуманитарного цикла. И для тех жителей Гонконга, взрослых иностранцев, которые хотят изучать русский язык в родном городе. Это не религиозный центр, это языковой центр в чистом виде.

Может быть, было бы неплохо, чтобы он находился в отдельном помещении, хотя, с моей точки зрения, большой разницы нет. Никто из тех людей, кто проходил через храм на занятия Центра русского языка, в храме не задержался. Просто люди приходят учить язык. Они заняты, спешат, ограничены по времени. Люди выделили час или полтора часа на занятие русским языком в вечернее время после работы и дольше не задерживаются.

— А есть ли китайцы, которые заинтересованы не только в изучении русского языка, но и в пропаганде миссионерства среди китайцев?

— Мы все больше встречаемся с интересом китайских католиков и протестантов, потому они интересуются христианством, прочитали Евангелие. Став протестантами или католиками, они  не находят для себя достаточной глубины и начинают интересоваться еще и православием. Им многие вопросы интересны. Для протестантов, прежде всего, вопросы исторической преемственности.

Автономия без поддержки

В этом году исполнилось 300 лет с момента официального образования Российской духовной миссии в Китае, но в 1954 году в связи с приходом к власти никакая религиозная деятельность в стране не могла возглавляться иностранцами, и в 1957 году возникла Китайская Автономная Православная Церковь.

Католики и протестанты создали патриотические ассоциации, причем в тех политических обстоятельствах протестанты разных конфессиий посчитали второстепенными свои богословские и идеологические разногласия и объединились в единую ассоциацию. Православные же китайцы не смогли сорганизоваться, потому что в то время им неоткуда было ждать поддержки.

Если за католической и протестантскими церквями Китая стояли католический и протестантский миры Западной Европы и Америки, гонимая Русская Православная Церковь не имела возможности серьезно поддержать Китайскую Православную Церковь.

В дальнейшем отношения между СССР и Китаем ухудшились настолько, что даже происходили столкновения на границе, были прерваны все связи, а китайцы, ранее как-то связанные с Россией, старались нигде не упоминать, что знают русский язык, так как это могло им стоить карьеры, а иногда и свободы. Такие взаимоотношения длились на протяжении всей Культурной революции — не одно десятилетие.

Взаимодействие религиозных культов в КНР с государством

В КНР конституционно закреплена свобода исповедания. Все религиозные течения дошли до текущего времени и поддерживаются своими приверженцами.

Политика руководства страны всегда была связана с верованиями. В период правления Империи больше всего поддерживались идеи Конфуция, потому что одним из их постулатов была служба своему государству и сохранение действующего строя. Приверженцами даосизма в основном были крестьяне и простые рабочие.

Вера активно применялась в качестве инструмента общеполитической пропаганды. Иностранные миссионеры и проповедники пользовались ею в собственных целях.

В современном Китае религия признается отдельной сферой жизни населения. КНР – большая многонациональная государственная система, и воздействие веры на проводимую политику руководства страны становится малоэффективным.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: