Духовные советы оптинских старцев христианам, живущим в миру

Протоиерей георгий бреев об анатомии церковной общины, настоящей дружбе и главном интересе в жизни

Первый поцелуй – после свадьбы

Владыка, я смотрю на свое поколение и вижу, что происходит много разводов в церковных семьях, причем очень сложных с разделением детей, со скандалами. От многих верующих подруг я слышала вопрос: «Что же я сделала не так? Год ходили за ручку, все по благословению духовников, все было хорошо. Почему же муж ушел сразу после рождения ребенка?» Говорят, что вашим духовным чадам достаточно непросто выйти замуж, потому что вы строго к этому относитесь. Как вы готовите молодых к браку? Какие у вас здесь правила?

– Я не думаю, что моим прихожанам трудно выйти замуж. Я очень радуюсь, когда у нас совершаются браки. Я строг в том, что до решения вступить в брак нужно пройти какой-то период подготовки. Мне кажется, во многом браки разрушаются потому, что люди, вступившие в брак, этого периода не прошли. Как нельзя построить дом без основания, нельзя вырастить плод, если семя не пустит корни, так и перед вступлением в брак нужно осознание того, что ты делаешь, и правильное поведение.

Самое главное, конечно же, что до брака люди должны относиться друг к другу целомудренно. Основание для брака – это не просто плотское чувство, не просто влечение.

Сейчас, к сожалению, очень часто люди это влечение принимают за любовь, но оно достаточно низменно и быстро проходит. Если в браке нет ничего другого, тогда, скорее всего, он разрушится. Это влечение очень сильно, поскольку мы отчасти животные. Чем менее человек духовен, чем дальше он от Бога, чем меньше он знает о Христе, тем больше в нем животного.

Если дать этой стороне человека свободно действовать, конечно же, все остальное просто уйдет на второй план. Это такая страсть, которая в нашем мире считается позволительной для тех, кому исполнилось 16 или 18: можно ходить в специальные магазины, можно смотреть всякое безобразие. Эта страсть погубила Содом и Гоморру, погубила другие древние народы и губит современный мир, поэтому при вступлении в брак нужно обязательно держать себя в узде. Я всегда говорю: «Первый поцелуй девушка дает своему жениху, ставшему ее мужем, после совершения таинства венчания».

Вот в этом у вас достаточно уникальная, я бы сказала, практика.

– Мы же видим результат – среди наших прихожан за 27 лет было заключено более ста браков, но разводы единичные. Наверняка это меньше, чем по всей стране, и меньше, чем там, где эти правила не соблюдаются.

Кроме того, должно пройти какое-то время, чтобы люди поняли, кто они по отношению друг к другу. Приходят люди и говорят: «Мы хотим вступить в брак». Очень хорошо. И свадьбу сыграем бесплатно, и свадебный пир устроим, помещение предоставим, подарки подарим, иконы напишем, будем деток помогать воспитывать. Но давайте не будем спешить, давайте подождем.

Самое интересное

  • Я надеюсь на революцию в РПЦ — просмотров: 121 386
  • Олег Курзаков: О причинах моего ухода из клира Красноярской епархии и сложении священного сана — просмотров: 78 321
  • «Дали бы мне палку! Ух, я б вам…!»: феномен Андрея Ткачева — просмотров: 57 173
  • Мария Кикоть: Мне искренне жаль игуменью Николаю — она тоже жертва системы — просмотров: 53 846
  • Протоиерей Андрей Ткачев назвал иерархов РПЦ бандитами и ряжеными, а саму РПЦ — расколом — просмотров: 49 021
  • И в голове один вопрос: «А судьи кто?» — просмотров: 48 340
  • Протоиерей Вячеслав Баскаков: Я прошу прощения у всех, кого ввел в поношение через меня Святой Церкви — просмотров: 40 877
  • Ответ анонимного священника брезгливому батюшке — просмотров: 40 182
  • Опасный вопрос: кому пора на пенсию? — просмотров: 32 759
  • Инвалиды духовной войны — просмотров: 30 546

Что говорить на исповеди?

Самый важный момент подготовки к литургии – покаяние, и на литургии мы продолжаем просить о прощении наших грехов: «Господи, помилуй». Одна из составляющих этого покаяния – исповедь. Правила совершения исповеди вырабатывались тысячелетиями, и если человек ими пренебрегает, тогда она становится формальной, неким допуском на причастие, и не приближает человека к Богу, а наоборот, воздвигает стену между Богом и человеком.

Как правильно причащаться? Нужно обязательно размышлять о литургии, читать о ней и во время самой литургии понуждать себя на труд. Как совершается правильная исповедь? Во-первых, она совершается честно. Нельзя чего-то скрывать, не нужно и прибавлять то, что ты сам не считаешь грехом, но в твоем окружении принято в этом исповедоваться. Прежде всего, стоит сказать о том, что ты хотел бы в своей жизни исправить.

Когда человек исповедуется, он не должен говорить общими, вычитанными из книжек словами: «Согрешил чревоугодием, празднословием, гортанобесием, корыстолюбием, мшелоимством, против седьмой заповеди». Часто мы прикрываемся этими словами, потому что не хотим обнажить грех во всем его безобразии.

Если во время молитвы мы употребляем созданные святыми отцами слова, чтобы выразить свою любовь, потому что у нас самих слов таких нет, то на исповеди лучше говорить своим языком, не прикрываясь чужими определениями.

Не говорить: «Я раздражался», – а сказать: «Я телефон разбил, когда с женой беседовал. Я дверью хлопнул. Я лицо сделал страшное. Я тон голоса не смог сдержать, он у меня был пренебрежительный. На ногу наступили, я внутри себя разгневался, еле сдержался». Не просто: «Я согрешил чревоугодием», – а: «Надо было остановиться, но я съел две тарелки жареной картошки. Постная еда, но я объелся». Не просто: «Я сижу в интернете», – а: «Я всю ночь просидел, потерял время, смотрел не пойми что, ничего не сделал, болела голова». Нужно говорить о своих грехах конкретно.

Исповедь должна быть очень искренней, и священник должен понять, что ты говоришь

Бог, конечно, это знает, но чтобы выразить, что с тобой произошло, важно присутствие священника, потому что сам ты на самом деле до конца не понимаешь, что ты сделал. На исповеди нужно заново оценить то, что ты совершил

Исходя из этого, решить для себя с помощью священника, как ты будешь с этим бороться, что ты будешь делать дальше с конкретным грехом.

Вхождение в церковную жизнь

Как же происходит самый процесс вхождения в церковную жизнь? Первый этап соприкосновения с церковной жизнью известен всем. Это время, когда человек только заходит в храм, чтобы поставить свечу, помолиться перед той или иной иконой, зачастую даже не зная толком, кто на ней изображен. Просто человек нуждается в помощи и за этой помощью приходит в храм, поскольку больше ему идти уже некуда. Это еще во многом корыстный или, если сказать мягче, прагматический подход к области духовного. Хотя и здесь проявляются различия в человеческом устроении: кто-то относится к походу в храм как к некой формальной процедуре, которую он торопится как можно скорее завершить. А кто-то постепенно начинает понимать, что такое молитва. И как следствие, приходит в храм уже не только потому, что случилась какая-то беда или, скажем, надвигается экзаменационная сессия, но и просто потому, что ему хорошо здесь побыть наедине с Богом и наедине с самим собой.

Следующий этап — когда человек начинает понимать, что здесь, в Церкви, течет какая-то своя, не бросающаяся, может быть, сразу в глаза жизнь. Понемногу у него начинает появляться к ней интерес: а что это за жизнь, в чем она заключается, какой в ней смысл? И это уже, безусловно, шаг вперед на пути к Богу. Потому что многие, и осознавая наличие этой жизни, совершенно не испытывают желания быть к ней причастными. Они так и говорят о жизни Церкви: «это их жизнь».

Однако человек глубокий, не поверхностный со временем обязательно начинает испытывать желание если и не приблизиться к жизни Церкви, то, по крайней мере, ее понять. Он начинает приходить в храм чаще, регулярнее, бывает здесь уже не только в промежутке между богослужениями, но и на самих богослужениях. Но, несмотря на это, остается риск не разобраться до конца в происходящем в храме. И можно видеть, что очень многие люди так вот никак и не разберутся. А причина этого очень проста: узнать и понять церковную жизнь можно только изнутри, являясь ее частью.

К прочтению  В беларуси вынесены два новых смертных приговора

Услышать послание

Но как быть готовым к этому посланию, не будучи горячим? Это невозможно. Человек не захочет никогда быть посланным Богом ни на какой труд, если у него в душе не будет горячего отношения к Богу, горячей веры, доверия, любви, желания потрудиться, желания совершить, стать инструментом в руках Божьих.

Это очень важно в жизни, когда ты это чувствуешь, ты молишься об этом: „Господи, я хочу стать инструментом в твоих руках. Используй меня, как Ты считаешь нужным, как Ты хочешь

Что Ты хочешь, чтобы я сделал? Что Ты хочешь, чтобы я в своей жизни совершил, как я прожил? Используй меня“. Потому что, если человек пролежит, как неиспользованный инструмент, то какой тогда в нем будет прок? Никакого. Это все совершается только при одном условии, если человек отзывчив, горяч. Из этой горячей массы тогда можно что-то сделать, можно ее как-то слепить.

Я думаю, здесь стоит вспомнить такие слова, часто встречающиеся выражения еще в Ветхом Завете — „хождение пред Богом“. Например, Енох, праведник Ветхого завета. Про него сказано: „И ходил Енох пред Богом; и не стало его, потому что Бог взял его“ (Быт.5:24)». Святой пророк Илия говорит: «Жив Господь Саваоф, пред Которым я стою» (3 Цар. 17, 1)

Стоять перед Богом, ходить перед Богом — это очень важно. Это все время чувствовать себя не в каких-то своих внутренних представлениях, которые могут дойти до прелести

Человек стоит как бы с раскрытой дверью, со своим раскрытым сердцем и умом, и готов откликнуться на призыв Бога. Это доверчивость, это открытость, это искренность. С искренним Господь поступит искренно. А с лукавым — по лукавству его.

Это очень важно. Мы очень часто лукавим с Богом

Мы, вроде бы, Ему молимся, а в то же время в нашу жизнь не пускаем. Мы пытаемся все решить сами, думая, что богаты своим собственным умом. Мы, как правило, даже в молитвах формируем действия Божьи, потому что говорим: «Господи, дай мне вот это и вот это. Сделай вот это и вот это. Того-то человека поставь туда-то или смири его» — или еще что-то. Интересно, что чаще «смири его», а не меня почему-то.

Или просим: «Смири меня». А когда Господь начинает скорбными обстоятельствами смирять, сразу же сетуем: «Господи, я же не просил у Тебя болезни, я же не просил у Тебя потери своего бизнеса или своих денег, или того, что меня оскорблять начинают, или уволили с работы, или еще что-то. Я же просил у Тебя смирения, почему Ты мне дал совсем не того?» Господь дает то, что нам полезно. Зачем мы формируем Его поступки? Его воля суверенна, Он сам знает, что нам лучше. В любом случае надо быть уверенным в том, что бы ни происходило, какие бы обстоятельства у нас ни возникали, и что бы Господь нам ни давал, на все есть Его благая воля, как раз благая для нас. Это благо, поэтому за все, конечно, надо Его благодарить.

Но для этого условие: «ходить пред Богом и стоять пред Ним» — очень важно. Ходить пред Богом — это значит, в любую минуту своей жизни быть готовым к изменениям

К изменениям, которые происходят, конечно же, от Господа. И быть перед Ним искренним и откровенным. Это значит, что у человека должно быть постоянное покаянное чувство. То есть ему, по сути, даже не нужно готовиться к исповеди. Он в любую секунду может исповедоваться. Это значит, что человек не стесняется, не боится признаться в своих недостатках перед другими людьми.

Он не боится просить прощения. Даже более того, он готов и стремится к тому, чтобы просить прощения. Прощать — это понятно, мы любим прощать, особенно так, как бы свысока

Важно — просить прощения. «Прости меня» — это и есть ходить пред Богом

Зилотство и саможаление

Протоиерей Всеволод Чаплин рассказал о своем видении причин ухода людей из Церкви – главная причина – в неверных приоритетах и поиске земной cамореализации в церковной жизни:

«80% тех молодых людей, с которыми мы начинали ходить в московские храмы в начале 80-х, сегодня не в Церкви. Причина — та же, что и в случаях, описанных в фильме. Это проблема напряженности, противоречия, противостояния между приоритетами земной жизни и жизни вечной. Хоть сколько угодно убеждайте меня в том, что христианство, являющееся приложением к обывательщине, встроенное в обывательщину, – это нормально. Я скажу: «Нет. Перечитайте Евангелие. Посмотрите: там не думают много лет, перед тем как сделать выбор. Там встают и идут, бросая все. Собственно, только таким и может быть христианин». Но большинство людей живет иначе, большинство людей живет так, чтобы семь раз отмерить, а один раз отрезать, а лучше не отрезать.

Большинство людей воспринимает как соблазн, как безумие, как юродство любые разговоры о том, что есть вещи более важные, чем деньги, семейный уют, здоровье, предсказуемая жизнь — то, что считается главным для того самого большинства людей.

Вот христианство всему этому немножко противоположно. Поэтому, конечно, возникает конфликт.

Почему уходят хорошие люди? Умные, очень верующие, горевшие кто либерализмом, кто консерватизмом до безумия. Мне кажется, именно потому, что столкновение между евангельским идеалом и сложнейшим делом осуществления его в жизни с одной стороны, и приоритетами земной жизни с другой стороны, оказалось слишком невыносимо.

Многие ушли, потому что они хотели здесь, на земле, реализовать себя как христиане в некоем внутрицерковном действии. Я, как вы знаете, за то, чтобы христиане православные были общественно активными. Но происходило что? Человек ставил перед собой программу – например, сделать из Церкви политическую силу. Или вернуться к нормам XVII века. Или сделать Церковь двигателем демократии. Когда ничего из этого не получилось, особенно за достаточно большой срок –люди уходили. Потому что цель жизни, поставленная неправильно, не могла в принципе быть осуществлена в нормальной церковной общине. Либеральное зилотство и консервативное зилотство — самореализация, самовозвеличение через радикальную программу – это же тоже приоритеты земной жизни. Но мы в Церкви для того, чтобы достигать жизни вечной

А если приоритетом становится повышенное внимание к земной жизни и саможаление, как неотъемлемая часть этой системы взглядов, это — духовное самоубийство

Человек подпадает под многие влияния, и свобода людей очень часто оказывается фантомом. Но человек пред Богом ответит сам. Хочешь найти Христа? Ты найдешь себе и приход, и священника, и книги правильные, и фильмы правильные. Не стоит, как многие сейчас, говорить: «Это виновата система, отец Савва, отец Всеволод, отец Павел, еще кто-то». Ты все равно перед Богом будешь сам отвечать.

Выбор и отбор

Протоиерей Андрей Лоргус поблагодарил авторов фильма и отца Савву за обсуждение темы выгорания, однако, по его мнению, выгорание – не самая главная проблема в пастырской психологии:

«Фильм ставит другую проблему – не выгорания, а выбора и отбора. Это две разные вещи. Отбор – происходит на уровне начальства семинарии. А выбор – это внутренняя проблема абитуриента. Абитуриентов надо отбирать. Потому что, когда они уже в семинарии, бывает поздно.

Психология пока не получила от церкви задания на разработку того, как должен проводиться отбор – неформальный, беседа, собеседование. Хотя несколько раз нас уже спрашивали: «А вы могли бы разработать?» Наверное, могли бы. Тема выгорания ходила в Интернете год назад, два года назад – и в основном обсуждали перевод итальянского исследования – на нашей почве не было ни одного исследования выгорания в церкви пока не написано».

Опыт закрытой экспертной дискуссии был высоко оценен всеми участниками вечера. Дальнейшее серьезное обсуждение пастырского выгорания впереди — и достойное начало глубокой дискуссии положено.

Фото Марии Темновой, Храм пророка Илии в Черкизове

Пульс церковной жизни

Председатель Синодального информационного отдела Владимир Легойда отметил, что проблема массового набора неизбежна в любой области – научной, педагогической, пастырской:

«Когда мы набирали на факультет в МГИМО 50 человек – у нас было один средний уровень студентов, а когда стали набирать 150 – другой. Иначе не бывает. Если бы мы набирали 5 – у нас бы звезды выходили. Пять, но звезд. Священников сегодня много, их и требуется очень много. Но последствия неизбежны. Это простая, в смысле — понятная, проблема. Так было в истории: когда христиан стало много, так сказать, средний нравственный уровень, упал».

Первостепенна проблема не количества рукополагаемых, а взаимоотношенийвнутри церковной общины:

«Пульс церковной жизни бьется там, где паства встречается с пастырем, и их отношениями определяется, а не тем, какие часы носит Патриарх. Взаимоотношение пастырей и паствы, их диалог — это то, над чем надо думать и чем заниматься. А пастырское выгорание… Это во многом внутренняя проблема для священников, обсуждение которой требует сугубой деликатности».

Ковчег спасения

И есть еще один аспект богослужения, о котором я также хотел бы сегодня сказать, который очень важен для понимания церковной жизни. Это то единство, возможность которого и заключается, и даже без нашей порой воли реализуется в богослужении. В творениях святых отцов Церковь нередко сравнивается с кораблем или же с ковчегом спасения. Это очень глубокий, очень хорошо помогающий проникнуть в сущность того, что есть Церковь, образ. По крайней мере, в то, что касается людей, которые в Церковь входят.

Если иметь живое воображение, то, наверное, нетрудно представить, что чувствовало семейство Ноя в ковчеге. Весь мир затоплен водой, все, кроме них, погибли, волны вздымаются до небес, грозя захлестнуть и это последнее прибежище последних людей на земле. Нигде не видно ни островка суши. И остается только ковчег, шум волн, ударяющих в него, завывания ветра и люди, тесно прижавшиеся друг к другу, отогревающие один другого своим теплом. Им не за что бороться, не из-за чего соперничать. У них одно желание и одна цель: спастись, дожить до того мгновения, когда потоп прекратится, когда снова можно будет ступить на землю.

Это, если хотите, идеальная картина того, что должно быть в Церкви, в духовном, конечно, смысле. И если это далеко не всегда так, то тем не менее так может быть, и только это правильно, к этому мы должны стремиться.

И то же можно сказать об образе корабля. В древности — вы, наверное, знаете — корабль несли по морю не только паруса. Множество гребцов, их слаженные, четкие движения заставляли его бежать по волнам. И отцы потому нередко говорят, что молитва уединенная — плавание, в которое человек пускается на небольшой лодочке по бескрайнему морю. А молитва церковная — плавание, совершающееся в корабле. Здесь, если кто-то изнеможет, потеряет силы, то может отдохнуть, придти в себя, потому что его выручат те, кто вместе с ним находится на скамье гребца. В храме молитва каждого распространяется на всех и, наоборот, молитва общая покрывает каждого человека.

И это не только в пределах какого-то конкретного прихода, это — в масштабе всей Церкви, потому что за каждым богослужением мы молимся обо всех своих братиях и сестрах во Христе, какие только есть во всем мире. И все они также молятся за нас.

Это надо глубоко понять, точнее — почувствовать, пережить. Помнить об этом не только в тот момент, когда мы оказываемся в храме, а стараться удерживать это в памяти и в чувстве сердца на протяжении всей своей жизни. Это и будет значить, что мы действительно пребываем в Церкви, ощущаем себя частью этого великого целого, частью органической и неотторжимой.

Розанов В. Богослужебный Устав Православной Церкви: Опыт изъяснительного изложения порядка богослужения. М., 2002.

Субботин К. Руководство к изучению Устава богослужения Православной Церкви. Киев, 2004.

Протоиерей Константин Никольский. Руководство к изучению богослужения Православной Церкви. М., 2002.

См.: Откр. 5, 8.

Архимандрит Киприан (Керн). Литургика: гимнография и эортология. М., 2000.

Монахиня Игнатия. Церковные песнотворцы. М., 2005.

Зачем священнику секретарь?

Владыка, расскажите, пожалуйста, про личное пространство священника. Ночные звонки, бесконечные вопросы – как это контролировать, нормировать? Должен ли священник давать свой телефон прихожанам? Как здесь правильно выстраивать отношения?

– В таких вопросах всегда важен адресат. Батюшке надо сказать: «Телефон не выключай», – а мирянам: «Не звони батюшке в неудобное время, когда он отдыхает, пожалей его». Но все же если человек стал священником, его главная радость, главная боль и главное дело – это люди, которые его окружают, а не отчеты, стены храма, пение хора или, тем более, деньги.

Люди в час ночи могут позвонить и спросить, благословляется пойти в красной юбке или в зеленой.

– С этими людьми надо не то что бороться, их надо воспитывать, но при этом не оттолкнуть. Я по себе знаю: когда мне что-то нужно, то нужно именно в этот момент. Завтра или через неделю мне это уже будет не нужно. Ценится именно мгновенная реакция. Конечно, должна быть какая-то мера, ведь есть люди психически нездоровые, с которыми вообще нельзя долго разговаривать по телефону, это только ухудшает их состояние.

Современные технологии позволяют, с одной стороны, быть всегда доступным, с другой – поставить некий фильтр между собой и внешним миром. Священник может переадресовать свои звонки доверенному лицу и завести второй номер, который знает только его секретарь. В крайних ситуациях тот ему звонит, остальные звонки принимает сам. Я всем раздаю визитные карточки, где написан номер моего телефона, и не могу сказать, что он все время звонит. По ночам не звонят, хотя и в это время мой телефон переадресован на секретаря.

Священник должен быть доступен для людей, в его графике должно быть время, когда он с ними беседует и не смотрит на часы, а уделяет время человеку. Прихожанам, с другой стороны, нужно понимать сильную загруженность священника и стараться так выстроить отношения, чтобы, спросив раз и навсегда, потом решать самим.

Все люди разные. Одним так скажешь, и они не звонят, а другие все равно звонят и все время задают вопросы, шлют СМС вроде «кошка потерялась», «ах, я слышал, скоро Третья мировая война начнется, мне прислали. Что вы об этом думаете?». Полностью от пустого и ненужного общения избавиться вряд ли получится.

Фото: stdimitry.ru

О чем не написал Пушкин

Как без горения может что-то происходить? Ведь жизнь христианина — это сплошной подвиг, поскольку себя нужно все время двигать вперед. А куда и зачем двигать, будучи холодным, будучи тепленьким? Как-то все нормально, все идет, как идет, все как-то естественно.

Мне очень нравится один отрывок из Священного Писания у пророка Исаии, я его очень люблю. Это место, все мы его прекрасно знаем, все мы его помним, оно описано даже Пушкиным в его стихотворении «Пророк». Мы помним, когда пророк Исаия оказался на Небе и описывает свое видение: «…видел я Господа, сидящего на престоле высоком и превознесенном и края риз Его наполняли весь храм. Вокруг Него стояли Серафимы; у каждого из них по шести крыл; двумя закрывал каждый лицо свое и двумя закрывал ноги свои и двумя летал. И взывали они друг к другу и говорили: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его! И сказал я: горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами и живу среди народа также с нечистыми устами, — и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа» (Исайи, 6: 1–5). Что тогда происходит? Слетает к нему один из Серафимов, берет уголь с жертвенника клещами, и этим углем прижигает ему уста и говорит: «Вот, беззакония твои удалены, и грехи твои очищены». Собственно, на этом месте и заканчивается пушкинское стихотворение.

Но самое главное, на мой взгляд, происходит дальше. Дальше Исаия говорит: «И услышал я голос Господа, говорящего: „Кого мне послать? И кто пойдет для Нас?“ (Исайи. 6: 8). Бог ищет Себе помощников, Бог ищет исполнителей Его воли, потому что все, что Господь хочет совершать в этом мире, Он старается совершать через нас, через людей, через события, в которых мы участвуем. Мы эти события совершаем, исполняя тем самым волю Божию. Но это должно быть добровольно. Поэтому Господь спрашивает: „Кто хочет пойти ради Меня? Кто пойдет трудиться ради Меня?“

И тут Исаия как раз отвечает: „Вот я. Пошли меня“. Это великие слова. Он в эти слова вкладывает очень многое, он понимает, на что он просится. Дальше идет описание того, как посылает его Господь, как говорит: „Иди и скажи народу Моему“. Что скажи народу? Ласкательные слова? Нет, Исаии предстоит обличать его. Трудись над ним, как пастырь. Стараться, чтобы этот народ от своих грехов освобождался и принимал в жизнь свою Бога, и жил по-Божьи.

К прочтению  Зеленский призвал отказаться от кофе и хамона ради борьбы с контрабандой

Очень часто многим это не нравилось, поэтому пророки были гонимы. Поэтому Исаия понимает, что он просится в какой-то степени на крест. Вернее, он не просится, он готов, он говорит: „Пошли меня, я к этому готов“. Он идет не сам, он просит послания Бога, и Господь его на это посылает. Как проповедовать, не будучи посланным? Вот здесь как раз и есть некое послание.

Важно понять систему

Есть еще один важный момент в понимании богослужения. Человеку свойственно во всем искать какую-то определенную логику, систему. Когда она найдена, все становится значительно проще. И в богослужении, которое от начала и до конца подчинено очень строгой и очень стройной логике, тоже нужно найти эту самую систему. Здесь тоже можно выделить два способа ее выявления для себя и последующего познания. Первый — естественный, более простой, не требующий дополнительных усилий. Если человек ходит в храм регулярно, он начинает видеть, что определенные моменты в богослужении регулярно повторяются, причем не только каждое воскресенье или праздник, но и каждый день. А другие, наоборот, варьируются, то появляются, то исчезают. И потом человек начинает понимать, что все это, конечно же, не случайно происходит, что все это имеет какое-то объяснение.

Это самое время для того, чтобы взять в руки литературу, объясняющую богослужебный устав, и попытаться разобраться в ней. Есть такая книга — Типикон, это тот Устав, по которому живет сегодня Церковь, точнее, тот идеальный Устав, на который при всех отступлениях от него мы сегодня все же ориентируемся. С ним трудно разобраться сразу. Но есть, скажем, Толковый Типикон Скабаллановича. И это не просто нужная книга, это книга еще и очень интересная, рассказывающая историю происхождения тех или иных элементов богослужения, их объясняющая.

И есть еще пособия по изучению Устава. Тоже есть сложные, предназначенные для его детального разбора, необходимые уставщику на клиросе, который составляет богослужебное последование на текущий день. Это, например, известное пособие Розанова []. А есть более простые, доступные книги: Субботина [], Никольского []. С них лучше всего и начинать.

Кому нельзя венчаться?

Вопрос в этой связи такой: было ли у вас такое, что ваши духовные чада создавали семьи с людьми нецерковными и, может быть, неверующими?

– Есть правило, по которому человек, создавший семью с не членом Церкви, подвергается отлучению от причастия. К сожалению, такие случаи были. Некоторые из этих пар потом возвращались в общину уже христианской семьей. Если наши девушки выходят замуж за человека другой веры, или за человека нецерковного, или церковного только формально, я в таких случаях не венчаю и говорю: «Я не могу благословить такой брак. Я не могу дальше принимать твою исповедь».

Сейчас такое замечательное время, когда очень много разных батюшек. Я бываю очень рад, когда люди уходят и свободно ищут себе духовного наставника. Я понимаю свои недостоинства. Я допускаю, что могу ошибаться во многом. Если у них есть кто-то более опытный, кто-то более любящий, чем я, кто-то более строгий, я же не связываю никого. Свобода абсолютная. Свобода не в смысле свободы от Христа, а свобода в волеизъявлении своем, конечно.

Среди ученых, физиков, математиков много людей, живущих, по сути, христианской, чистой жизнью, но внутри они чувствуют, что если крестятся, это будет неискренне. Есть семьи, где некрещеные атеистические папы детей водят к причастию, в воскресную школу. Очень часто нам кажется, если мы все соблюдаем, будем год ходить за ручку до свадьбы, будем все делать идеально, то за это мы получим какую-то гарантию, что все будет хорошо, все будет замечательно. В свое время меня очень поразили слова отца Митрофана Серебрянского, который говорил: «Чем более целомудренные отношения до свадьбы, тем больше благословения Божиего потом на семью». Подходишь с таким расчетом, получается, а потом оказывается, что гарантий заоблачного счастья до конца жизни оно не дает.

– Совершенно правильно, трудности те же самые, что и у других, просто за это время человек учится их понимать и оказывается лучше к ним готовым. Вступив в брак, нужно совершать подвиг самопожертвования. Любовь требует жертвы. В браке необходимо жить со Христом. Если этого нет, брак может разрушиться. Безоблачного счастья мы никому не обещаем – напротив, говорим, что дальше будут трудности. Будет и счастье, будет и радость, но к этому приходишь через трудности.

Что касается людей, которые далеки от Церкви по каким-то причинам, очень часто эта причина – мы сами, потому что мы не являем миру образ Христа, не являем жизнь христианскую. Это как раз во многом происходит потому, что мы снижаем планку духовной жизни, священники позволяют себе и другим жить не по-христиански. Если бы этого не было, тогда люди по-другому относились бы к нам.

Некоторые говорят: «Ну что вы, сейчас молодежи нельзя этого запрещать, иначе она в храм не будет ходить». Напротив, молодежь очень часто ищет подвига, ищет какого-то экстрима, как они говорят.

Если у нас манная каша какая-то и все позволено, тогда она, наоборот, отвернется от Церкви.

Конечно, когда человек добрый, хороший, замечательный, честный, искренний и не знает Христа, надо просто подождать. Я никогда не протестую, когда наши девушки знакомятся с нецерковными людьми, если это люди порядочные, если они действительно хотят создать семью. Они беседуют со мной, с нашими священниками, и мы им объясняем, что их избранница – член Церкви, она верит в Бога, для нее это самое главное. Если он хочет взять ее себе в жены, он должен узнать, что это такое. Какое у них будет единство в семье, когда в самом главном будут разные взгляды? Если это не члены какой-то сатанинской секты, то, знакомясь со Христом, они узнают Его и сами приобщаются к Церкви. Очень часто бывает, что люди через такую ситуацию входят в Церковь, но это совершается до брака, а не после вступления в близкие отношения.

Как появился первый мегаполис?

Для понимания особенностей жизни в мегаполисе, я бы хотел сначала рассказать о том, как он появился. Библия говорит нам следующее: после смерти Авеля, убитого его старшим братом Каином, Каин был проклят Богом и изгнан. Его жизнь была полна страха и скитаний, и после того как у Каина родился сын Енох, он закладывает первый город. Вероятно, первый город представлял собой некое укрепление, в котором было собрано его семейство, и к которому впоследствии примкнули другие. То есть первый город, который на тот момент, наверное, мог считаться мегаполисом, был заложен братоубийцей. Что подтолкнуло Каина создать город? Страх. А страх всегда порождается недоверием к Богу. Из-за недоверия у человека возникает желание огородиться от проблем своими собственными силами.

Если обратиться к Новому Завету, то во втором послании к Коринфянам (гл.11 ст.26) мы можем увидеть, что апостол Павел, перечисляя опасности, в которых он побывал, в том числе называет опасности города. Из этого можно сделать вывод, что город для него не был тем местом, где можно спокойно существовать, а местом, где он должен был нести свой крест.

Также мы видим, что великие подвижники благочестия сначала бегут из городов или крупных поселений, а потом поселения и города бегут к ним. Ярчайший тому пример — Троице-Сергиева Лавра, вокруг которой сформировался город Сергиев Посад. Другим примером являются монастыри, созданные на местах подвижничества египетских пустынников, или Серафимо-Дивеевский монастырь, некогда образованный для девушек и вдовствующих женщин, который в последствии стал градообразующим местом.

Протоиерей Игорь Фомин

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: