Дело pussy riot

Голоса

Светова: Отец Всеволод, вы сказали, что Церковь кто-то «все время дрессирует». Кто и за что?

Чаплин: Каждое высказывание, которое касается экономики, жизни общества, культуры, сталкивается с окриком в интернете. Например, Всемирный русский народный собор говорил на тему богатства и бедности в России и о том, что общество должно быть более справедливым. В частности, предлагалось ввести налог на роскошь и на сверхпотребление. Это был 2007 год. Тут же многие закричали: зачем Церковь лезет в экономику? Я считаю, что Церковь должна говорить обо всем — как на уровне соборного церковного разума, так и на уровне отдельных людей, у которых могут, между прочим, различаться позиции. О политике, об экономике, состоянии общественной нравственности, о культуре.

Багдасаров: А нет ли опасности профанации — Церковь, говорящая о светских проблемах?

Чаплин: Идея молчащей Церкви — ложная идея. Это идея, которая была выдумана частью советской интеллигенции для того, чтобы иметь возможность создать для себя удобную Церковь. Такую, которая бы не оспаривала необоснованно взятую на себя интеллигенцией миссию учителей нации, которую она пыталась на себя примерить в 1970–1990 годы. Вот такая молчащая Церковь, незаметная, где-то там скрытая под водами озера, как град Китеж, она как раз и была одной из антицерковных идей, родившихся в той системе.

Багдасаров: Так Церковь всегда молчала.

Чаплин: Нет, она никогда не была такой. Вот эта тихая и незаметная Церковь — это антицерковь. Это гетто, в которое нас пытались отправить эти люди.

Багдасаров: Тогда вы должны признать, что история Русской церкви — это история антицеркви.

Бондаренко: Я настаиваю на том, что у нас Церковь стала частью карательной системы. У нас нет ни правоохранительных органов, ни суда, а есть единая карательная система, которая используется правителями этой страны. Я перелистал Основной закон государства — Конституцию РФ. И я хочу спросить: почему лидер общественной организации «Православная церковь» имеет больше прав в нашей стране, чем лидер российской ассоциации гомосексуалистов и лесбиянок?

Чаплин: Ой, я этого и не говорил.

Бондаренко: Или вот история c Pussy Riot. Думающих людей возмущает, что мы, в смысле государство наше, выходим за рамки закона и опять живем по понятиям. Сегодня мы будем кого-то судить за то, что кому-то кажется, будто обидели православных. Завтра меня начнут судить за то, что я ем говядину, так как корова — священное животное для индусов, и вдруг у них здесь окажется религиозное объединение, и они меня начнут судить за оскорбление их верований. Я думаю, что прежде всего надо апеллировать к Конституции. Церковь нарушает принцип свободы совести. Статья 14 Конституции говорит о том, что у нас светское государство3.

Протоиерей Димитрий Карпенко

сотрудник Синодального миссионерского отдела, клирик Белгородской епархии

Я думаю, что Церковь обязательно должна откликнуться на желание арестованных встретиться с православным священником. Тем более, что о такой готовности уже неоднократно было заявлено нашими официальными спикерами. Есть ли при этом шанс или нет, говорить однозначно сложно, нам не дано предугадать, как слово наше отзовется. Но свидетельствовать о Христе мы должны в любых условиях, тем более, что в этой ситуации совершенно очевидно, что Церковь должна использовать все возможности для того, чтобы призвать этих молодых женщин к покаянию.

Совершенное ими есть несомненный грех, который навсегда останется с ними, в том случае, если они не осознают необходимости покаяния. Но потребность в покаянии может быть только у человека, в котором есть хотя бы небольшие ростки веры. Поэтому, на мой взгляд, встреча со священником будет очень полезна в том смысле, что появляется возможность разглядеть в этих женщинах прежде всего людей, а не обычных подозреваемых и узнать, есть ли у них хоть какое-либо понятие о грехе и святости и потребность в покаянии.

Тем более, если кто-то из задержанных окажется некрещеным, у нас есть все основания рассказать этому человеку о Христе, Который пришел для того чтобы призвать не праведников, а грешников к покаянию (Лк. 5, 32), а значит – Он пришел и для них. Захотят ли они последовать за Христом или нет, знать этого мы не можем, мы должны делать свое дело и пускай будет то, что будет.

Я не знаю, кто именно из священников должен пойти к этим женщинам. Московская городская епархия – очень большая епархия, в которой много достойных священнослужителей способных найти правильные слова и интонации для встречи с ними. И я уверен, что эти слова будут найдены.

Ориентиры

Роман Багдасаров: Заметьте, чем дольше сидят под стражей участники группы Pussy Riot, тем больше людей понимают их и поддерживают. Отец Всеволод упомянул некоторые государства, в которых подобные акции невозможны по определению. И я бы даже назвал одно такое государство, где покушения на религиозные чувства очень жестко караются. Я не уверен, что нашему государству стоит брать в этом плане Иран за ориентир. В силу хотя бы нашей многоконфессиональности.

Чаплин: Иран тоже многоконфессиональная страна и очень успешная страна, более успешная, чем современный Запад.

Багдасаров: В Иране эти жесткие действия подкреплены определенным духовным авторитетом и определенной преемственностью традиций. Например, шиитской традицией, которая там существует. Если говорить о нашей стране, то те люди, которые жестко выступают против Pussy Riot, в церковных делах по большей части являются неофитами, а часто и радикалами.

Чаплин: В Церкви есть самые разные люди, но это часть Церкви. Это такая же часть Церкви, как и все другие, они имеют право на свой голос. Это в основном старшее поколение. И в то же самое время это те люди, которые уже научились не бояться говорить. Ведь сейчас Церковь пытаются дрессировать. За каждое смелое высказывание устраивают публичную порку. Но запугать нас уже нельзя. Можно жаловаться патриарху, можно кричать всякие гадости в интернете. Но люди в Церкви привыкли говорить самостоятельно. И они строят общество так, как считают нужным.

Всеволод Чаплин. Протоирей, с 2008 г. — председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского патриархата. Выступил за запрет романа Владимира Набокова «Лолита» (сентябрь 2011 г.)

Виктор Бондаренко. Издатель, колекционер, владеющий одним из лучших собраний русской православной иконы, член попечительского совета Государственной Третьяковской галереи. Основатель общественного движения «Россия для всех» — ответ тем, кто выдвигает лозунг «Россия для русских»

Кредит недоверия

Багдасаров: К сожалению, РПЦ бездарно потратила тот колоссальный кредит доверия, который у нее был и мог быть. Вот это сотрудничество Церкви и государства, на котором настаивает отец Всеволод, оно началось с митрополита Сергия6 — вспомните, чем оно было куплено, что стояло за известной Декларацией митрополита Сергия 1927 года. За этой декларацией стояло: те священники, которые не согласны с митрополитом Сергием, автоматически объявлялись нелояльными к действующей государственной власти. И государственная власть имела полное право их репрессировать.

Светова: К сожалению, РПЦ и после конца СССР не покаялась в сотрудничестве с властью, которая репрессировала верующих.

Багдасаров: Согласен, никакого покаяния не было, то есть по тем масштабам репрессий, которые спровоцировала декларация митрополита Сергия, адекватного ответа наша Церковь не дала. Почему она не дала этих ответов? Почему РПЦ не может покаяться? Вот здесь самый главный вопрос, вернее, самый главный ответ на вопрос, почему мы пришли к нынешней ситуации, когда РПЦ все больше утрачивает кредит доверия. Скажем, католическая церковь периодически кается в чем-то: то в инквизиции, то в сотрудничестве с нацистами. Почему католики это могут себе позволить? Потому что, я позволю себе эту метафору, католическая церковь — это взрослый человек, со сложной судьбой, может быть, даже с исковерканной судьбой, может быть, даже инвалид, но это взрослый человек. Если мы будем говорить о Русской церкви, то это подросток, в принципе, подросток, который так и не развился до взрослого человека… Он даже не понимает, что и почему с ним произошло. И виной тому та самая симфония Церкви и власти, о которой говорил здесь отец Всеволод Чаплин.Чаплин: Церковь должна поддерживать определенные отношения с любой властью, даже с гонителями. Вся история Церкви как раз свидетельствует об этом. С гонителями (ранних христиан) при римлянах и с гонителями, которые в свое время захватили Византию и, будучи иноверцами, истребляли христиан. Со всеми с ними поддерживались отношения.

К прочтению  Православные храмы и монастыри франции

Откровение

Зоя Светова: Одобряет ли Церковь то, что суд продлевает арест девушкам из Pussy Riot? Не намерена ли Церковь заступиться и призвать к милосердию?

Чаплин: Они настаивают на правоте своей позиции, на позиции, исключающей их покаяние. Суд и следствие должны работать так, как они работают. Я не думаю, что кто-то должен вмешиваться в ход их работы, в том числе и церковная структура

Теперь вот о чем важно сказать. Я убежден, что мне, как и другим членам моей Церкви, дано откровение Божие, и убежден, что Господь осуждает то, что они совершили

Я убежден, что этот грех и в этой жизни, и в будущей жизни будет наказан.

Поэтому прощение со стороны Церкви может иметь место тогда, когда будет прощение со стороны Бога. А оно предполагает покаяние.

Светова: Откуда вы знаете, прощает их Господь Бог или нет?

Чаплин: Я знаю. Я считаю, что Бог это мне открыл.

Багдасаров: А я, как верующий человек, могу сомневаться в том, что вы знаете.

Бондаренко: А я, как верующий человек в Бога, могу сомневаться, что я вижу в акции Pussy Riot признаки служения сатанизму.

Чаплин: Я считаю, что Бог это мне открыл, как и всей Церкви открыл Евангелие. Он там обещает предельно жесткое воздаяние за любой грех. Почитайте Нагорную проповедь. Выход только один — покаяние.

Светова: Надежда Толоконникова и Мария Алехина писали письма, где просили прощения у верующих. Этого недостаточно?

Чаплин: Там не было слов покаяния. Единственный шаг, полшага в верном направлении был сделан госпожой Алехиной, которая процитировала Мандельштама, при этом цитата была подобрана очень хорошо1. Но даже извиняясь, она продолжает настаивать на правоте своей позиции. Эта позиция, как мне кажется, должна быть изменена. Госпожа Толоконникова написала еще более интересный текст, в котором было сказано следующее: «Если кто-то чувствует себя оскорбленным, надо простить»2

В данном случае очень и очень важно все-таки, как мне кажется, переосмысление того, что было сделано. И тогда откроется дорога и для диалога, и для прощения, я надеюсь

Потому что то, что совершено, это, конечно, грех, который нуждается в раскаянии.

Светова: Что для вас будет раскаянием?

Чаплин: Акция была публичная, поэтому и изменение позиции должно быть публичным.

Ясина: У этих молодых женщин есть маленькие дети. Сами они находятся в тюрьме, которая скорее ведет людей к ожесточению, нежели к покаянию. И не кажется ли вам, что внутреннюю работу над собой человек необязательно должен совершать в тюрьме?

Чаплин: Господь может побуждать их к покаянию разными методами. Почитайте аскетическую православную литературу. Для покаяния Господь посылает человеку и скорби, и болезни, и войны, и голод, и многое другое. Господь действует разными путями.

Светова: Господь действительно настолько жесток?

Бондаренко: Во-первых, я думаю, что Господь сам разберется, это была бы правильная позиция Церкви. Если Господь оскорблен, я думаю, у него есть возможности наказать — вот здесь отец Всеволод сказал — и другими способами. Меня удивляет разночтение и разное понимание Нагорной проповеди. Я не один раз ее читал. Там сказано: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас. Благотворите ненавидящим вас. И молитесь о гонящих вас и обижающих вас». Где вы увидели, что Господь призывает к наказанию? Я этого не увидел.

«Мы встретились в метро и пошли в храм»

Би-би-си: Ты со своей стороны можешь описать, как все проходило? Ты помнишь, что ты делала в храме, что делала после акции?

Д.Б.: Мы встретились в метро и пошли в храм, зашли в него. Никаких сложностей не было. У нас была плюс-минус подходящая одежда, хотя, конечно, под верхней одеждой на нас на всех были цветные колготки и цветные платья.

Мы зашли в храм и какое-то время там находились, ходили, смотрели иконы, хотели сориентироваться в пространстве: как лучше подойти к амвону. Потому что на предварительные вылазки посмотреть место я лично не выезжала, девчонки гоняли. Мы огляделись, посмотрели, есть ли охрана, и в какой-то момент, я сейчас уже не помню, кто был первый, забрались на амвон, и началась сама акция.

Все, конечно, пошло не по плану. Музыка практически сразу перестала играть, у Кати, по-моему, сразу отобрали гитару, охранники начали нас оттуда по одной брать и уводить. Когда меня пытались убрать с амвона, я не сопротивлялась, мужчина просто взял меня, оттащил меня и отпустил. Когда он пошел за кем-то дальше, я вернулась и старалась дальше продолжать само действо.

Потом всех девчонок уже прогнали с амвона и они пошли к выходу, а я почему-то немного замешкалась, и по-моему осталась там вообще одна. Охранники на меня особо внимания уже не обращали, а девчонки в каком-то возбужденном и испуганном состоянии уходили. И оставили там куртки. Это очень забавная деталь, что они вообще забыли про верхнюю одежду.

Я собрала все наши куртки и пошла на выход, догнала их и все. Мы вышли беспрепятственно, свечница предприняла попытку дернуть меня за волосы, но никто нас не бил, не задерживал. Мы перешли дорогу, нас никто не преследовал и казалось, что все хорошо, все в порядке и ничего плохого не произошло. И последствий никаких нет.

Перед акцией я очень плохо спала. Перед акциями всегда какое-то волнение, это в любом случае риск, ты до конца не отдаешь себе отчет в том, чем это может закончиться, но все равно дико страшно. Я очень мало и беспокойно спала и после акции практически сразу, минут через 20-30, поехала домой.

А девчонки остались и вместе с другими ребятами из команды стали собирать ролик, дали видеоинтервью, на котором как раз-таки было три девушки. И мне кажется, что это одна из причин, почему никто до конца не помнит или не знает или просто не обращает внимания, что было не три девушки, а пять.

Би-би-си: Там был Петя Верзилов, который играл роль иностранного туриста и проносил в храм гитару в рюкзаке, а девушек, получается, было даже не четверо, а пятеро?

Д.Б.: Да, была еще одна девушка. На амвоне было пятеро: Маша, Надя, Катя, я и еще одна девушка, которая также осталась анонимной. Общественность не знает, кто она.

К прочтению  Как церковь относится к компьютерным играм?

Image caption

На амвоне были пятеро участниц Pussy Riot, но Катю Самуцевич быстро поймали и увели. На этой фотографии: Диана Буркот — слева в красном платье и синих колготках, Мария Алехина — справа в красном платье и голубой балаклаве, Надежда Толоконникова — по центру в зеленом платье. Рядом с ней по центру в фиолетовой балаклаве — пятая участница, чье имя не известно широкой публике

Би-би-си: Как ты сама относишься к этой акции, удачной она была по-твоему или нет? Вроде бы к ней относились неоднозначно даже среди тех, кто поддерживал Pussy Riot, но считалось, что пока девочки сидят в тюрьме, критиковать акцию неэтично.

Д.Б.: Насколько я помню, вроде никакой резкой критики акции внутри группы не было, были сомнения о том, можно ли брать на себя такую ответственность. Я человек неверующий и достаточно критично отношусь к РПЦ. Так что у меня сомнений на этот счет точно не было.

Сама акция прошла очень скомканно, конечно, можно сказать, что и вовсе сорвалась. Но я не уверена, что такую технически сложную акцию можно было бы сделать лучше. Больше минуты такая акция не может продлиться.

Протоиерей Алексий Уминский

настоятель храма Святой Троицы в Хохлах, духовник Свято-Владимирской гимназии.

Безусловно, к девушкам из группы «Pussy Riot» нужно идти! Тем более что к покаянию их еще никто публично не призывал. Звучали разные голоса. Одни говорили о жестком наказании, о недопустимости того, что они сделали. Людей, озвучивавших такую позицию, можно понять, так как очевидно, что произошедшее в храме Христа Спасителя не должно остаться без наказания. С другой же стороны, высказывалось мнение, что девушек надо простить, и Церкви стоит проявить к ним милосердие.

Но ни разу внятно не прозвучал голос людей именно церковных, которые обращались бы к не к общественности, не к СМИ, не к государству, а непосредственно к этим девушкам, пытались бы объяснить им сущность происходящего. И то, что таких слов сказано не было, — самое неправильное во всей этой истории.

И потому бесконечно важно, если кто-то из разумных священников сейчас пойдет к ним в тюрьму. И ни в коем случае, в моем представлении, это не должны быть люди, стоящие на крайних позициях, которые в свое время озвучили протоиерей Всеволод Чаплин и отец Андрей Кураев

Первая позиция — это призыв к жесточайшим мерам наказания, а вторая — слова о том, что панк-молебен — невинная шалость. Если священник станет говорить с девушками с этих позиций, он не будет услышан.

Стоит вспомнить о том, как вообще Церковь относится к грешнику. Святоотеческое слово говорит о том, что мы должны ненавидеть грех и любить грешника. Грех — обличать, а грешнику — протягивать руку помощи. Рука эта еще не протянута. Да, мы действительно, не знаем до конца позицию этих девушек, вполне возможно, что она провокационна. Но если есть хоть малейший шанс объяснить что-то и научить покаянию, как можно от него отказаться? Ради грешников Господь пошел на крест. Сейчас время поста, и нам полезно об этом себе напомнить.

Если бы говорить с девушками выпало мне, я бы сказал им единственно возможные слова. О, несчастные, безумные дети, что же вы натворили, что же вы сделали сами с собой, как вам жить дальше с тем ужасным грузом, который вы несете на своей душе. Опомнитесь, придите в себя. Перед вами лежит бездна Божественного милосердия. Вы можете поменять свою жизнь и жизнь других людей, вы можете для себя открыть радость встречи с Богом.

Мне кажется, с участницами панк-группы надо говорить о Христе, о любви, о Евангелии, о том, как Христос приходит спасать грешников. И еще нужно сказать, что люди, совершающее подобное, наносят страшную рану своей душе — так нельзя поступать. Когда мы так поступаем, то уничтожаем в себе человеческое, свою собственную любовь, свою личность.

Но все это должно быть сказано не просто как слова, а с правильной интонацией. Когда мы видим человека, умирающего от болезни, мы ему сострадаем. Непонимание и гордыня — тоже недуг, разве они не достойны того, чтобы мы попробовали их простить? Если врач не будет сострадать своему больному, он никогда его не вылечит. Если мы будем с презрением относиться к грешнику, мы никогда никого не спасем!

Александр Невзоров, публицист:

К сожалению, дело Pussy Riot стало первым случаем, когда православные почувствовали вкус крови на своих клыках. Вкус этот им понравился. Они поняли, что пока нет цивилизованных рамок, есть возможность продавливать свою идеологию с помощью полицейщины, кодекса, прокуратуры, законов.

Image caption

Толоконникова и Алехина после выхода из колонии записали несколько музикальных клипов, снялись в сериале «Карточный домик» и выступили вместе с художником Бенкси

Это очень опасное оружие, потому что православие, как и все религии, отличается жесткостью и нетерпимостью. Сейчас в России фактически образовалось две категории граждан. Права и чувства одних охраняются законом, а над правами и чувствами других можно изгаляться сколько угодно.

Девочки эти, к сожалению, весь тот огромный человеческий потенциал, весь тот авторитет мучениц, который у них был на тот момент, растратили впустую на шпильки, помады, не сумев его реализовать.

Протоиерей Александр Степанов

настоятель храма Анастасии Узорешительницы и святых благоверных князей Федора, Давида и Константина Ярославских в Санкт-Петербурге

Конечно, надо идти, если они хотят! Я бы и сам пошел — да ехать слишком далеко. Другое дело, если девушки начнут глупости болтать, но это надо посмотреть по ситуации, зачем заранее подозревать их в дурном. Даже если это насмешка, чего нам бояться! Может, участницы группы на самом деле вразумились и что-то поняли. А если не поняли и никогда не понимали, то надо попробовать объяснить. Я даже не представляю, что я как священник мог бы отказаться — разве можно раз и навсегда постановить, что грешник погиб и «спасению не подлежит»? Никто из нас не Господь Бог.

Если бы в тюрьму к девушкам шел я, я бы сначала их внимательно выслушал, узнал, зачем они все это сделали, потому что мне лично все произошедшее странно… Ну, вам не нравится Путин, хорошо, а почему об этом надо вот таким образом заявлять — в храме? Разве вы не знаете, что в церкви люди молятся? Может, вы просто хотели привлечь внимание таким образом — себя показать? В общем, я бы попытался разобраться. И, может быть, постепенно в разговоре они бы сами признались, что выбрали очень неадекватные методы выражения своей политической, гражданской позиции

Надеюсь, потихоньку мы бы вышли на диалог, услышали друг друга

Думаю, что очень важно такие разговоры вести не агрессивно, не «наезжая» на девушек со словами «да как вы посмели, такие-сякие», а миролюбиво. У меня есть опыт общения с молодыми людьми, и они, слава Богу, обычно довольно мягкие в общении

Внешне могут быть агрессивными, но внутри у них все-таки много хорошего, на что можно опереться.

Поэтому, мне кажется, у беседы с участницами панк-группы хорошая перспектива. В Москве много замечательных священников, которые нашли бы, как с ними поговорить и, возможно, даже обрести их для Церкви.

Протоиерей Димитрий Смирнов

Марат Гельман, галерист:

Лично для меня этот приговор поменял многое. У меня были разные деловые договоренности с губернаторами, но когда посадили девушек и я вступился за них, все мои романы с властью закончились. Потом я понял, что это было к лучшему — комфортная среда очень опасна для искусства.

Image caption

Православные активисты у здания Мосгорсуда во время рассмотрения кассации на приговор Pussy Riot

Первое, что удалось сделать Pussy Riot для искусства, — провести противопоставление «искусство — политика», «Путин — Pussy Riot». Путин серый, а они — цветные. Путин мужчина, они — женщины. Путин старый, они — молодые. Путин свободный, они — в тюрьме. Они сумели нарисовать портрет Путина, но от противного — из себя. Они собрали идеального «анти-Путина» во всем. Например, говорят, что Навальный — «анти-Путин», но кто-то видит у них похожие черты. А им удалось создать абсолютно анти-путинский образ.

Во-вторых, они нам всем напомнили, что если в России искусство находится не в авангарде общества, то оно вообще не нужно. Это во Франции искусство может быть украшением, декоративным элементом.

Pussy Riot подвели черту под определенным этапом российского акционизма. Они подвели черту под театральщиной, которая ушла уже из плоскости искусства.

Ярослав Нилов, депутат от ЛДПР, соавтор инициативы об ответственности за оскорбление чувств верующих

Прошло не только пять лет с приговора Pussy Riot, но и пять лет с момента того, как начал разрабатываться законопроект об уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих. Сегодня — это сдерживающая норма в уголовном кодексе, которая нужна для того, чтобы охладить горячие головы — речь даже не о Pussy Riot, а о всех тех, кто пытается нарушать общественные нормы и оскорблять. Она применяется крайне редко, да и слава богу.

Image caption

К настоящему моменту панк-группа Pussy Riot фактически распалась: Толоконникова и Алехина занимаются собственными проектами

Напрмиер, после принятия закона ситуация, которая произошла с журналом Charlie Hebdo, в России стала бы невозможной — журнал просто не разрешили бы распространять. При этом хочу сказать, что в деле «Матильды» и речи не идет об оскорблении чувств верующих.

  • Чаплин, Быков и Алехина — о приговоре блогеру Соколовскому
  • «Отрицает существование Иисуса»: 10 цитат из приговора Соколовскому

Акция Pussy Riot для меня очевидное хулиганство. Они понимали, на что они шли. Слава богу, что именно так все закончилось, а не хуже. В нашей парадигме такие вещи, как акция Pussy Riot, опасны, недопустимы и их нельзя совершать.

Я не наблюдаю тренда на клерикализацию, о котором все говорят. Не могу сказать, что Русская православная церковь сильно усилила позиции. Многие люди мыслят, к сожалению, опосредованно, пока ситуация их не касается. Есть такая пословица: «Феминизм — до первого хорошего мужа, капитализм — до первого частного капитала, атеизм — до первой серьезной тряски в самолете».

Можно сколько угодно рассуждать, что есть свобода творчества и что вмешательство и диктат церкви недопустимы. Но для меня неприемлемо, когда творчеством прикрывается кощунство в провокационных целях. Мусульмане бы такого вообще не позволили, а православные теперь противостоят этому с помощью закона.

Суд признал участниц Pussy Riot виновными в хулиганстве по делу о «панк-молебне» в храме Христа Спасителя. 16+

Надежда Толоконникова, Мария Алёхина и Екатерина Самуцевич из группы Pussy Riot, устроившие 21 февраля 2012 года панк-молебен в храме Христа Спасителя в Москве, признаны виновными. Такой вердикт вынес судья Хамовнического суда Москвы.

Из обвинительного приговора: «Участницы Pussy Riot осознавали оскорбительный характер своих действий и намеревались довести информацию об акции до широкого круга верующих».

Девушек осудили по статье «Хулиганство по мотивам религиозной ненависти и вражды в отношении какой-либо социальной группы граждан». Эта статья предусматривает до 7 лет лишения свободы, гособвинение попросило для девушек три года тюрьмы. Судья сообщил, что участницы Pussy Riot «исполнили в храме богохульную и оскорбительную песню», сообщает «Интерфакс».

Адвокат участниц группы Виолетта Волкова сообщила суду, что обвинительный приговор будет обжалован.

Во время оглашения приговора под окнами здания суда, который обнесли железным заборов еще утром, собрались более тысячи человек  сторонников и противников активисток. Полицейские усилили охрану, выставив по периметру спезназ. Движение транспорта по 7-му Ростовскому переулку было частично перекрыто. Во время оглашения приговора рухнул сайт Хамовнического суда. На стартовой странице появилось сообщение «Возникла проблема с сервером базы данных. Попробуйте обратиться к данной странице позже».

В ходе «стояния» возле ворот суда задержаны несколько сочувствующих Pussy Riot: один человек надел балаклаву а-ля pussy, еще двое развернули плакаты, передает ИТАР-ТАСС. Однако полиция не тронула никого из группы защиты РПЦ  неподалеку от суда такой пикет проводили активисты ЛДПР.

Следом за либерал-демократами на площадь вышли националисты  молодые люди в спортивных костюмах, они развернули плакаты «Ведьм на костер!»

К суду пришли и известные оппозиционеры блогер Алексей Навальный и координатор Левого фронта Сергей Удальцов. Последний сказал, что судьи вынесли «приговор всему гражданскому обществу», сообщив, что они «будут гореть в аду, жариться по полной программе». На заседание впустили адвоката Виолетту Волкову, депутата Госдумы Дмитрия Гудкова и Алексея Навального. Удальцов, который тоже попытался пройти мимо охраны, был задержан после того, как показал паспорт.

С официальной реакцией на приговор Хамовнического суда намерена выступить Еврокомиссия, ее представитель Петер Стано сообщил, что эта организация внимательно отслеживает происходящее в России.

Петер Стано, официальный представитель Еврокомиссии: «Мы неоднократно выражали свою озабоченность по поводу этого дела, но мы не намерены предаваться спекуляциям, пока не оглашен приговор суда».

Сегодня по всей России и миру проходят различные акции поддержки девушек. Так, в Москве на некоторые памятники с утра неизвестные надели цветные маски-балаклавы. Пуссеподобными предстали бронзовый Александр Пушкин и Наталья Гончарова на Арбате, Михаил Ломоносов на Воробьевых, Абай Кунанбаев на Чистых прудах.

Менее безобидной стала акция, которую устроили хулиганы в Пскове. Они изрисовали белоснежный собор Иоанна Предтечи XIII века 15-метровой красной надписью «Долой церковных мракобесов», а ниже  «Уважуха Pussy Riot». На Украине участницы движения FEMEN спилили бензопилой поклонный крест на Майдане в центре Киева.

В Красноярске накануне на улицу вышла голая незнакомка  в черных трусиках и туфлях на каблуках она прошлась по центральной улице, прикрыв грудь плакатом «Свободу Pussy Riot».

В Архангельске прошел пикет, на котором собравшиеся развернули плакаты «Россия  светское государство» и «Когда религия соединяется с политикой  рождается инквизиция».

НТВ.Ru напоминает: пять участниц группы Pussy Riot, надев цветные маски и музыкальные инструменты, пришли в кафедральный собор России и, взойдя на амвон, несколько минут исполняли песню и выкрикивали ругательства в стихотворной форме.

Позже девушки сообщали суду и всем верующим, что не хотели обидеть их чувства, что их акция была только «политической».

Похожие новости

  • 17 августа 2012Для Pussy Riot начался последний отсчет
  • 17 августа 2012Дело Pussy Riot подошло к развязке
  • 17 августа 2012По планете катится волна «пусси-митингов»
  • 17 августа 2012Голая девушка прошагала по центру Красноярска в защиту Pussy Riot
  • 17 августа 2012Молодые люди, надевшие pussy-шапки на статуи, схвачены в метро Москвы
  • 17 августа 2012Пушкин, Ломоносов и воины Советской армии «надели» цветные pussy-маски
  • 17 августа 2012Приговор Pussy Riot вынесут под усиленной охраной
  • 17 августа 2012Сочувствующие Pussy Riot оскверняют храмы и пилят кресты
Мне понравился этот материал6

Спасибо за голос!

Новости СМИ2

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: