Молебны о здравии больных вич/спидом: 1 декабря

У тебя вич, но ты не умрешь | милосердие.ru

Введение

В конце XX века народы, окормляемые Русской Православной Церковью, вслед за многими странами мира, столкнулись с эпидемией инфекции вируса иммунодефицита человека (ВИЧ).

Сегодня эта эпидемия, поражающая в первую очередь молодежь и экономически активное население и требующая все больших затрат для лечения больных, является одной из наиболее серьезных угроз для стран СНГ.

Питательной средой эпидемии ВИЧ в наших странах является массовое распространение асоциальных и аморальных форм поведения: беспорядочных половых контактов и потребления инъекционных наркотиков. В то же время нередки случаи, когда заражение происходит из-за халатности медицинского персонала, в результате изнасилования, неверности супруга; растет число детей, родившихся от ВИЧ-инфицированных матерей. Заболевание, первоначально распространявшееся среди «групп риска», постепенно охватывает все более широкие слои общества.

Русская Православная Церковь в лице священнослужителей и мирян принимает участие в борьбе с эпидемией вируса иммунодефицита человека / синдрома приобретенного иммунодефицита (СПИДа) и в преодолении ее последствий.

Сознавая свою ответственность перед Богом и людьми, Церковь считает своим первоочередным долгом духовно-нравственную оценку эпидемии ВИЧ/СПИДа. Социальные и медицинские факторы и явления, способствующие формированию так называемых групп риска, являются причинами эпидемии ВИЧ лишь опосредованно и вторично. Подлинной же первопричиной и источником стремительного распространения эпидемии является достигшее невиданных прежде размеров умножение греха и беззакония, утрата обществом фундаментальных духовных ценностей, нравственных устоев и ориентиров. Все эти разрушительные процессы свидетельствуют о тяжких духовно-нравственных недугах, поразивших общество, которые, в случае их последовательного развития, могут привести и к более масштабной катастрофе.

Церковь ясно свидетельствует, что болезни и связанные с ними страдания, в том числе переживаемое больными отчуждение и презрение со стороны окружающих, — это последствия греха, пренебрежения богозаповеданными нравственными нормами и интересами ближних. Обличая грех, Церковь, следуя примеру своего Господа, совершает служение милосердия в отношении больных. Церковь ведет работу с наркозависимыми, составляющими основную группу риска заболеваемости ВИЧ/СПИДом. В последнее время ВИЧ-инфицированные все чаще оказываются в сфере пастырского попечения приходских священников.

Призвание Церкви в ситуации эпидемии ВИЧ/СПИДа не отличается от веками исполняемого ею служения, возложенного на нее Богом. В то же время современная ситуация с эпидемией ВИЧ/СПИДа является во многих отношениях новой для Церкви и имеет свою специфику, связанную с характером заболевания, его нравственными корнями и социальными последствиями, а также с масштабом эпидемии.

У нас на приходе таких нет

— Вы создали проект «Верю.Знаю.Живу», какие у него задачи?

— Я отдала свои визитки ВИЧ-клинике, и врачи из московского центра, когда видят, что с пациентом надо другой разговор вести, мой телефон дают. Потом помощники стали появляться. И мы создали движение «Верю.Знаю.Живу». Это не только помощь и консультирование, это ликбез среди священников.

— А что, ликбез в церковной среде необходим?

— Когда я пошла по храмам и начала спрашивать служащих, что вы знаете о ВИЧ, какую работу проводите, мое появление приводило в ступор священников и работников храма. Хорошо, говорю, к вам приходит человек с диагнозом и говорит, что хочет развестись, что вы ему скажете? А вы кто? А вы почему спрашиваете? Они пугаются. Или говорят: «У нас на приходе таких нет». Вот я была на Пасху в храме рядом с домом, там стояло человек двести. По статистике у нас каждые пять минут заражается один человек.

А в Сергиевом Посаде я однажды набирала воду в часовне, попросила инока помолиться, дала ему список. Он спрашивает: «Это кто?» Говорю: «Больные люди, ВИЧ». «Ха, нет такой болезни!» Ответственность должна быть какая-то! Там же и другие люди вокруг стоят, слушают, что ты говоришь.

— Ну, и пусть говорит. Человек пойдет потом к врачу и выяснит все про ВИЧ. Или нет?

— У нас сейчас и врачам не верят, и друг другу перестали. Верят батюшке. У нас батюшка и психотерапевт, и доктор, и нянька. Тяжело люди сейчас живут. И в концепции РПЦ о помощи людям с ВИЧ написано, что священники должны давать достоверную информацию о заболевании. Еще в 2005 году она принята.

Надо помогать священникам организовать работу с людьми, иначе они у нас выпадают. Помогаем геям, проституткам, наркоманам. А простыми благополучными с ВИЧ-статусом никто не занимается. Девочка поет в церковном хоре, выходит замуж за молодого человека, а у нас не принято сдавать анализы, получает ВИЧ и идет на самоубийство.

— Вы реальную историю сейчас рассказываете?

— Реальную.

— Она покончила с собой?

— Нет. Она просто маме так сказала, что покончит жизнь самоубийством. А мама не знает, что делать, и бежит к священнику. А у него нет достоверной информации, он не может помочь. Хорошо, что есть такие люди, как отцы Валерий Буланников, Игорь Давыдов, Антоний Кадышев. Я больше не знаю, может, еще кто-то есть.

г) Пастырское попечение вне прихода

Священнику следует уделять внимание
посещению ВИЧ-инфицированных на дому, в больнице, в
хосписе — особенно больных, находящихся в терминальной
стадии. Большое значение будет иметь наличие у
священника опыта пастырской заботы об умирающих,
особенно недостаточно воцерковленных

В силу
особенностей распространения ВИЧ/СПИДа в России,  в
терминальной стадии могут находиться люди молодого
возраста, многие с опытом употребления наркотических
веществ.

В случае инфицирования и смерти обоих
супругов может возникнуть вопрос о дальнейшей судьбе
детей и близких, находящихся на их иждивении, что может
потребовать той или иной помощи со стороны прихода.

Важна пастырская работа священника с ВИЧ-инфицированными
в тюрьмах. В связи с высокой степенью распространенности
наркозависимости и ВИЧ-инфекции среди заключенных,
большое значение приобретает подготовленность священника
для работы с данной категорией лиц.

У нас шприц, что ли, должен из коленки торчать?

— «Глядя на вас, сложно представить, что вы болеете», «А так не скажешь». Вам часто это говорят. Как вы относитесь к таким словам?

— Иногда возмущают, сейчас чаще думаю: «Да и Бог с вами». Некоторым предлагаю меня пощупать и хорошо осмотреть. Вот мы сидим в кафе, посмотрите вокруг, кто с какой болезнью? Давайте тогда плакат на каждого повесим: «Холецистит», «Геморрой», «ВИЧ». Ну как по виду определить?

Вчера вечером встречалась с женщиной и ее мамой. Мама чуть постарше меня, и это у нее была трагедия, когда она узнала, что у дочки ВИЧ. Совершенно нормальная семья, все воцерковленные. И она все равно, даже глядя на меня, щупая, рассматривая справки, говорила: «Не может этого быть!» Настолько ей вбили в голову, что это болезнь маргиналов.

— То есть, когда вы общаетесь с людьми, у вас справка наготове?

— Да, чтобы доказать, что я это не придумала. Некоторые говорят, что я придумываю. Тогда я спрашиваю: «Ну а как, по-вашему, должен выглядеть человек с ВИЧ? У нас шприц, что ли, из коленки должен торчать?» Ты годами никак не замечаешь вирус и выглядишь совершенно обычно.

— А как люди отвечают на этот вопрос про «выглядеть»? Какие предположения?

— У нас был эксперимент. При Сеченовском институте у нас была группа, где мы занимались вместе спортом: и люди со статусом и люди без. Семьями люди приходили. И никто не знал, кто с ВИЧ, а кто нет. И однажды руководитель нас посадил и спросил, как должен выглядеть человек со статусом. Отвечали, что он должен быть подавленным, голова опущена вниз, поза стыда и жертвы, заметные болячки. Плюс он же всегда наркоман, значит, худой, впалые щеки и трясущиеся руки.

А потом попросили поднять руки тех ВИЧ-положительных, кто живет с открытым лицом. Я подняла. И гробовая тишина. И рядом со мной девушка повернулась: «Вау!»

Значит, какой вывод? По внешним признакам нельзя никогда вычислить этого человека.

«Заговор мирового правительства»

Три смертиПриемные родители из Санкт-Петербурга соглашались лишь на «нетоксичные методы лечения» ВИЧ-положительного ребенка, под которыми понимали прием БАДов. Они отказывались от антиретровирусной терапии (АРТ), в результате 10-летняя девочка умерла.
Отчим Дани Маркелова был настолько уверен в «лживости» врачей, поставивших ребенку диагноз ВИЧ, что превратил смерть пасынка в шоу, регулярно выкладывая в интернет видео и фотографии мальчика. Ребенок перенес ВИЧ-энцефалопатию, кандидоз, пневмонию (предположительно) и скончался в возрасте 11 лет.
ВИЧ-положительная Лиза нормально жила без лекарств до 9 лет, но потом ее здоровье резко ухудшилось, появилось множество болезней, сопутствующих СПИДу — энтерит, вирусная пневмония, целиакия, молочница. Выпали все волосы, девочка перестала расти, ее постоянно рвало. Только после этого ее мать, до этого с ненавистью отзывавшаяся о врачах, удалила свой аккаунт с ВИЧ-диссидентских сайтов.

Почти одновременно с открытием ВИЧ появились люди, отрицающие его существование. Они утверждают, что все научные разработки, связанные с вирусом иммунодефицита, все методы лечения, направленные на предотвращение развития у пациентов СПИДа – это грандиозная мистификация.

«Согласно их теории, ВИЧ – это миф, появившийся в результате заговора фармацевтических компаний и мирового правительства для сокращения населения до «золотого миллиарда»», — говорится в исследовании, проведенном группой ученых во главе с социологом Петром Мейлахсом при поддержке Благотворительного фонда «Свеча» и Коалиции по готовности к лечению.

У истоков отрицания ВИЧ стояло несколько ученых, не имевших прямого отношения к вирусологии, но достаточно известных в своих сферах. Среди них был лауреат Нобелевской премии по химии Кэри Муллис, профессор молекулярной биологии Питер Дюсберг, психиатр Каспер Шмидт (последний умер от СПИДа в 1994 году).

Доказательства, которые до сих пор используют отрицатели ВИЧ, базируются на утверждениях этих ученых и не учитывают 30-летний опыт, накопленный с тех пор.

Например, профессор Калифорнийского университета Петер Дюсберг изложил свои сомнения по поводу связи между ВИЧ и СПИД в журнале Cancer Research в 1987 году. В 80-е годы доказательств вирусной природы СПИДа и связи между этой болезнью и ВИЧ, действительно, было еще мало.

3.2. Диакония и социальное служение

Важнейшими направлениями работы Церкви
по предотвращению распространения ВИЧ/СПИДа и заботы о
ВИЧ-инфицированных в сфере социальной деятельности, где
возможно сотрудничество с общественными организациями и
государственными структурами, являются:

— создание церковной анти-СПИД сети,
призванной осуществлять координацию православных
инициатив в сфере профилактики и борьбы со СПИДом;

— поддержка церковно-общественных проектов
на местах по созданию консультационных служб и телефонов
доверия по проблемам ВИЧ/СПИДа;

— содействие социальной реабилитации и
защите прав людей, живущих с ВИЧ/СПИДом;

— правовая консультация ВИЧ-инфицированных
и их близких;

— психологическая помощь людям, живущим с
ВИЧ/СПИДом (в медицинских учреждениях — больницах,
клиниках, роддомах, в местах заключения и так далее), а
также их близким;

— уход за детьми-сиротами, рожденными от
ВИЧ-инфицированных матерей;

— патронаж и уход за ВИЧ-инфицированными
детьми-сиротами;

— патронаж и уход за взрослыми
ВИЧ-инфицированными, в том числе в терминальной стадии;

— работа в заведениях пенитенциарной
системы, в том числе с ВИЧ-инфицированными заключенными.

Эффективная церковная работа невозможна
без организации системы подготовки и переподготовки
священнослужителей, а также церковных социальных
работников, занимающихся проблемами СПИДа. Учитывая
медицинскую и социальную специфику эпидемии,
целесообразно также сотрудничество Церкви в данной сфере
с государственными и общественными организациями.

Основными направлениями в этой сфере
являются:

— медико-психологическая подготовка
священнослужителей, призванных духовно окормлять людей,
живущих с ВИЧ/СПИДом (в том числе в условиях
пенитенциарной системы);

— подготовка социальных работников
(например, патронажных сестер) и консультантов (телефоны
доверия, консультационные центры) для работы с
ВИЧ-инфицированными и их близкими;

— проведение семинаров, круглых столов,
тренингов и прочих методических, образовательных и
просветительских мероприятий, посвященных различным
проблемам профилактики и борьбы со СПИДом;

— издание методических пособий для
священнослужителей и церковных социальных работников,
работающих с ВИЧ-инфицированными и их близкими,
осуществляющих патронаж и уход за больными с ВИЧ/СПИДом;

— консультирование по методам
православного социального служения в сфере профилактики
и борьбы со СПИДом.

Болезнь и вера

– Как повлияла болезнь на вашу веру?

– Хотя я всегда верил в Бога, в юности, когда я взрослел, у меня были моменты сомнений. И исчерпывающих, удовлетворяющих меня ответов я не получал.

Церковь всегда была и всегда будет. Нас не станет – Церковь же будет благоденствовать на Земле.

Но раньше мне не было доступно изучение православия – тогда, когда я искал ответы на свои духовные вопросы. Поэтому я и поступил в Свято-Тихоновскую православную семинарию – именно в поисках ответов на мучившие меня вопросы.

Сейчас же из-за болезни у меня появилось много времени для молитвы и размышлений. И появилась возможность помогать понять другим людям, как они могут помочь неизлечимо больному человеку.

Мой диагноз – подарок судьбы мне. Он позволил мне найти истину православия, прийти к ней. Господь благословил меня прожить оставшееся мне время православным христианином.

– А как вера повлияла на вашу болезнь?

– С 1993 года, когда мне поставили диагноз, Церковь дает мне надежду на жизнь. Когда-то врачи давали мне всего полгода жизни. Всё, что мне оставалось – это написать завещание. Я врачей слушал, их у меня было целых четыре. К концу девятого месяца, в сентябре 1994-го, в мой день рождения, я всё еще был жив и чувствовал себя хорошо. Конечно, душевного покоя не было – как же, мне же сказали, что я уже должен умереть. И тогда пришло время для меня подумать о своей жизни.

В молитве мне было откровение. Это случилось в воскресенье во время Божественной литургии. Чувства мои тогда крайне обострились, хотя я всегда был очень чуток к происходящему. Тогда я понял, как никогда, слова 145-го псалма: «Хвали, душа моя, Господа. Буду восхвалять Господа, доколе жив; буду петь Богу моему, доколе есмь. Не надейтесь на князей, на сына человеческого, в котором нет спасения. Выходит дух его, и он возвращается в землю свою: в тот день исчезают все помышления его. Блажен, кому помощник Бог Иаковлев, у кого надежда на Господа Бога его, сотворившего небо и землю, море и всё, что в них, вечно хранящего верность, творящего суд обиженным, дающего хлеб алчущим. Господь разрешает узников, Господь отверзает очи слепым, Господь восставляет согбенных, Господь любит праведных. Господь хранит пришельцев, поддерживает сироту и вдову, а путь нечестивых извращает. Господь будет царствовать во веки, Бог твой, Сион, в род и род. Аллилуйя». (Пс. 145:1-10).

Доверьтесь Господу. С открытой душой говорите с Ним каждый день. Хвалите Господа Нашего. И Он покажет вам путь. От нас не много нужно – слушать, слышать, не дремать, бдить, следовать Его заветам и любить друг друга. На самом деле всё просто…

Зачем в больнице храм?

Главный врач больницы показал епископу Пантелеимона больничный храм. В этом году на здании появились купола, в храм уже можно зайти и помолиться, пусть пока среди стропил и мешков с цементом.

Когда главного врача 2-й инфекционной больницы спрашивают о том, зачем в его стационаре строится храм, Вячеслава Анатольевича рассказывает, что окна его кабинета, расположенного на первом этаже выходят на дорожку, по которой идут пациенты, направленные в центр-СПИД на консультацию. В основном это – молодые ребята, к врачу они шагают бодро, разговаривают, смеются, прихлебывают из жестяных банок дешевый алкоголь, а вот обратно идут совсем по другому, тихие, подавленные, убитые. Если бы на территории больницы был храм, они зашли бы туда обязательно, в такие моменты человек на всю свою жизнь смотрит другими глазами, и хорошо, если рядом окажется кто-то кто может поддержать, например, священник. Мечта о храме в инфекционной больнице постепенно становится реальностью.

Посещение больных СПИДом

Наместник Донского ставропигиального мужского монастыря епископ Павлово-Посадский Кирилл регулярно посещает СПИД-центр при инфекционной больнице No. 2. Последний визит прошел на Пасху 2010 года. От имени Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла епископ Кирилл поздравил всех с праздником Светлого Христова Воскресения и вручил персоналу и пациентам, находящимся на лечении в СПИД-центре, пасхальные подарки.

«Праздник Пасхи свидетельствует о том, что Христос, пришедший в этот мир,  Своей Божественной силой победил смерть, и всякое зло. Этот праздник является для нас огромной надеждой, он свидетельствует о том, что наш путь не заканчивается одной земной жизнью, а продолжается в вечности. В вечность нас зовет Сам Господь Иисус Христос. В этот день нет уныния, нет печали и тоски, а сами богослужения пасхальных дней исполнены глубокой радости», – сказал, в частности, Владыка Кирилл.

Архипастырь пожелал всем сотрудникам и пациентам больницы помощи Божией и доброго настроения, помогающего без уныния нести свои труды и свой жизненный крест.

Отец Валерий перепугался: «Встань в конец очереди»

— Я смотрела запись дискуссии, в которой вы участвовали, на телеканале «Спас» с отцом Димитрием Смирновым. Из вашего диалога явно что-то вырезали. Что?

— Отец Димитрий Смирнов назвал однажды ВИЧ-положительных спидоносцами. И я ему сказала: «Вы как священник должны нести любовь и добро. Как можно людей так называть? Вот я сижу перед вами, скажите мне, что я спидоносец. Или покажите пример, как должен вести себя священник, здесь признайте ошибку и извинитесь».

Я хотела, чтобы он встал и сказал: «Люди, простите меня, грешного! Я вам дал недостоверную информацию. Меня самого ввели в заблуждение». Это было бы достойно. «Ну вы мне еще будете рассказывать, как себя вести!» — такой был ответ. А я свой ВИЧ на сто процентов получила из-за Смирнова, мой воцерковленный муж выслушал, что такой болезни нет, и меня в этом убедил, показав видео отца Димитрия.

«Мы не можем этого просить у священника», — сказала тогда ведущая. А почему не можем? Смелый, достойный батюшка должен не бояться просить прощения. Сколько бы людей пришло в храм после его поступка!

Должна быть личная ответственность священников за недостоверную информацию. Ведь люди умирают! Совсем недавно у нас в ИКБ-2 умер священник, уже стадия СПИДа была, не лечился, «нет такой болезни»! Вот в Питере идет судебный процесс, батюшка взял ребенка из детдома, не стал давать терапию, ребенок умер. И это кто? Ба-тю-шка! Где? В Пи-те-ре! Не безграмотный крестьянин с периферии.

Из личных писем Анне Петровне

— Какой самый странный совет вы от священника получили?

— Молитесь, и все пройдет. Ходите в храм, и все будет хорошо. Не будет. Без лечения не будет. Лучше молиться, чтобы Бог послал хорошего врача.

— Но ведь Бог может все? Получается, нет?

— Чтобы ты заснул с 1000 единиц копий вируса, а проснулся — ничего нет?

— Вроде того.

— Ха-ха-ха! Ведите правильный образ жизни, творите добро. Или хотя бы не делайте гадостей. Лег вечером — думай, не зря ли ты сегодня небо коптил. Дальше скажи: «Господи, я так хочу выздороветь!» А Бог тебе ответит: «Ну ты хотя бы дойди до МГЦ» (Московский городской центр борьбы со СПИДом — прим. ред.).

— Многие люди думают иначе…

— Тех людей, которые думают иначе в вопросах ВИЧ/СПИДа, выносят в черных мешках из ИКБ-2 (Инфекционная клиническая больница №2 — прим. ред.). Поговорите со священниками, которые там работают, они расскажут, что такое чудеса и что значит не лечиться.

— Что вам сказал священник в вашем храме?

— Я пришла на исповедь, описала, что заразилась, и спросила, как мне подходить к чаше, не заражу ли я кого-то. Я не знала тогда, что не передается. Отец Валерий перепугался: «Встань в конец очереди». Я встала, причащалась последней, но меня это задело.

А потом пошла в другой храм. И там батюшка сказал на исповеди, что у него такие люди есть, что ничего страшного, что надо лечиться. А иногда и он не знает, у кого какие болезни. Если б через причастие заражались, вымер бы весь православный мир. А я к концу очереди все равно старалась встать. Он остановил очередь и выдернул меня: «Ты! Иди сюда!», и поставил вперед.

— Вы вернулись в свой храм?

— Через неделю я пришла обратно, к своему отцу Валерию. Рассказала эту ситуацию. И он задумался, сказал: «Прости меня! Я не знал!» Вот она, христианская любовь. И спросил: «А где я могу об этом почитать?» Я начала скидывать ссылки. Вот достойное поведение.

Сейчас я, например, звоню отцу Валерию насчет очередной девушки в депрессии, первое, что он спрашивает: «А она пьет таблетки?» Я говорю: «Нет». «Приводи ко мне на беседу». То есть человек не поленился, залез в интернет, прочитал концепцию РПЦ, нашел информацию о заболевании. Он ей рассказал про ценность жизни, православное мировоззрение и подвел к тому, что таблетки принимать надо. Она мне позвонила: «Анна Петровна, я первый раз выпила лекарство». Я пишу: «Батюшка, состоялось!» Он: «Ура!» Плюс одна жизнь.

— Что вы думаете о популярном утверждении, что это плата за грехи?

— Ведь написано в концепции РПЦ, что нельзя рассматривать болезнь как плату за грехи. Но по жизни я встречаю людей, которые говорят, если на себя смотреть честно, то они знают, за что. Если бы я шел ровной дорогой, жил по Библии… Все равно что-то у каждого где-то есть. Но я бы не сказала, что это плата за грехи. В любом случае пусть каждый решает сам за себя. Батюшка так точно не должен никому говорить, иначе получается осуждение. Взять мой случай. Вышла замуж за вдовца, не изменяла и так далее. Но все равно про себя я знаю, откуда ноги растут.

И вот, вам сказали, что у вас ВИЧ. Что делать?

– Обычная реакция человека, получившего диагноз «ВИЧ-инфекция», – шок. Вам кажется, что ваша жизнь кончена, что в ней уже никогда не будет ничего хорошего. Воображение рисует картины беспросветного будущего, полного боли и страданий. Но в реальности благодаря достижениям современной медицины ВИЧ – уже давно не приговор!

Важно помнить:

– ВИЧ – заболевание не смертельное, а хроническое. Длительность жизни человека с ВИЧ и без него практически не отличается при условии регулярного лечения и соблюдения некоторых правил. Принимая лекарства против ВИЧ, вы проживете долгую счастливую жизнь до старости.

– В России лечение ВИЧ – бесплатное.

– У человека с ВИЧ может быть нормальная семья и здоровый ребенок.

Даже если в голове у вас царит полный сумбур, вы испытываете отчаяние, постарайтесь чуточку успокоиться, прочитав все вышеизложенное. Диагноз ВИЧ – всегда сильнейший стресс, он переживается как горе, у него даже этапы те же: отрицание – агрессия – торг – депрессия – принятие. Поверьте, постепенно вам станет легче, картина жизни станет ясной.

Первое, что необходимо сделать, – обратиться в ваш местный СПИД-центр (Центр профилактики и борьбы с ВИЧ/ СПИДом), встать там на учет

Повторюсь – в нашей стране лекарства, медицинские процедуры и лечение людей, живущих с ВИЧ, полностью бесплатны.
Жизненно важно регулярно посещать врача в СПИД-центре, выполнять его рекомендации. Врач будет отслеживать течение ВИЧ-инфекции, чтобы в положенное время назначить терапию против ВИЧ (антиретровирусную терапию – АРВТ).

После назначения терапии ее нужно принимать в течение всей жизни каждый день, в строго определенное время, без пропусков.

Важно отслеживать (если врач сам не сообщил их значений, задайте ему вопрос) свой иммунный статус и вирусную нагрузку. Иммунный статус показывает, в каком состоянии находится ваша иммунная система, а вирусная нагрузка – количество частиц вируса у вас в крови

Терапию в России начинают при иммунном статусе меньше 350 и вирусной нагрузке больше 100 000.

  1. Ознакомьтесь с информацией о ВИЧ, но не читайте что попало. ВИЧ окружен множеством мифов, в интернете можно найти горы устаревшей, ложной и недостоверной информации о ВИЧ и СПИДе. Путаница в голове и каша из противоречивых сведений вам не поможет. Доверяйте только проверенным источникам и научным данным о ВИЧ. Рекомендуем читать статьи на медицинских сайтах, сайтах СПИД-центров.
  2. Настройтесь на здоровый образ жизни. Бороться с ВИЧ-инфекцией поможет хорошее питание, умеренная физическая активность (спортивные нагрузки), полноценный отдых, достаточное время сна. ВИЧ несовместим с курением, алкоголем, тем более – с наркотиками.
  3. Не стыдитесь обращаться за помощью. Если вы чувствуете, что не справляетесь со стрессом после получения диагноза, вам не хватает знаний о ВИЧ, обратитесь за помощью.

Обсудите ваши проблемы на форумах для людей, живущих с ВИЧ, где обязательно найдете сочувствие и поддержку (рекомендую группу «ВКонтакте» «STOP ВИЧ/СПИД. Касается каждого. Участвуют все» и форум для людей, живущих с ВИЧ).

Может помочь и посещение группы взаимопомощи для людей, живущих с ВИЧ. В вашем СПИД-центре вам сообщат о наличии такой группы в вашем населенном пункте и о расписании ее встреч (не стесняйтесь поинтересоваться этим самостоятельно).

1.2. Грех и его последствия

Грехопадение есть духовный разрыв
человека с Богом. Оно значительно ослабило возможность
человека совершенствоваться согласно Божиему замыслу о
нем. Произошло изменение состояния человеческой природы,
затронувшее разумную, чувственную и телесную части
человеческого существа. В результате греха телесному
существованию человека от рождения до смерти сопутствуют
болезни (Быт. 2:17; 3:16-19; Рим. 5:12; 6:16; 8:6;
1 Кор. 15:56; Евр. 2:14-15; Иак. 1:15). В болезнях
проявляется власть смерти над человеком (ср. Рим. 5:14;
1 Кор. 11:28-32).

Будучи причиной разрыва между человеком
и Богом, грех вносит разрыв и в отношения между членами
человеческого общества, приводя ко все усиливающемуся
взаимному отчуждению, соперничеству и вражде (Быт. 3:
12; 4; 11:1-9).

Как я узнал, что болен СПИДом

– Эндрю, когда вы узнали, что вы ВИЧ-положительны? Когда вам был поставлен диагноз «синдром приобретенного иммунодефицита»?

– Это было в октябре 1993 года. Тогда была эпидемия гриппа, и у многих он переходил в пневмонию. Я тоже некоторое время лечился от гриппа. Терапевт списывал мою ночную потливость и непреходящее чувство усталости на то, что я очень много работал, неправильно питался, не отдыхал полноценно. Всё это воспринималось как нечто обыденное – мол, «переработал, переутомился».

Так я лечился шесть месяцев, но никакого улучшения не наступало. Тогда я сам настоял на проведении анализа на ВИЧ. Я пытался получить направление на такой анализ еще шесть лет назад, но терапевт сказал мне, что мне этот анализ не нужен. Такой анализ делали тем, кто находился в «группе риска» и подозревал, что мог заразиться. Просто так его не делают – только если известно, что у человека был случайный секс или он постоянно делает внутривенные инъекции.

Пять недель у меня была жуткая ночная потливость, очень высокая температура, я потерял аппетит и стремительно терял вес. Кончилось всё это тем, что моему другу пришлось среди ночи срочно отвезти меня в реанимацию. Судороги, температура за 40 – в результате кома.

На следующее утро, после того как температура спала, меня положили под капельницу из-за сильного обезвоживания. И тогда врач сообщил мне, что сданный мной две недели назад анализ на ВИЧ оказался положительным. У здоровых людей, ВИЧ-отрицательных, количество клеток CD4, т.н. Т-хелперов, должно быть от 500 до 1200. У меня было 7.

Диагноз врачи поставить не могли. Мне сделали бронхоскопию и биопсию легких. И биопсия показала, что у меня пневмоцистная пневмония (пневмоцисты обычно выявляются в легких здоровых людей, однако воспалительный процесс вызывают только у лиц с иммунодефицитом. Как правило, этот вид пневмонии наблюдается у пациентов со злокачественными опухолями или с ВИЧ/СПИДом. – Прим. ред.).

Состояние мое было критическим, количество Т-хелперов – крайне низким. И тогда врачи сказали мне, что у меня резко выраженная форма СПИДа и что жить мне осталось шесть месяцев.

Еще пять лет назад при пневмоцистозе не выживал никто, сейчас – 35% больных. При повторном заболевании пневмоцистной пневмонией 75% больных умирает, в третий раз не выживает никто.

Уже после врачи установили, что заразился я в 1981 году в результате случайного полового контакта. В 1982 году нам в США уже говорили о том, что ВИЧ существует и что нужно избегать таких контактов.

Как о моей болезни узнали все

– Как же случилось, что ваш диагноз перестал быть тайной?

– Большинство из тех, кто знал, что они ВИЧ-положительны, никогда и никому об этом не говорили – в смысле, не говорили широко, на публику. Так они и жили – боясь потерять работу, жилье, боясь, что от них отвернутся родные и друзья. И основывался их страх на том, что люди ничего не знали о ВИЧ/СПИДе – как вирус передается, что опасно, что нет… Незнание порождает ненависть. Незнание порождает замалчивание. А в этом случае замалчивание – смертельно опасно.

И то, что я рассказал о своей болезни, помогло мне справиться с ситуацией. Мне стало ясно – раз люди не хотят идти ко мне, я сам должен пойти к ним.

Как дипломированный учитель, я понимал, что система образования может стать одним из «проводников» информации, может помочь людям преодолеть страх контакта с больными ВИЧ/СПИДом.

В июне 1995 года я узнал, что американский Красный Крест предлагает учебный курс, окончив который, человек получает сертификат консультанта по вопросам ВИЧ/СПИДа.

Я окончил эти курсы и стал работать в благотворительных общественных организациях, школах, молодежных лагерях, рассказывая людям о ВИЧ/СПИДе. Я чувствовал, что приношу пользу как «равный» консультант («равные» консультанты – люди, которые уже научились жить с ВИЧ и могут научить этому других. – Прим. ред.).

Случилось так, что в ноябре 1995 года мне нужно было лечь в больницу на четыре дня. У меня второй раз развилась пневмоцистная пневмония. Уже 30 ноября я выписался. Потому что к 1 декабря, к Всемирному дню борьбы со СПИДом, наша местная школа готовила театрализованное представление. Мы готовили его совместно с театром, работавшим при больнице Маунт-Синай из Нью-Йорка.

Моя роль в этом вечере была довольно серьезна. Но на тот момент я не мог обходиться без кислородного баллона, чувствовал чудовищную слабость. К тому же я очень исхудал, я выглядел тогда, как скелет. Как смерть. В общем, на вечер я пойти не смог.

И я попросил свою подругу Мэри из благотворительной организации AIDS Buddy отнести написанное мною письмо на этот вечер. На нем, кстати, присутствовали и местные СМИ – газетчики, телевизионщики и т.д.

Каково же было мое изумление, когда на следующее утро, просматривая местную газету, я увидел заголовок: «Жертва СПИДа учит молодежь, как жить». Вот так люди в нашем городе узнали о моем диагнозе.

Реакция их была ошеломительной – любовь и забота. Члены нашего прихода слали мне открытки с приглашениями заглянуть в гости, каждый день готовили мне еду. Они выражали мне свою любовь, я видел их искренний интерес ко мне, они хотели выслушать меня.

Когда я попал в больницу с пневмонией во второй раз, наш новый священник отец Джозеф навещал меня каждый день. Когда меня выписали, он пришел ко мне домой, причастил меня и принес еды. И так он поступал каждый приходской праздник и каждое воскресенье – до тех пор, пока я не окреп настолько, чтобы самому ходить в церковь.

Это случилось в январе 1996 года. Большинство прихожан были ко мне добры и чутки. Люди разговаривали со мной, молились о моем здоровье, ставили за меня свечки, христосовались со мной, убеждали, что всё у меня будет хорошо. Особенно пожилые женщины с большой теплотой относились ко мне.

– Как болезнь отразилась на вашей повседневной жизни?

– Моя жизнь очень изменилась. Всё как-то встало на свои места. Всё лишнее отпало. Главным для меня стало телесное здоровье и спасение моей души.

Вот так СПИД стал подарком судьбы мне. Я был вынужден принимать огромное количество лекарств – и это заставило меня наладить режим питания. Очень важен для меня стал полноценный отдых. Это всё и здоровым людям нужно, конечно… За два последних года я научился «слышать» свое тело. Оно подсказывает мне – когда нужно поесть, когда необходимо отдохнуть и т.п.

Церковь же предлагает всем нам молитвы и посты, созданные именно для того, чтобы питать наше тело и душу. К сожалению, большинство православных американцев не знают об этих церковных практиках. Многие отошли от православия из-за вестернизации Америки. И это на самом деле очень непросто – быть сегодня православным христианином в западном обществе.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: