Неизвестные подвиги русских священников в великую отечественную войну

Альфред Розенберг и истинное отношение нацистов к христианам

В нацистском лагере за церковную политику на оккупированных территориях отвечал Альфред Розенберг, возглавлявший Восточное министерство, являясь генерал-губернатором «Восточной Земли», как официально называлась территория СССР под немцами. Он был против создания общетерриториальных  единых национальных церковных структур и вообще убежденным врагом христианства. Как известно, нацисты использовали различные оккультные практики для достижения могущества над другими народами. Даже была создана таинственная структура СС «Ананербе», совершавшая вояжи в Гималаи, Шамбалу и другие «места силы», а сама организация СС была построена по принципу рыцарского ордена с соответствующими «посвящениями», иерархией и представляла собой гитлеровскую опричнину.  Его атрибутами стали рунические знаки: сдвоенные молнии, свастика, череп с костями. Тот, кто вступал в этот орден, облекал себя в черное облачение «гвардии фюрера», становился соучастником зловещей кармы этой сатанинской полусекты и продавал душу дьяволу. Розенберг особенно ненавидел католичество, считая, что оно представляет силу, способную противостоять политическому тоталитаризму. Православие же виделось ему как некий красочный этнографический ритуал, проповедующий кротость и смирение, что лишь на руку нацистам. Главное – это не допускать его централизации и превращения в единую национальную церковь.

Однако у Розенберга с Гитлером были серьезные разногласия, поскольку у первого в программе значилось превращение всех национальностей СССР в формально независимые государства под контролем Германии, а второй был принципиально против создания каких бы то ни было государств на востоке, считая, что все славяне должны стать рабами немцев. Других же надо просто уничтожить. Поэтому в Киеве в Бабьем Яру сутками не стихали автоматные очереди. Конвейер смерти здесь работал бесперебойно. Более 100 тысяч убиенных – такова кровавая жатва Бабьего Яра, ставшего символом Холокоста ХХ века.

Гестаповцы совместно с приспешниками-полицаями уничтожали целые населенные пункты, сжигая их жителей дотла. В Украине были не один Орадур, и не одно Лидице, уничтоженные гитлеровцами в Восточной Европе, а — сотни. Если, например, в Хатыни погибло 149 человек, в том числе 75 детей, то в селе Крюковка на Черниговщине было сожжено 1290 дворов, уничтожено более 7 тысяч жителей, из них – сотни детей. 

Митрополит Сергий (Страгородский) в Великую Отечественную — о войне, о долге и Родине

22 июня 1941 г. митрополит Сергий (Страгородский) только отслужил праздничную Литургию, как ему сообщили о начале войны. Он тут же произнес патриотическую речь-проповедь о том, что в эту годину всеобщей беды Церковь «не оставит своего народа и теперь. Благословляет она… и предстоящий всенародный подвиг». Предвидя возможность альтернативного решения верующими, владыка призвал священство не предаваться размышлениям «о возможных выгодах по другую сторону фронта».

В октябре, когда немцы уже стояли под Москвой, митрополит Сергий выступил с осуждением тех священников и епископов, которые, оказавшись в оккупации, начали сотрудничать с немцами. Это, в частности, касалось другого митрополита, Сергия (Воскресенского) — экзарха прибалтийских республик, оставшегося на оккупированной территории, в Риге, и сделавшего свой выбор в пользу оккупантов. Ситуация была непростая. А недоверчивый Сталин отправляет, несмотря на воззвание, владыку Сергия (Страгородского) в Ульяновск, позволив ему вернуться в Москву только в 1943 году.Политика немцев на оккупированных территориях была достаточно гибкой, нередко ими открывались поруганные коммунистами храмы, и это было серьезным противовесом навязанному атеистическому мировоззрению. Понимал это и Сталин.

Чтобы утвердить Сталина в возможности изменения церковной политики, митрополит Сергий (Страгородский) 11 ноября 1941 г. пишет послание, в котором, в частности, стремится лишить Гитлера претензий на роль защитника христианской цивилизации: «Прогрессивное человечество объявило Гитлеру священную войну за христианскую цивилизацию, за свободу совести и религии». Однако непосредственно тема защиты христианской цивилизации так никогда сталинской пропагандой принята не была. В большей или меньшей степени все уступки Церкви носили до 1943 г. «косметический» характер.

«черное солнце», оккультный символ, использовавшийся нацистами. Изображение на полу в т.н. зале обергруппенфюреров в замке Вевельсбург, Германия.

Положение Церкви накануне войны

Руководство страны не сразу оценило патриотический настрой Московского Патриархата. И это не удивительно. С начала революции 1917 года Православная Церковь в Советской России считалась чужеродным элементом и пережила немало тяжелейших моментов в своей истории. В гражданскую войну множество священнослужителей было расстреляно без суда и следствия, храмы разорены и разграблены.

В 20-е годы истребление духовенства и мирян продолжалось, при этом, в отличие от предыдущих бесчинств, в СССР этот процесс проходил с помощью показательных судов. Церковное же имущество изымалось под предлогом помощи голодающим Поволжья.

В начале 30-х годов, когда началась коллективизация и «раскулачивание» крестьян, Церковь объявили единственной «легальной» контрреволюционной силой в стране. Был взорван кафедральный храм Христа Спасителя в Москве, по стране прокатилась волна уничтожения церквей и превращение их в склады, и клубы под лозунгом «Борьба против религии — борьба за социализм».

Была поставлена задача – в ходе «безбожной пятилетки» 1932–1937 годов уничтожить все храмы, церкви, костелы, синагоги, молельные дома, мечети и дацаны, охватив антирелигиозной пропагандой всех жителей СССР, в первую очередь, молодежь.

Несмотря на то, что были закрыты все монастыри и подавляющее большинство храмов, выполнить задачу до конца не удалось. Согласно переписи населения 1937 года верующими назвали себя две трети селян и треть горожан, то есть более половины советских граждан.

Но главное испытание было впереди. В 1937–1938 годах в ходе «большого террора» был репрессирован или расстрелян каждый второй священнослужитель, включая митрополита Петра (Полянского), на которого после смерти патриарха Тихона в 1925 году были возложены обязанности Патриаршего Местоблюстителя.

К началу войны в РПЦ было всего лишь несколько епископов, и менее тысячи храмов, не считая тех, которые действовали на присоединенных в 1939–40 годах к СССР территориях западных Украины и Белоруссии и стран Прибалтики. Сам митрополит Сергий, ставший Патриаршим Местоблюстителем, и остающиеся на свободе архиереи жили в постоянном ожидании ареста. 

К прочтению  Более 4 миллионов рублей собрано в екатеринодарской и кубанской епархии в помощь пострадавшим от наводнения

Боевая награда патриарха Алексия I

Представители Церкви сполна разделяли со своим народом все тяготы и ужасы войны. Так, будущий Патриарх, митрополит Ленинградский Алексий (Симанский), который оставался в городе на Неве весь страшный период блокады, проповедовал, ободрял, утешал верующих, причащал и служил зачастую один, без диакона.

Владыка неоднократно обращался к пастве с патриотическими воззваниями, первым из которых стало его обращение 26 июня 1941 года. В нем он призвал ленинградцев выступить с оружием на защиту своей страны, подчеркнув, что «Церковь благословляет эти подвиги и всё, что творит каждый русский человек для защиты своего Отечества».

После прорыва блокады города глава Ленинградской епархии вместе с группой православных священнослужителей был отмечен боевой наградой – медалью «За оборону Ленинграда».

К 1943 году отношение руководства СССР в лице Сталина осознало, что народ воюет не за всемирную революцию и Коммунистическую партию, а за своих родных и близких, за Родину. Что война, действительно, Отечественная. 

Что об Отечественной войне говорит Писание?

Но само Священное Писание говорило о том, что «Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить…» (Ин. 10:10). А вероломный и жестокий враг не знал ни жалости, ни пощады – более 20 миллионов павших на поле брани, замученных в фашистских концлагерях, руины и пожарища на месте цветущих городов и сел. Были варварски разрушены древние псковские, новгородские, киевские, харьковские, гродненские, минские храмы; до основания разбомблены древние наши города и уникальные памятники русской церковной и гражданской истории.«Война есть страшное и гибельное дело для того, кто предпринимает ее без нужды, без правды, с жадностью грабительства и порабощения, на нем лежит весь позор и проклятие неба за кровь и за бедствия своих и чужих», — так писал в своем обращении к верующим 26 июня 1941 г. Митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий, разделивший со своей паствой все невзгоды и лишения  двухлетней блокады Ленинграда.

Протоиерей Борис Бартов

(1926-2013)

Протоиерей Борис Бартов

Призван в армию с третьего курса Машиностроительного техникума в 1942. Прошел Северо-Западный, Украинский, Белорусский фронт техником. Он служил на военных аэродромах, готовил штурмовики к боевым вылетам и…молился. «Был такой курьезный случай в Белоруссии, под Минском. Я стоял часовым на посту у штаба. Сдал пост и пошел на аэродром за 12 километров, а на пути храм. Ну как не зайти? Захожу, батюшка посмотрел на меня и остановил чтение в раз. Певчие тоже замолчали. А ведь я прямо с боевого поста, с карабином. Они и подумали, что я батюшку арестовывать пришел…».

После окончания войны Борис Бартов еще пять лет служил в армии. Награжден орденом Отечественной войны II степени, десятью медалями. В 1950 году Борис Степанович был рукоположен в сан диакона. До последнего дня был почетным настоятелем Спасо-Преображенского храма города Кунгура.

Покаяние комиссаров

Власти СССР и лично И. Сталин не могли не признать мощного духовно-патриотического потенциала веры Христовой и Православной Церкви в годы Отечественной войны. В сентябре 1943 г., как известно, возрождается патриаршество – Патриархом стал митрополит Сергий (Страгородский). 31 января – 2 февраля 1945 г. состоялся  первый (после 1918 года) Поместный собор Русской Православной Церкви (РПЦ), утвердивший «Положение о Русской Православной Церкви». Патриархом Московским и всея Руси был избран (после смерти Патриарха Сергия) митрополит Алексий (Симанский) – сын камергера императорского двора и внук сенатора Российской империи, как особо подчеркивалось в тогдашних документах.Интересно, что еще в 1927 г. тогдашний архиепископ Хутынский Алексий намеревался эмигрировать из охваченного жестокими преследованиями Церкви СССР. Управляя  тогда Новгородской епархией, он приехал  за советом и молитвой к духовнику Александро-Невской Лавры, схимонаху Серафиму (Муравьеву), ныне широко известному как преподобный Серафим Вырицкий (1866–1949). «Отец Серафим, не лучше ли мне уехать за границу?» – спросил архиерей. «Владыко! А на кого Вы Русскую Православную Церковь оставите? Ведь Вам ее пасти! – ответил старец Серафим. – Не бойтесь, Сама Матерь Божия защитит Вас. Будет много тяжких искушений, но все, с Божией помощью, управится. Оставайтесь, прошу Вас…» Прозорливый отец Серафим предсказал владыке Алексию и его будущее служение Патриархом в течение 25 лет (как и сталось в 1945–1970 годах!).

Патриарх Алексий I

Новый архипастырь писал в те дни «Журнал Московской Патриархии», «совершенно естественно усвоил многие взгляды и принципы» митрополита Московского Филарета (Дроздова), и даже в диссертации кандидата богословия владыки Алексия рассматривались взгляды святителя Филарета на воспитание Церковью нравственно-правового сознания людей(1).

Либерализация отношения партии большевиков и властей к Церкви принесла свои благоприятные для православных результаты. К 1948 году в СССР насчитывалось около 14 тыс. храмов (к 1917 году в Российской империи – 78897), в которых служило 13 тыс. священнослужителей (к 1917 году – до 300 тыс.), действовало 85 монастырей.

Правда, не следует преувеличивать «усердие» власти, ведь из 9829 действовавших в СССР к октябрю 1943 г. православных церквей 6500 открылись на оккупированной территории, в 1944–1945 гг. удовлетворили лишь 9,8% ходатайств верующих об открытии церквей, отказывали и в возвращении мощей,  чудотворных икон, хранившихся в музеях(2).

«…Представьте себе: идет жестокий бой, на нашу передовую лезут, сминая все на своем пути, немецкие танки, и вот в этом кромешном аду я вдруг вижу, как наш батальонный комиссар сорвал с головы каску, рухнул на колени и стал… молиться Богу. Да-да, плача, он бормотал полузабытые с детства слова молитвы, прося у Всевышнего, которого он еще вчера третировал (курсив наш. – Примеч. автора), пощады и спасения. И понял я тогда: у каждого человека в душе Бог, к которому он когда-нибудь да придет»(3).

Этот потрясающий эпизод приведен в книге, посвященной  одному из участников Великой Отечественной войны, для которых она стала началом дороги к Богу – наместнику Псково-Печерского монастыря архимандриту Алипию (Воронову). Он стал одним из тех, о ком Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий сказал в послании по случаю 60-летия Победы в Великой Отечественной войне: «В огненном горниле испытаний многие обрели или укрепили свою веру. Немало было воинов, которые, исполнив долг ратного служения Родине, после войны стали служить Богу и своему народу в священном сане»(4).

К прочтению  9 сентября - память преподобного пимена великого

Летающий танк Штурмовик Ил-2

Конструктор: С.В. Ильюшин Произведено за годы войны: более 36 000 экземпляров

Штурмовик Ил-2 разработан в ЦКБ-57 под руководством Сергея Ильюшина. Это была машина, специализированная для атаки наземных целей с малой высоты. Главная особенность конструкции — применение несущего бронекорпуса, закрывавшего летчика и жизненно важные органы самолета. Броня Ил-2 не просто защищала от малокалиберных снарядов и пуль, но и служила частью силовой конструкции фюзеляжа, за счет чего удавалось достичь ощутимой экономии массы. Знаменитый «Летающий танк» имеет очень драматичную историю.


Штурмовик ИЛ-2: «Горбатый» или «Черная смерть» Штурмовик Ил-2 оснащался 12-цилиндровым V-образным поршневым двигателем АМ-38 рабочим объемом 46,66 л. Различные модификации силовой установки развивали от 1620 до 1720 л.с. Двигатель с увеличенной на 100 л.с. мощностью устанавливался на двухместный вариант самолета

Изначально самолет планировалось сделать двухместным, однако из-за слабых моторов Ильюшин не смог уложиться в тактико-технические требования и вынужден был отказаться от стрелка, прикрывающего заднюю полусферу самолета. Одноместный «Ил» стал поступать в войска накануне войны, и, хотя его эффективность против танков и автоколонн была быстро подтверждена, отсутствие защиты сзади сделало самолет абсолютно беззащитным перед вражескими истребителями. Потери в штурмовых частях были настолько велики, что звание Героя Советского Союза присваивалось летчику через десять боевых вылетов (вместо обычных ста). Только в июле 1942 года двухместный Ил-2М прошел государственные испытания и был запущен в серию. Из-за того что производство брони для самолетов было налажено сразу на нескольких заводах, осуществлять контроль ее качества было очень сложно и сваренные корпуса самолетов проверялись на наличие дефектов отстрелом из крупнокалиберного пулемета.

До 1944 года в конструкции Ил-2 широко применялось дерево — при этом экономился дефицитный дюралюминий. И хотя бронекоробка отлично выполняла свою функцию, были нередки случаи, когда «Илы» возвращались на аэродром с сильно поврежденной хвостовой частью. В течение всей войны «Илы» оставались основным средством борьбы с немецкими танками. Их высокая эффективность достигалась за счет применения кассет с бомбами ПТАБ-2,5. Крошечные бомбы (Ил-2 брал по четыре контейнера с 48 бомбами) сбрасывались залпом на скопление техники. Бронебойность ПТАБ составляла около 70 мм — этого было более чем достаточно для поражения танка в крышу. Существует мнение о том, что успех в Курской битве был достигнут во многом благодаря действиям штурмовиков: немцы стали избегать скапливания своих войск, а координировать работу рассредоточенных частей было гораздо сложнее. Немцы называли Ил-2 «бетонным бомбардировщиком».

Статья опубликована в журнале «Популярная механика»
(№5, Май 2009).

Святитель Лука: от ссылки до Сталинской премии

В начале войны в адрес Председателя Президиума Верховного Совета СССР Михаила Калинина поступила телеграмма от архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого), в котором священнослужитель, находящийся в ссылке в Красноярском крае, сообщал, что являясь специалистом по гнойной хирургии, «готов оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено».

Заканчивалась телеграмма просьбой прервать его ссылку и направить в госпиталь, при этом после войны архиерей выражал готовность вернуться обратно в изгнание.

Его прошение было удовлетворено, и с октября 1941 года 64-летний профессор Валентин Войно-Ясенецкий был назначен главным хирургом местного эвакуационного госпиталя и стал консультантом всех красноярских больниц. Талантливый хирург, принявший духовный сан в 20-х годах, делал по 3-4 операции в день, показывая пример более молодым коллегам.

В конце декабря 1942 года ему без отрыва от работы военным хирургом, было поручено управление Красноярской епархией. В 1944 году, после того, как госпиталь переехал в Тамбовскую область, этот уникальный человек, совмещавший в себе способности маститого врача и выдающегося духовника, возглавил местную епархию, где впоследствии было открыто немало храмов и перечислено на военные нужды около миллиона рублей. 

Миф 1: Вклад Церкви в победу был ничтожно мал

В первый день войны Предстоятель Церкви митрополит Сергий (Страгородский) обратился к народу с воззванием: «Не первый раз русскому народу приходится выдерживать такие испытания. С Божией помощью он и на сей раз развеет в прах фашистскую вражескую силу… Вспомним святых вождей русского народа, например, Александра Невского, Димитрия Донского, полагавших свои души за народ и Родину. Да и не только вожди это делали. Вспомним неисчислимые тысячи простых православных воинов… Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг».

На протяжении всех военных лет наша Церковь непрестанно молилась о даровании победы в борьбе с гитлеровцами. Более того, она всем, чем только можно, помогала фронту.

30 декабря 1942 года тот же митрополит Сергий обратился к верующим с призывом собрать деньги на создание особой танковой колонны памяти Димитрия Донского. В ответ одна только Москва собрала два миллиона рублей, а вся страна — 8 миллионов. Пожертвования пришли даже из блокадного Ленинграда.

Но работа Церкви в этом направлении отнюдь не ограничилась разовым сбором, она шла на протяжении всех военных лет. Малыми ручейками и широким реками шли в одну большую церковную кружку средства на танки, на эскадрильи боевых самолетов. Порой священники отдавали серебряные ризы с икон, драгоценные наперсные кресты.

А всего за войну на нужды фронта Церковь собрала 200 миллионов рублей. Сумма по тем временам — колоссальная.

Итак, духовная поддержка, оказанная Церковью борющейся с фашистами армии, материальная помощь государству, как организатору этой борьбы, очень велики. Церковь твердо выбрала сторону в этом великом противостоянии и твердо придерживалась своего выбора вплоть до финальных залпов Великой Отечественной.

Но почему произошло именно так? Почему Церковь, не колеблясь, помогла власти, которая Бога не признавала и в течение многих лет вела жестокую истребительную политику против духовенства?

К прочтению  Церковь отмечает праздник корсунской иконы божией матери

В массовом историческом сознании ходят два больших мифа, напрямую связанных с ответом на этот вопрос. В этой статье оба поданы в концентрированном виде. Они имеют и более мягкие, «переходные» формы. Однако смысловое ядро этих мифов, думается, следует передать безо всяких «подрумяниваний», как оно есть.

Тихий молитвенник

Тихая молитва преподобного Серафима Вырицкого в дни войны не прекращалась ни на минуту. С первых дней старец пророчил победу над фашистами. Он молился Господу о спасении нашей страны от захватчиков день и ночь, в своей келье и в саду на камне, поставив перед собой образ Серафима Саровского. Предаваясь молитве, он провел многие часы, прося Всевышнего увидеть страдания русского народа и спасти страну от врага. И чудо свершилось! Пусть и не быстро, прошло четыре мучительных года войны, но Господь услышал тихие мольбы о помощи и послал снисхождение, даровав победу.

Сколько людских душ было спасено благодаря молитвам незабвенного старца. Он являлся соединяющей нитью между русскими христианами и небесами. Молитвами преподобного был изменен исход многих важных событий. Серафим в начале войны предсказал, что жителей Вырицы минуют беды войны. И на самом деле, ни один человек из поселка не пострадал, все дома остались целы. Многие старожилы помнят удивительный случай, произошедший во время войны, благодаря которому церковь Казанской иконы Пресвятой Богородицы, расположенная в Вырице, осталась невредимой.

В сентябре 1941 года немецкие войска интенсивно обстреливали станцию Вырица. Советское командование решило, что для правильной наводки фашисты используют высокий купол церкви и решили подорвать ее. Команда подрывников во главе с лейтенантом пошла в поселок. Подойдя к зданию храма, лейтенант приказал бойцам ждать, а сам пошел в здание для ознакомительного осмотра объекта. Через некоторое время из церкви послышался выстрел. Когда бойцы вошли в храм, они нашли там бездыханное тело офицера и лежащий рядом револьвер. Солдаты в панике покинули поселок, вскоре началось отступление, и церковь Промыслом Божьим осталась целой.

Иеромонах Серафим до принятия сана был известным купцом в Петербурге. Приняв монашеский постриг, он стал во главе Александро-Невской лавры. Православный народ очень почитал священнослужителя и со всех концов страны ехал к нему за помощью, советом и благословением. Когда старец переехал в 30-е годы в Вырицу, поток христиан не уменьшился, и люди продолжали посещать духовника. В 1941 году преподобному Серафиму было 76 лет. Состояние здоровья преподобного было не важным, он не мог самостоятельно ходить. В послевоенные годы к Серафиму хлынул новый поток посетителей. Многие люди в годы войны потеряли связь со своими близкими и, при помощи сверхспособностей старца, хотели узнать об их местонахождении. В 2000 году православная церковь причислила иеромонаха к лику святых.

6 мая, среда

1 серия «Гитлер и его скромные друзья»

Сегодня  нашу страну нередко обвиняют в том, что она накануне войны сотрудничала с нацистским режимом, что в наших авиашколах обучались немецкие асы, что мы аннексировали Западную Украину и Белоруссию. В данной серии с помощью конкретных цифр и исторических фактов доказывается, каким образом западные демократии в 30-е годы ХХ века экономически поддержали Гитлера, аннулировав кредиты. Кто сорвал в 1939 году проведение Международной конференции по предотвращению нацистской агрессии? Кто участвовал в разделе Чехословакии? И, наконец, почему нам не оставили выбора, когда пришлось ввести советские войска в Западную Украину и Белоруссию?

2 серия «Каннибальский план обустройства Востока»

Миф о том, что победа Гитлера принесла бы народам Восточной Европы и республикам Советского Союза благоденствие и процветание, оказался блефом. О будущем «недочеловеков», каковыми считались все «не арийцы» фашистские идеологи выражались без обиняков. Россия, Польша, Украина, Прибалтика объявлялись «жизненным пространством для Германии». Согласно принятому накануне войны «плану ОСТ» речь шла об уничтожении миллионов славян, о заселении их территорий, о геноциде крымских татар, латышей и поляков.  В данной серии приводятся цитаты из фашистских документов и высказывания ведущих  гитлеровских политиков. В фильме широко представлены нацистские новостные сюжеты, иллюстрирующие планы Гитлера на будущее Восточной Европы.

3 серия «Эвакуация как сверхпроект»

Нападая на Советский Союз, Гитлер рассчитывал, что наша экономика сможет продержаться не более нескольких месяцев. Между тем, история не знает более масштабной эвакуации промышленности, людей, научных институтов, чем была проведена в Советском Союзе в течение 1941 года. Каким образом удалось переместить на восток тысячи советских оборонных предприятий? Почему ни на один день не останавливался конвейер производства? И, наконец, как за несколько лет до начала войны создавалась дублирующая промышленность?

4 серия «Дубина народной войны»

Исторический факт – миллионы людей воевали на оккупированной территории, в партизанских отрядах и в подполье. Немцам приходилось отвлекать от театра военных действий сотни тысяч своих солдат. В данной серии на примере исторических фактов рассказывается о том, какими, по-настоящему,  серьезными врагами, стали для партизанской войны бандеровцы. Миф о том, что украинские националисты сражались с гитлеровскими захватчиками, развенчивается с помощью документов и хроникальных кадров.

Продукт массового производства

Отметим, что с финансовой точки зрения целесообразность использования части трофейного оружия ради постройки храма ни у Министерства обороны РФ, ни у главного архитектора храма сомнений не вызывает. 

Остается вопрос об иных аспектах ценности предназначенных для утилизации немецких пистолетов, карабинов и пулеметов. Прокомментировать этот момент ФАН попросило старшего научного сотрудника НИИ (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ Константина Кулагина.

В частности, согласно отчетам Трофейного комитета Красной Армии, за период 1943—1945 годов трофейными частями было собрано 257 тыс. пулеметов и 3 миллиона винтовок, добавил собеседник ФАН.

Таким образом, предназначенные для деактивации и последующей переплавки немецкие пистолеты, карабины и пулеметы — в закромах нашей Родины, мягко говоря, не последние. Опять же, не будем забывать, что в переплавку отправится оружие лишь пятой категории.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: