Диалоги богословские русской православной церкви

Межконфессиональный диалог

определение

Подлинный диалог запрещен современным государством, осуждается обществом и модернистами внутри Церкви. Допускаются исключительно сочинения идеологов и модернистов и непременно в их кораническом виде, то есть в единственно принятом истолковании:

«Насколько мы знаем, в тоталитарных империях запрещено обсуждение тех гностических истин, которые эти режимы думают воплощать. Национал-социалисты подавляли обсуждение расового вопроса, советское правительство запрещает обсуждение и развитие марксизма. Принцип Гоббса относительно того, что авторитет Священного Писания зависит от правительственной санкции и что публичное истолкование Писания должно находиться под контролем правительства, осуществлен в СССР, где коммунизм сводится к „линии партии“. Линия партии может изменяться, но изменение это должно проводиться по указанию правительства. Те же интеллектуалы, которые настаивают на своих мнениях относительно коранических текстов, подвергаются чистке. Гностическая истина, которая некогда была свободно выработана мыслителями-гностиками, теперь преобразуется в имманентную истину общественного порядка».

Гностический диалог — это диалог с самим собой, внутри коллектива и бытийного монолита.

Модернисты предполагают участвовать в диалоге с миром, вполне при этом сознавая, что сами являются частью этого мира:

христиане и гностический диалог

Если в обществе отрицается осмысленный порядок, то диалог как способ общения становится невозможен.

В духовно больном обществе диалог невозможен: невозможен как с больными, так и с мнимыми здоровыми, то есть освоившими гностическое искусство чтения. Христианское искусство чтения в отношении такого общества диктует один из двух выходов: либо бойкот, либо анализ.

Гностики-интеллектуалы на самом деле не могут являться партнерами в равноправной дискуссии об Истине. Они участвуют в совершенно реальной общественно-политической борьбе за власть, то есть за свое право разрушать, создавать беспорядок в государстве, обществе и Церкви.

Диалог в гностическом обществе в свою очередь недопустим для христианина: «Невозможно вступать в разумное обсуждение с тем, кто отрицает осмысленный порядок».

Мы не должны вступать в диалог с безумием, потому что, по выражению Роберта Музиля, «глупо идти по пути глупости» .

Невозможность общения вызывает лишь одну реакцию со стороны христианина: прекращение диалога. Если человек продолжает диалог экуменический, общественный и политический, лжемиссионерский, когда на самом деле общения нет, он показывает тем самым, что в его душе царит тот же беспорядок, что и в душах оппонентов.

Непосредственное общение людей, которые находятся в первой реальности, с теми, кто находится во второй, невозможно. Чтобы такое общение стало возможным, необходимы магические посредники: такие мыслеформы как «всё возможно», «никто не знает всей правды», «каждый может покаяться», «добро и зло зависят от употребления» и т. п.

Христиане принимают таких волшебных посредников под давлением социума или авторитета, что означает компромисс со второй реальностью.

либеральное общество

Современные либералы стоят на точке зрения плюрализма, то есть прямого паралогизма, в котором признается необходимость существования в обществе разных мнений. Здесь либеральный законодатель постановляет уже невозможность дискуссии с целью убеждения другого. Диалог – это два параллельных монолога, которые между собою не имеют права никак резонировать, поскольку это было бы вмешательством в чужую свободу.

В либеральном обществе и в модернистском богословии за любыми мнениями признается право на существование, в отличие от истины, которая категорически запрещена. Благодаря этому диалог в политической, культурной, научной и религиозной сферах превращается в праздную болтовню.

Теоретик либерализма Джон Стюарт Милль рассчитывает, что способность человека к выяснению истины обнаружится в дискуссии, «благодаря свойству нашего разума исправлять ошибки. Он исправляет их посредством споров и опыта». Дискуссия, чтобы принести эту пользу, должна быть непременно беспорядочной, то есть в ней должны допускаться любые мнения. Это своеобразный дарвинизм в области идей, который ожидает, что случайное столкновение мнений чудесным образом родит необходимую истину. При этом либерал не вполне сознает, что надо сначала иметь ум, чтобы думать, и уши, чтобы слышать, а только потом познавать истину, и отличать истину от лжи.

Поскольку Милль отрицает не только объективную и абсолютную истину, но даже и истину обычая, отрицая даже за обществом право иметь общеобязательное мнение о том, что умнее и справедливее, то никакая дискуссия становится невозможной. Он говорит об обществе, «где можно спокойно совершенствоваться путем свободных и равных дискуссий». Это пустые слова, так как предлагается обсуждать вне общеобязательности и принудительности истины (дискуссия «свободная и равная»!). Такие условия равносильны запрету на обсуждение и дискуссию.

Милль обосновывает необходимость разномыслия в обществе несовершенством человеческого разума: «При несовершенстве нашего разума интересы истины требуют разницы мнений». Но он устанавливает разницу во мнениях в качестве общественной нормы, а это вовсе не вытекает из «несовершенства» разума. Такое устройство идеологической сферы в обществе можно обосновать только прямым отсутствием разума. Вне истины спор невозможен, поэтому в случае «несовершенства» разума следует обратиться к несомненной истине Христова учения, и оттуда почерпнуть совершенство.

Более того, если в обществе нет никакого арбитра в умозрительной сфере, или у судии нет отвлеченного закона, на основании которого он нелицеприятно судит, то и правосудие и любая дискуссия превратится в бесконечное пенкоснимательство.

Теоретик «открытого общества» Карл Поппер исходит из того, что мы никогда не сможем оправдать свои убеждения. А это означает законодательное разрешение членам такого апокалиптического общества иметь любые мнения без опасности подвергнуться наказанию и осмеянию.

В либеральной дискуссии невозможно никакое убеждение, и безумие одного из говорящих уже не может обнаружиться перед всеми (2 Тим. 3:9). В том же послании Апостол предрекает, что «будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням» (2 Тим. 4:3-4). В области басен – то есть мифов — спор невозможен.

Ноам Хомский характеризует свой диалог с Сэмом Харрисом как «интересный не-обмен мнениями» (interesting non-interchange), так как разумное обсуждение моральных вопросов об агрессии США между анархистом и либералом невозможно.

В либеральном обществе патологическое общение является традицией:

Невозможно разделить искусство на угодное Церкви и не угодное

Путь взаимодействия Церкви и культуры, музеев найден. Пример — храм святителя Николая в Толмачах при Третьяковской галерее. Там хранится при соблюдении необходимых условий Владимирская икона Божьей Матери, туда на какое-то время приносят для поклонения верующих другие ценные иконы.

А вот отдавать в плохо отапливаемые храмы подобные шедевры — дело рискованное. Доставшиеся от предков святыни — древние, уязвимые, нередко — в очень плохом состоянии. Музей в этом случае подходит гораздо больше! Если не музеефицировать древнерусское искусство, от него просто ничего не останется. А иконным новоделом не проживешь.

Мало того, что произведения древнерусского искусства имеют большое культурное значение, они имеют и сакральный смысл. И можно некоторые иконы иногда отдавать и в другие храмы, но только при соблюдении всех музейных условий содержания.

Идея с храмовыми музеями не кажется мне выполнимой. Ведь это нужно и много денег, и не факт, что там окажутся специалисты необходимого уровня.

Беда церковного искусства на 70-80% происходит от священников, которые все время хотели, чтоб все чистенько, аккуратненько было и — закрашивали росписи, поновляли иконы. А подлинники — страдали. Сколько таким образом мы потеряли произведений церковного искусства!

Так что очень важен уровень образования, культуры современных священников, чтобы они не повторяли опыт своих предшественников.

На самом деле мало что осталось от древнерусского искусства — все распродано, вывезено за рубеж в годы советской власти.

То, что осталось — надо беречь. Прежде всего, в этом и Церковь должна быть заинтересована.

Безусловно, нужен диалог. Притом диалог специалистов, умных людей, а не болтунов. И беседа Михаила Пиотровского и епископа Назария — пример такого диалога

Важно вдумчиво и грамотно озвучивать все, что волнует обе стороны. Тогда это будет иметь смысл

Это один из аспектов взаимоотношений Церкви и искусства.

Есть и другие. Например, существует современное церковное искусство, мастера, которые его делают. Правда, их немного: хороших мастеров можно пересчитать по пальцам. Есть и другое искусство, светское.

Может ли Церковь влиять на современное искусство в целом, в том числе и на светское? Только нравственно. Потому что если человек воспринял христианскую мораль, то, наверное, он будет правильно относиться к тем или иным явлениям и отражать их в своем творчестве.

Невозможно разделить искусство на угодное Церкви и не угодное, это ни к чему хорошему не приведет. На самом деле все настоящее искусство — говорит о Боге, и сюжетные привязки здесь никакой роли не играют.

Предыдущая Вернуться Следующая

патологическая речь

Патологическая речь призвана способствовать гностическому диалогу и более широкому и легкому пониманию, и за счет этой самой пропагандистской установки рождает не понимание, а неопределенность, а точнее безразличную понятность. Тем самым патологическая речь делает невозможным подлинное общение.

Гностический диалог порождает соответствующие формы речи: интервью, круглый стол, пастырский семинар и т. п.

штампы

Взаимопонимание • Встреча • Встреча с Богом • Найти общий язык • Поставить себя на место другого.

Диалог между Церковью и обществом • ~ мировоззрений.

Потенциал диалога.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: