Современное церковное искусство храмоздательства и каноническая традиция

Ад создается при жизни

Господь и Святая Церковь говорят, что нам надо подвизаться против страстей. С какой стати? Наверное, можно объяснять так: рай и ад — это, наверное, состояние нашей души.

Есть люди, которые находят радость в мучении других людей. Садисты. Взять такого садиста и из чисто альтруистических соображений начать воспитывать: «Давай тебя вытащим! Выберем лучшую семью! Поселим тебя в ней! Окружим тебя заботой! Произведениями искусства! Сегодня пойдем в Галерею Академии художеств, завтра — в Галерею современного искусства, послезавтра — в галерею И. А. Глазунова…» — а он скажет: «А можно я вон того ребеночка зарежу?» — «Да нет, нельзя, здесь так не делают! Что хочешь, чтобы для тебя сделали?» — и предложат ему все, что нужно для счастья в представлении такой нормальной семьи. А он скажет: «Не-не-не. Можно я вон той бабушке ухо отрежу? Ну чего тут такого?»

И вот чудесная, замечательная семья будет для этого человека адом. Потому что ему не дадут возможности реализовать свои страсти.

Когда человеческая душа отделяется от тела и начинает самостоятельное бытие, то, что она наработала при жизни, остается с ней. В том числе и страсти. Церковь не зря призывает к борьбе со страстями. Где душа любящего вкусно поесть, чьим качеством станет чревоугодие, станет наслаждаться пищей? Это касается всех остальных страстей.

В какой бы рай не поселили душу, обуреваемую страстями, если она будет лишена возможности их удовлетворять — это будет для нее ад. Господь никого не наказывает. Образы со сковородками — это образы. Легче жариться на сковородке, чем терпеть эти Танталовы муки.

Архитектура

«Проблема пространства и времени в современной церковной архитектуре». Сергей Чапнин

С. Чапнин в контексте современной российской православной архитектуры смотрит на нашу проблему весьма скептически: архитектура «церковного возрождения» не принесла новых форм ни во внешнем, ни во внутреннем облике храма. Более того, с точки зрения развития архитектуры прошедшую четверть века вряд ли можно назвать возрождением, то есть творческим осмыслением традиционных форм храмового пространства. Это скорее реставрация, более или менее удачное копирование, многочисленные попытки замкнуться в стилистике и формах прежних эпох.

И дело здесь не только и не столько в самой архитектуре. Церковная архитектура тесно связана с пониманием литургии — храм целиком и есть подлинная икона Царствия Божия. Если это понимание «законсервировано», не может быть никакого развития храмовой архитектуры, которая организует и оформляет литургическое пространство.

Тем не менее в последние годы формируется новое отношение к литургии. Об этом свидетельствует не только практика приходской жизни, но и церковные документы. В частности, постановление Архиерейского собора Русской Православной Церкви «Об участии верных в Евхаристии» (2015).

Какие изменения литургической жизни могут стать источником для новых архитектурных форм? Какие тенденции в храмовом зодчестве заслуживают внимания и почему? Что такое приходской храм в современном мегаполисе с архитектурной точки зрения?

Об этом рассказывает Сергей Чапнин — главный редактор альманаха современной христианской культуры «Дары», сопредседатель содружества «Артос».

А что у католиков на постсоветском пространстве?

Католическое храмовое строительство советского и постсоветского периодов — очень молодая тема как в истории Церкви, так и в искусствознании. Далеко не всем известно, что в атеистическом советском государстве храмы все-таки строились, причем их архитектурный облик заслуживает серьезного научного внимания. Что же касается храмов, возведенных уже в России, начиная с 1990-х годов, то, несмотря на разный художественный уровень, уже есть смысл задуматься об активно формирующихся стилистических тенденциях и направлениях, характерных именно для отечественного католического зодчества. Мы поговорим о том, как в России во второй половине ХХ — начале XXI в. решаются главные художественные проблемы храмового строительства последних трех столетий. Должен ли облик храма быть стилизованным в духе традиционных для католического зодчества готики или барокко, либо — основываться на современных архитектурных идеях? Должен ли католический храм встроиться в городской ландшафт или, напротив, выделяться в нем, открыто демонстрируя своим обликом католическую духовную традицию? Наконец, как быть в ситуации восстановления храмов, подвергшихся в предшествующий период переделке в светские учреждения? Стремиться к исторической реконструкции или создавать альтернативное здание в другом стиле, отвечающее духу и стилю современной католической литургики? Эти и другие вопросы будут рассмотрены в общехристианском контексте развития современной культовой архитектуры, в сравнении с решениями, найденными в православном и протестантском пространстве.

Эти две лекции посвящены современной постсоветской храмовой архитектуре. А вот про современную сакральную архитектуры в общем:

«Зачем так строить?!». «Нельзя было нормальную церковь построить?». Необычный вид и убранство некоторых современных христианских святынь вызывает множество толков, споров и разделений. Непринимаемые и ругаемые, они в то же время приводят немалое число людей в восторг. Пока некоторые архитекторы, искусствоведы и люди художественных кругов принимают новый храм и даже награждают его званием «архитектурной иконы», — острые на язык критики, журналисты, представители различных приходских и городских сообществ дают зданию совсем другие «клички»: «бункер», «памятник безумию» и так далее… Почему же так происходит? Что таит в себе новый язык сакральной архитектуры? О выразительных средствах, приемах и технологиях, созидающих современное сакральное пространство, расскажет студент-культуролог Ольга Щедрина.

[править] Генезис церковного искусства

Искусство возникает на заре человеческой истории как особый род духовного освоения, познания действительности во всем богатстве ее проявлений, так или иначе связанных с человеком. Искусство возникает на самых ранних стадиях развития общества и постепенно становится мощным орудием осознания мира, великим средством духовного формирования человека.

К прочтению  Святая земля. часть 16. вифания. гробница лазаря четверодневного

Церковное  общество с  самого  начала христианской  истории использовало художественное  творчество в достаточно  строгом соответствии с требованиями церковной жизни и богослужения. Уже  у Тертуллиана на рубеже  2-3  веков мы находим  сведения  о   христианских художниках,  читающих Священное  Писание  и даже участвующих  в  совершении Таинств.

После Миланского  эдикта 313 года  Церковь выходит  на  поверхность,  строятся храмы, возникают новые,  неповторимые  произведения христианского духа,  грандиозные циклы,   свидетельствующие  о триумфе Церкви. Параллельно   идет разработка  догматического  учения Церкви. В богословии разрабатываются учение  о  Святой Троице и христология. А в искусстве появляются  новые  образы. Вселенские соборы, разрабатывая  догматы, оказывали  большое  влияние на  развитие церковного искусства, которое  должно было отвечать учению Церкви  и доносить его в  образах до верующих. Так, догмат Воплощения, направленный  против  арианства, оказал огромное определяющее  влияние на все дальнейшее церковное  искусство.

Иконописцы первых веков, изображая Христа, Богородицу, своих первых святых, поначалу не искали для выражения этой новой реальности чего-то принципиально нового с формальной стороны, а свободно пользовались художественным языком своего времени, правда, отбирая из традиций, в каких творили их современники то, что наиболее способствовало отображению Евангелия, как Благой Вести, то есть евангельскую простоту и светоносность, выражаемые через лаконизм и светоносность художественного языка.

В VIII веке христианская Церковь столкнулась с ересью иконоборчества, идеология которой возобладала полностью в государственной, церковной и культурной жизни. Иконы продолжили создаваться в провинциях, вдали от императорского и церковного надзора. Выработка адекватного ответа иконоборцам, принятие догмата иконопочитания на Седьмом Вселенском соборе (787 год) принесли более глубокое понимание иконы, подведя серьёзные богословские основы, связав богословие образа с христологическими догматами.

VII Вселенский Собор утвердил за иконой значение, равночестное Кресту и Евангелию, заповедал нам почитать ее «наряду с Крестом и Евангелием». Орос VII Собора напоминает: иконопись — исключительно церковное творчество. Оно должно уходить корнями и питаться от Слова Божия, догматики Церкви, ее литургики и Священной Истории, должно быть связано и с христианской аскетикой. Вместе со становлением и развитием чина Литургии вырабатываются новые типы здания храма — базиликальный и крестово-купольный, пришедший на Русь из Византии..

На протяжении многих столетий мы видим множество разнообразных стилей единого иконосписного языка. А это значит, что свобода творчества остается в Церкви огромным океаном, имеющим, конечно, свои берега. И в каждой поместной Церкви свои стили, даже в каждой местности они могут быть не похожими друг на друга.

На Западе уже в эпоху так называемого Возрождения, а на Востоке несколько позже, внутри самого церковного общества стали появляться такие изображения, о которых, чем дальше, тем труднее сказать, являются ли они иконами или нет. Запад отверг, видимо, посчитав устаревшим язык иконописи и породившую его святоотеческую культуру. Как следствие в его изображениях, даже на церковные темы, потерялось многое из евангельского содержания, оно стало подменяться чем-то иным: более приземленным, иногда страстным, иногда почти языческим.

Почти двухсотлетнее /с ХVІІІ по XX век/ беспрепятственное проникновение западных влияний в русскую культурную и церковную жизнь привело к тому, что русские храмы стали строиться в западном духе и стиле. Упадок этот обычно состоял в ослаблении и ущербе целого под влиянием разрастающихся деталей.

Современный модернизм является столь же неприемлемой формой для церковного искусства, как подражательство и стилизаторство..

Особенности изображения

Важнейшим каноном в написании икон считалось возвышение священного образа над всем земным. В данном виде церковного искусства по этой причине было много статичности, золотого фона, который подчеркивал условность сюжета. Вся совокупность художественных средств была направлена именно на создание подобного эффекта.

Даже изображения предметов давались не так, как их видел бы человек, а как их видела бы божественная сущность. Поскольку считалось, что она не сосредотачивается в определенной точке, а витает всюду, предметы изображались в нескольких проекциях. Также в церковном искусстве время изображается в соответствии с теми же канонами — с позиции вечности.

Церковь не может без современной культуры

Но проблема стоит еще более широко.

Сергей Чапнин и прот. Дмитрий Юревич

-Мне бы хотелось достучаться до настоятелей храмов, архитекторов и строителей, работающих в регионах, — поделился планами Сергей Чапнин. — Пробудить интерес к церковному искусству у молодежи. У нас нет журнала, посвященного православной культуре в контексте современной России. Мы видим очень сложную ситуацию в том месте, где была возможность встречи церковного и современного актуального искусства. То, в каких формах она происходит — трагедия.

Именно в этой связи и необходимо начать диалог друг с другом — имея разногласия, но объединившись в главном.

-Церковь не может без современной культуры, — высказал ответственный редактор смелую мысль. — Если Церковь всегда современна, то церковная культура тоже всегда современна. Жить во вчерашнем дне — страшная опасность. Жить в сегодняшнем дне и смотреть в завтрашний — без дискуссии невозможно.

К прочтению  Трудные судьбы болгарского православия

О современном искусстве

Бытует точка зрения о том, что современное русское искусство находится в упадке. Это было так до недавнего времени. На данный момент строительство развивается весьма активно – церквей в стране возводится очень много.

Однако ценители архитектуры отмечают, что в современных церквях происходит немыслимое смешение стилей. Так, иконопись под Васнецова соседствует с допетровской резьбой и строительством в духе останкинской церкви.

Также экспертами высказывается мнение о том, что современные архитекторы зацикливаются на внешнем содержании церквей, уже не выражая той божественной природы, которую они изначально были призваны отражать.

На данный момент в храмах компонуются, к примеру, главки Василия Блаженного с колокольней Рождества на Путинках. Копии не выигрывают в сравнении с оригиналами. Нередко выдвигается задача попросту повторить уже возведенную постройку, и это тоже не способствует развитию архитектурной мысли в стране. Отмечается тенденция, выражающаяся в том, что архитектор идет на поводу у заказчиков, которые выдвигают требования в соответствии со своим видением искусства. И художник, видя, что получается яма искусства вместо творчества, продолжает реализовывать проект все равно. Таким образом, современное архитектурное церковное искусство переживает не лучшие времена. Общество не способствует развитию его в будущем.

И эксперты в соответствующей области отмечают данную тенденцию, прогнозируя ее развитие в дальнейшем. Но попытки реанимировать эту область предпринимаются на постоянной основе. И не исключено, что в будущем это даст свои ощутимые плоды, и настанет своеобразное возрождение церковного искусства в стране.

[править] Литература

  • Философия русского религиозного искусства XVI—XX вв. Антология. Сост., общ. ред. и предисл. Н. К. Гаврюшина.- М.: Прогресс, 1993
  • Флоренский П. А. Собрание сочинений. — Москва, 1994—2004
  • Тарабукин Н. М.. Смысл иконы. М.: Православное братство Святителя Филарета Московского, 2001.
  • Трубецкой Е. Н. Умозрение в красках // Три очерка о русской иконе. Новосибирск: Сибирь XXI, 1991
  • Трубецкой Е. Н. Россия в ее иконе // Трубецкой Е. Н. Три очерка о русской иконе. М.: «ИнфоАрт», 1991
  • о. Павел Флоренский. Храмовое действо как синтез искусств (1918 г.) // Собрание сочинений. Т. 1. Paris: YMCA-PRESS, 1985
  • о. Павел Флоренский. Обратная перспектива (1919 г.) // Собрание сочинений. Т. 1. Paris: YMCA-PRESS, 1985
  • о. Павел Флоренский. Иконостас (1922 г.) // Собрание сочинений. Т. 1. Paris: YMCA-PRESS, 1985
  • Флоренский П., свящ. Собрание сочинений. I. Статьи по искусству. Париж, 1985
  • Булгаков С., прот. Икона и иконопочитание. Париж, 1931
  • Успенский Л. А. Богословие иконы Православной Церкви. М.:Ново-Голутвин монастырь, 1994
  • инок Григорий (Круг). Мысли об иконе. М.:Лествица, 1997
  • Аверинцев С. С. К уяснению смысла надписи над конхой центральной апсиды Софии Киевской // София-Логос. Словарь. К.: Дух i лiтера, 2006
  • архим. Зинон. Беседы иконописца. Рига, 1992
  • Лепахин В. В. Значение и предназначение иконы. 2002
  • Аввакум Петров, протопоп. Об иконном писании // Пустозерская проза, М., 1989
  • Салтыкова А. Эстетические взгляды Иосифа Владимирова (по «Посланию к Симону Ушакову») // ТОДРЛ, т. 28, Л., 1974
  • Майков Л. Симеон Полоцкий о русском иконописании. СПб., 1889.
  • Деяния Московских Соборов 1666 и 1667 гг. М., 1893
  • Покровский Н. В. К вопросу о мерах к улучшению русского иконописания. СПб., 1901
  • Козлов А. Н. О развитии христианского искусства и основах его в применении к церковной живописи. М., 1898
  • Покровский Н. В. Лицевой иконописный подлинник и его значение для современного церковного искусства // Памятники древней письменности и искусства, т. CXXXIV, СПб., 1899
  • Д е н и с о в Л. И. Каким требованиям должна удовлетворять православная икона? // Вера и Церковь, 1901, Кн. 4
  • Дамиан, иеромонах. Недостатки русской иконописи и средства к их устранению. Историко-критический очерк. СПб., 1905
  • Вздорнов Г. И. История открытия и изучения русской средневековой живописи. XIX век. М.; Искусство, 1986
  • Виноградов Ал. Опыт сравнительного описания и объяснения некоторых символических икон древнерусского искусства. СПб., 1877
  • Волошин М. Чему учат иконы? // Волошин М. Лики творчества. Л.: «Наука», 1989
  • Успенский Л. А. Богословие иконы Православной Церкви. Б.м. , Б.г. [1996
  • Немыченков В. И. Иконопочитание истинное и ложное // http://ruskline.ru/analitika/2013/03/29/ikonopochitanie_istinnoe_i_lozhnoe/;
  • Певцов В. Г., протоиерей. Лекции по церковному праву. Пг., 1914. (О священных вещах
  • Лобашинский Андрей, протоиерей. Икона и секулярный мир. Десакрализация святынь: можно ли ей противостоять // Парфенон сегодня. 2013

Как исцеляет искусство?

Отцу Тихону задали вопрос о социальных функциях искусства — надо ли современным художественным вузам открывать отделения арт-терапии?

— Я не очень представляю, что такое конкретно арт-терапия, — честно признался священник. — Искусство, конечно, исцеляет. Осмысление, правильное образное мировоззрение, великие открытия, которые делают художники и писатели — все это исцеляюще действует на душу, что там говорить.

Что касается призвания искусства выполнять социальную функцию-то я с этим совершенно согласен.

«И долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я лирой пробуждал». Об этом как-то все больше забывают в угоду самовыражению, эпатажу, открытию новых форм. Только те художественные произведения, которые пробуждают чувства добрые, останутся в веках. Эксперименты — это тоже очень интересно, но если нет добрых чувств, любви, мудрости, понимания и открытия мира — искусство стоит недорого. Оценка этой стоимости проверяется во времени.

Функциональные храмы

Второй тип проколов — технологический — связан с непониманием задач конкретного храма. Их совершали и в прошлом.

-Создали Успенский собор в Киеве и сделали стратегическую ошибку — сакральный объем был окружен представительскими помещениями: где князь принимал послов, например. А архитекторы в Новгороде или Смоленске эту задачу поняли.

К прочтению  Церковь чтит память 20 тысяч мучеников, в никомидии пострадавших

Сейчас решаются совершенно другие технологические задачи, подчеркнул отец Константин. Например, сейчас имеет смысл строить храмы-соты, чего раньше не было: умещать в одно строение крестильню, ризницу, библиотеку.

Нужно решать проблемы с кондиционированием.

Стало больше людей — собор, вмещающий три тысячи человек, если просто механически использовать старые проекты, будет высотой под сто метров.

Пространство для эксперимента

Научный сотрудник Московского музея современного искусства Анна Чукина отметила, что «особенно замечательна на выставке „Дары“ подборка церковных художников». Анна Чукина считает, что «самого искусства в церковном искусстве сегодня катастрофически мало. Но вот появляются отдельные мастера, в чьих работах мы видим отблеск настоящего художественного качества. Можно сказать, художественного качества церковного искусства завтрашнего дня, потому что Церковь сегодня к этому еще не готова. Но уже есть запрос на работы искренние, по-настоящему литургические, такие, которые современный человек внутри и снаружи церковной ограды будет воспринимать как произведение искусства. Церковное общество должно, наконец, дозреть до понимания того, что украшение храма — это не ритуальная декорация, а возможность одаренным людям принести свой талант Богу».

Анна Чукина

«Пространство флигеля „Руина“, где находилась часть экспозиции, мы позиционируем как пространство для эксперимента. Именно так я отнеслась к этой выставке и не разочаровалась», — сказала Ирина Коробьина, директор Государственного музея архитектуры им. А. В. Щусева.

Директор государственного архитектурного музея им А.В. Щусева Ирина Коробьина

Художник-монументалист Александр Карнаухов, участник выставки, заметил, что стены флигеля «Руина» и аптекарского приказа, в которых проходит выставка — исторические и сами — ее часть. Тем более, что церковное искусство — контекстно. «Нахождение масштаба события — одна из важных задач и церковного, и светского искусства», — считает Карнаухов.

Александр Карнаухов

То, что выставка вписалась в пространство «Руины», отметил и Алексей Лидов, директор Научного центра восточнохристианской культуры, заведующий отделом Института мировой культуры МГУ, академик Российской академии художеств. По его мнению, «Дары» — это первая по-настоящему успешная выставка христианского искусства. Однако он не согласился с тезисом, что у Церкви есть свое современное искусство. «Если мы начнем раздавать членские билеты „православный художник“, „не православный художник“ — это ни к чему хорошему не приведет. Сейчас существует тенденция растащить искусство по религиозным, конфессиональным квартирам. Это большая проблема для общества», — заметил Лидов.

Смирение как гармония

Одним из последних прозвучал, казалось бы, не относящийся к теме встречи вопрос: «Как научиться любить людей и изменить себя?».

— Жить по Евангелию, — ответил отец Тихон. — Святой Игнатий (Брянчанинов) писал: «Как можно познать свою немощь? Начать исполнять евангельские заповеди». Так можно прийти к смирению и понять, чего мы стоим на самом деле. Начнем не осуждать, любить ближнего, как самого себе, быть чистым душой — и мы увидим, насколько это не исполнимо без помощи Божией.

Своим студентам я предлагаю взять пятую, шестую, седьмую главу Евангелия от Матфея — Нагорную проповедь, где Господь говорит, какими Он хочет видеть Своих учеников. Каждый день прочитывайте эти три главы и каждый день давайте себе отчет: что вы смогли сделать? Нет лучшего способа привести человека в смирение.

Смирение — это не пассивное состояние, а именно честный взгляд на самого себя. Мы увидим, что ничего сделать не смогли. Страсти настолько превалируют в нашей душе, что мы им должны хотя бы сопротивляться — и этого уже достаточно. Искоренить полностью их невозможно — Святые Отцы это знали. Это то, что всегда остается с человеком, от первородного греха. Но мы можем с этим бороться, на это восставать, призывать Бога, падать и снова вставать. Это удел человека.

Исполнение евангельских заповедей приведет к по возможности гармоничному состоянию человеческой личности — смирению. Удивительно: гармония в христианстве — смирения. Этимология слова смирения — мир. Мир с ближними. Мир с Богом. Мир с самим собой.

Гармония — категория и духовной жизни, и искусства. Так что этот вопрос имел самое непосредственное отношение к теме встречи.

Теология в вузах

Отца Тихона попросили высказать оценку предмету «теология» в вузах, в том числе и творческих, и просьбе ученых о закрытии кафедры теологии в МИФИ.

— У нас эта традиция утрачена. Скажем, в Западной Европе в очень многих университетах есть кафедры теологии. Они связаны с гуманитарными и естественнонаучными кафедрами и факультетами. Для нас, особенно для нецерковных людей, это непривычно — просто потому, что мы не совсем понимаем, что такое теология, и представляем себе Закон Божий Слободского.

Выпускников нашей Сретенской семинарии, увлекающихся языками и патрологией, мы направляем в Сорбонну. У нас учиться негде. Если бы не было этих семидесяти лет — у нас были бы специалисты.

Думаю, что современные теологические факультеты могут быть как интересными, так и чисто формальными. Интересны — в том смысле, что вопросы теологии и богословии — сами по себе интересные и мощные именно в качестве мировоззренческих. Темы, поднятые великими богословами, важны для всех. Представителей наших гуманитарных дисциплин наверняка привлечет глубокое погружение в эти темы.

Появление кафедры теологии в МИФИ несколько неожиданно, но, насколько мне известно, инициатива исходила из сравнительно небольшого круга учащихся и преподавателей вуза. Была сделана эта небольшая кафедра, которую возглавил выдающийся богослов и ученый митрополит Иларион. Я не думаю, что среди наших ученых-гуманитариев есть люди, которые знают такое количество древних языков. Он закончил и светское учебное заведение, и Кембридж, и автор диссертации, является признанным во всем мире ученым.

Эта небольшая группа студентов, которым это важно и интересно, факультативно будет слушать митрополита Илариона и еще нескольких преподавателей самого высокого уровня (в том числе и зарубежных). Эти преподаватели будут говорить на темы, на которые преподаватели МИФИ в силу специфики не могут говорить на таком уровне

Чем это плохо?

Идет настоящее передергивание: всех физиков будут заставлять учить закон Божий! Ну бред же! Никто не собирается. Добровольно и факультативно.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: