Беседы с батюшкой. церковь и армия

Церковь и армия

«Кажется, Рим побеждает христианство, и от этого горько»

Искусствовед Ирина Языкова, специалист по современному церковному искусству, член Экспертного совета, которая ранее не видела эскизов, считает, что трудно оценивать убранство храма с точки зрения искусства, поскольку он весьма далек от него. Но можно оценить его с церковной точки зрения.

Ирина Языкова

— В этом храме видно прежде всего непонимание, что храмовое пространство — это литургическое пространство, а значит, там все должно быть организовано вокруг определенного центра — вокруг Христа, вокруг Евхаристии, а не расползаться на второстепенные вещи, — говорит Ирина Языкова. — Военная тематика могла бы спокойно разместиться вне храмового пространства, рядом, в подклете, например. А здесь видно, что иерархия ценностей нарушена: построен не храм, а военный мемориал с идеологическими и патриотическими целями. Это яркий пример того, что у нас все еще Церковь неофитов, которые не понимают разницы между церковным и светским.

По мнению Ирины Языковой, задача священников и экспертов — объяснять, где проходит эта грань. Поэтому претензии не к заказчикам. Они могут быть далеки от церковной культуры и не обязаны знать все нюансы традиций и канонов. Претензия к тем, кто их консультировал, кто не объяснил, что храмы так не строят и так не украшают.

“Бабушки не поймут”. Иногда заказчики храма держат прихожан за дураков, а страдает художник

— На самом деле, заказчики, даже самые высокопоставленные, готовы слушать, — считает Языкова, — только им часто никто не возражает, все боятся. Иконописец Александр Соколов постоянно говорил, что заказчика надо воспитывать, с ним надо беседовать, он сам иногда не понимает, что он хочет. Можно же со всем уважением объяснить принципы церковного искусства, его возможности и задачи. В данном случае явно такого разговора не было.

Самое опасное в этой ситуации — не просто появление данного храма, а возникновение прецедента, после которого и подобное отношение к храмовому пространству начнут тиражировать.

— Если одним можно, почему другим нельзя? У нас ведь именно так понимается традиция. Появилась, к примеру, в свое время «Троица» Андрея Рублева — так, как до него никто не писал, и все стали писать именно так. Но это великий образ, — объясняет Ирина Языкова. — А бывает, что возникает какой-то немыслимый сюжет в иконописи и он начинает распространяться, тиражироваться. Поэтому на тех, кто занимается церковным искусством, всегда большая ответственность, и не только за один храм, одну икону, а за то направление, которое потом будет развиваться. Ведь за каждое слово дадим ответ. Отец Зинон говорит так: «Веру можно исказить не только словом, но и через образ». К сожалению, люди не понимают всей глубины ответственности.

Защищающие возможность появления политических деятелей в храмовом пространстве кивают на Византию — там изображали императоров. Изображали, и не только императоров, но просто жертвователей. Другой вопрос — как изображали.

Фото: «МБХ медиа»

— Что касается изображения политических деятелей в храмовом пространстве, это большая проблема, — говорит искусствовед. — Часто ссылаются на Византию. Но вспомним, что раннехристианские воины были мучениками за Христа, а не за родину. Посмотрите, как изображали императоров — всегда перед Христом или Богородицей с дарами или в молитве. Лев Великий в Софии Константинопольской изображен вообще коленопреклоненным перед Христом. 

Политические деятели в пространстве храма никогда не изображались как триумфаторы, на первом месте всегда изображался Христос, – заключает Ирина Языкова:

«В храме мы прославляем Его триумф, Его Воскресение, победу Жизни над смертью. Здесь же все посвящено земной победе».

— Я ничуть не преуменьшаю победу в Великой Отечественной войне, я благодарна всем воевавшим, среди которых — мои близкие, и о них как раз мы можем молиться в храме. Но все-таки Главный в храме — Христос, а никак не генералы, вожди и прочие деятели. К сожалению, в нашей стране патриотизм стал религией, люди поклоняются Родине, государству, победам, а Христа — отодвинули, Он словно бы постольку-поскольку. Когда-то кроткое христианство победило воинственный и гордый Рим, а теперь, кажется, Рим побеждает христианство, и от этого горько.

II. Синод РПЦЗ оправдал предательство генерала А.Власова: генерал Власов не предатель, а «символ сопротивления безбожному большевизму»

Несомненно, синодалам из РПЦЗ было бы милее на стене Главного храма Вооруженных сил России видеть не «кровавого диктатора Сталина, уничтожившего несколько миллиардов своих соотечественников», а, например, генерала Андрея Власова.

Напомним, что на заседаниях в сентябре 2009 года Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей коснулся полемики вокруг вышедшей книги протоиерея Георгия Митрофанова «Трагедия России. “Запретные” темы истории ХХ века».

Одновременно Синод РПЦЗ направил протоиерею Георгию Митрофанову открытое письмо, в котором выразил ему «глубокую признательность» за книгу. В Синоде полагают, что она способствует «освобождению от искаженных представлений, навязанных долгими десятилетиями владычества богоборцев».

Архиерейский Синод РПЦЗ считает, что «генерал А.А. Власов был и остается своего рода символом сопротивления безбожному большевизму во имя возрождения Исторической России»: «Имя православного христианина Андрея Власова вызывает ненависть при неведении исторической реальности в силу тоталитарно-богоборческой пропаганды», – указывается в письме архиереев РПЦЗ протоиерею Георгию Митрофанову.

«Нас огорчила бросающаяся в глаза ожесточенность спора, немирный и беспокойный дух, который явили некоторые из противников названной книги», – говорится в сообщении Синода РПЦЗ.

«Трагедия тех, кого принято именовать “власовцами”, т.е. участников движения, на основе которого возникла Русская Освободительная Армия (РОА), поистине велика, – считают в РПЦЗ. – Во всяком случае, она должна быть осмыслена со всей возможной непредвзятостью и объективностью. …Следует избегать “черно-белого” истолкования исторических событий. … Именование деяний генерала А.А. Власова – предательством, есть, на наш взгляд, легкомысленное упрощение тогдашних событий. В этом смысле мы вполне поддерживаем попытку отца Георгия Митрофанова подойти к этому вопросу (а вернее, к целой череде вопросов) с меркой, адекватной сложности проблемы».

«Возможно ли было в условиях, в которых пришлось действовать генералу А.А. Власову и “власовцам”, поступать иначе? Мы надеемся, что в будущем русские историки отнесутся к тогдашним событиям с большей справедливостью и беспристрастностью, чем это происходит в наши дни», – отмечают в письме РПЦЗ.

«Тем не менее, на вопрос: “Был ли генерал А.А.Власов и его сподвижники – предателями России?”, мы отвечаем – нет, нимало. Всё, что было ими предпринято – делалось именно для Отечества, в надежде на то, что поражение большевизма приведет к воссозданию мощной национальной России. Германия рассматривались “власовцами” исключительно как союзник в борьбе с большевизмом, но они, “власовцы” готовы были, при необходимости противостоять вооруженной силой какой бы то ни было колонизации или расчленению нашей Родины», – считает Синод РПЦЗ.

«Имя православного христианина Андрея Власова вызывает ненависть при неведении исторической реальности в силу тоталитарно-богоборческой пропаганды», – указывается в письме, которое подписали первоиерарх РПЦЗ митрополит Иларион, архиепископ Берлинский и Германский Марк, архиепископ Сан-Францискский и Западно-Американский Кирилл, епископ Монреальский и Канадский Гавриил, епископ Манхэттенский Иероним, епископ Мэйфильдский Георгий, епископ Кливлендский Петр.

Напомним, советский генерал-лейтенант Андрей Андреевич Власов считается главным предателем в истории Великой Отечественной войны.

Несомненно, среди многочисленных участников власовского движения были и искренние патриоты, по-своему желавшие блага Отечеству, но является ли это достаточным основанием для признания самого генерала Власова героем, а выбранный им и его сподвижниками путь – верным? Разве можно считать подвигом измену воинской присяге в период тяжелейшей для нашей Родины войны, да еще в условиях, когда над Власовым нависла угроза для собственной жизни? Разве знаем мы из истории нашей Церкви хоть одного прославленного военачальника-христианина, который поднял бы свой меч на безбожные власти своей страны, а не предпочел бы понести подвиг мученичества от них? Разве не новая кровавая гражданская война ждала бы наше Отечество, добейся Власов хоть какого-нибудь успеха? Разве Историческую, Царскую Россию шел восстанавливать бывший советский генерал Власов, всеми своими воззваниями воспевавший достижения либеральной Февральской революции? Да и как увязать моральный облик многоженца Власова, предавшего не одну женщину, с которыми он был близок, с обликом христианина-героя? Целясь в советский большевизм, власовцы попали-таки в Россию…

«Этот храм — обнуление всего, что мы делали 30 лет»

Иконописец Александр Солдатов, преподаватель Иконописной школы при МДА — тоже член Экспертной комиссии. И для него появление фрагментов внутреннего убранства тоже стало сюрпризом.

Александр Солдатов

— Когда увидел фотографии композиций впервые, я был шокирован, — говорит Солдатов. — И первое, что мне попалось на глаза, — изображение Божьей Матери в стиле советского плаката с партийно-комсомольским суровым пафосом. Потом я стал смотреть и другие работы. Понятно, мое мнение предварительное, в храме я не был после его украшения. Первая мысль, что этот храм не совсем христианский.

Солдатов говорит о существовании двух противопоставленных друг другу онтологий: мирной тринитарной христианской онтологии и онтологии войны Гераклита. Гераклит так и говорил: «Война — отец всех, царь всех: одних она объявляет богами, других — людьми, одних творит рабами, других — свободными». Иконописец считает, что эта фраза Гераклита очень уместно бы там смотрелась. Ведь, по его мнению, в новом храме все вопиет войной, причем не только в символике. Все формы, начиная с самой архитектуры и заканчивая внутренним убранством, свидетельствуют об этом духе войны. 

Фразе Гераклита Солдатов противопоставляет другую цитату — Евгения Трубецкого об архитектуре и живописи православного храма: «Во храме утверждается то внутреннее соборное объединение, которое должно победить хаотическое разделение и вражду мира и человечества. Собор всей твари как грядущий мир вселенной, объемлющий и ангелов, и человеков, и всякое дыхание земное, — такова основная храмовая идея нашего древнего религиозного искусства, господствовавшая и в древней нашей архитектуре, и в живописи».

Интерьер храма. Фото: hram.mil.ru

— Кроме обсуждаемых мозаик, я вижу отвратительное фактурное сочетание материала, колористическое, стилистическое и пластическое решение внутреннего убранства, свидетельствующее о богатстве, о роскоши, о блеске мира сего, — какая-то тотальная безвкусица, — рассказывает Александр Солдатов. — За иконостасом совершенно неимоверных размеров — скульптура Христа, больше похожая на изображение языческого бога.

Вообще кажется, что храм скорее посвящен громовержцу Зевсу, чем Распятому и Воскресшему Богу.

Как и у Ирины Языковой, у Александра Солдатова нет претензий к заказчикам: они не должны быть специалистами и понимать, что такое литургическое храмовое пространство.

— Я не хочу плохо говорить и про работавших там художников, — поясняет Солдатов. — Они были зажаты короткими сроками. Главный мой вопрос к авторам проекта благоукрашения. Вообще непонятно, почему на такой масштабный проект не было конкурса, почему мозаиками в итоге руководили не Евгений Николаевич Максимов или Александр Давыдович Корноухов — признанные мастера-монументалисты?

Появление этого храма, как считает Солдатов, делает бессмысленными все профессиональные дискуссии по поводу церковного искусства. 

Чтобы икона была современной, традиция должна быть живой. В чем ее главный смысл и задача?

— Этот храм — полная девальвация, обнуление всего, что мы делали за последние 30 лет. Всех наших споров, дискуссий по поводу храмовых росписей, стилей, форм, разговоров об изысках цвета, колорита, вопросов канона. После этого храма все дозволено, и никто уже не посмеет тебя упрекнуть. Все разговоры закрыты, в них уже нет смысла.

Попытавшись совместить несовместимое — тринитарную онтологию христианства и гераклитову онтологию войны, сделав огромное сооружение за невероятно короткое время, мы получили то, что получили. Причем как музей боевой славы это сооружение было бы неплохим вариантом, и хорошо бы, если бы оно таковым и стало, — заключает Александр Солдатов. 

Как армия сопоставляется с верой

Всем известно мнение, что без сильного войска не бывает и сильной страны. Православная вера разделяет взгляд на то, что обязанность каждого мужчины — защищать свою Родину. Армия — это настоящая школа жизни, ее можно сравнить с микромоделью целого мира со своими правилами, порядками и уставом.

Интересно! Вопрос о том, может ли христианин служить в войсках, поднимался еще в IV веке, когда христианство было гонимо и процветало язычество.

Тем не менее древними отцами было постановлено, что если христианин пренебрегает службой в войсках, он отлучается от церковного общения. Это было в очень тяжелые для христианства века, когда солдат не мог назвать себя верующим открыто.

Современная армия, наоборот, всецело поощряет распространение веры среди солдат. Даже атеистическое командование признает, что вера поднимает боевой дух, придает сил солдатам, что позитивно отражается на службе. Сегодня при многих войсковых частях действуют специальные передвижные храмы, которые переезжают с места на место вместе с солдатами, которые могут практически полноценно участвовать в церковной жизни.


В современной армии поощряется участие солдат в церковных службах

С духовной точки зрения, сложно переоценить значение церкви для военнослужащего. Подвергая риску собственную жизнь, верующий солдат всегда знает, что и волос не упадет с его головы без Промысла Божиего. Конечно, пребывая под защитой Господа, служить будет намного легче.

Что же касается заповеди «Не убий», то тут надо понимать, что если речь идет о защите Отечества — его надо защищать. Конечно, всегда лучше не доводить до военных конфликтов и решать разногласия на уровне дипломатии. Но к сожалению, в современном мире все чаще проблемы на уровне государств решаются силой. Если возникает военный конфликт и Родине грозит опасность — каждый мужчина должен взять в руки оружие и защищать свою землю.

Православие знает множество примеров воинов, которые были удостоены венца святости после своей смерти. Это, к примеру, святой Иоанн Воин, святой князь Александр Невский, святой Илья Муромец. Эти люди участвовали в военных сражениях, убивали других людей, но это не помешало им стать святыми.

Важно! Примеры святых воинов православной церкви не означают, что заповедь «Не убий» утратила свою актуальность. Но защита своей земли и своего народа не является убийством в том смысле, в котором его осудил Господь

Из более современных святых, которым довелось служить в военных войсках, интересен пример святого Паисия Святогорца. Будучи в молодости уже очень благочестивым христианином, он переживал, как будет служить в армии, где придется брать в руки оружие и, возможно, стрелять в других людей.

Юноша горячо молился Господу, чтоб Он отвел его от убийства даже врага. И Господь услышал молитву праведника — будущий святой старец благополучно отслужил и отдал долг Родине связистом, ни разу не выстрелив в другого человека. Как видим, воинская служба никак не помешала юноше в будущем стать известным старцем, которого после смерти канонизировали в лике святых.

Можно ли воцерковить язык соцреализма

Протоиерей Федор Бородин напоминает об образце храма воинской славы — Храме Христа Спасителя. С точки зрения каноничности там не все безусловно, поскольку в центральном куполе изображен Бог Отец. С другой стороны — восстановление храма было своего рода реконструкцией, в том смысле, что иконографическую программу современные мастера не придумывали. 

В этом храме тоже отдается дань воевавшим — во время войны 1812 года. Но их имена — на огромных пилонах, там не встречается никаких изображений, никаких триумфов. То есть, прецедент создается сейчас.

На примере этого храма отец Федор разбирает общую проблему, характерную для нашего времени: 

Протоиерей Федор Бородин

— Христианское храмовое искусство служит человеку, входящему в храм для того, чтобы ему, человеку, было легче приблизиться к Богу, познать Бога и молиться Ему. И поэтому церковное искусство сильно зависит от того, какой человек сейчас ходит в храм.

Современный человек совершенно не понимает имперской роскоши. Ярко и обильно расписанные, богато украшенные поверхности воспринимаются им как избыточность, как лицемерная помпезность, отмечает он.

— Можно провести параллель с архиерейским богослужением литургии — оно более близко к древнему и поэтому мы его так любим. Но современный человек этого не понимает, — объясняет протоиерей Федор Бородин. — Один раз, когда у нас служил на престольный праздник архиерей, я поймал взгляд нашего прихожанина — доктора физико-математических наук, с огромным количеством регалий. Так вот, на его лице было написано полное недоумение. Этот умнейший человек не прочитывает обрядовую сторону архиерейского богослужения как поклонение Христу. Он сейчас ее прочитывает, из сегодня, из своего культурного эстетического опыта, как неумеренное восхваление личности архиерея.

Отец Федор считает, что византийская символика утеряна, люди перестали ее понимать или прочитывают ее совершенно по-другому, если не иметь в виду стилистический язык иконы.

— Например, на Пасху священник должен целовать в уста всех прихожан и прихожанок, такая была традиция. Эту часть устава мы нарушаем, почему? Потому, что если я начну целовать в уста всех прихожанок, что скажут их мужья? А если я начну целовать прихожан, за кого меня примут? Сейчас это будет не обращение к древней традиции, а колоссальный вызов, оскорбление и искушение для людей, — объясняет отец Федор.

Времена меняются, меняются культурные парадигмы. В течение последних 30 лет общий тренд мирового искусства — это лаконизм. Если в 90-е годы богатые люди ходили в малиновых пиджаках, демонстрировали золотые цепи и дорогие машины, то сейчас кичиться богатством неприлично. И сейчас люди, приходящие в церковь, не понимают, что ее украшают ради Христа. По мнению протоиерея Федора Бородина, сейчас время эстетически выверенного прекрасного рисунка, который, как простая мелодия на дудочке, расскажет душе больше, чем та же мелодия, исполненная симфоническим оркестром:

— Мне кажется, что сейчас пришло время храмов с белыми стенами, с большими и очень молитвенными иконами, на которых — большие лики, чтобы человеку было просто молиться. Сегодня человек перегружен образами информации, ему это мешает, ему надо прийти в храм и увидеть лик Господа и лик Божьей Матери. Его отвлекает разглядывание тысячи деталей храмового украшения. Образно говоря, сейчас есть запрос на ризы преподобного Сергия, из простого холста, которые хранятся в Троице-Сергиевой лавре, а не на золотые, расшитые жемчугом, — считает отец Федор. 

Строящийся храм вооруженных сил. Фото: mil.ru

Он убежден, что пышность и помпезность никому не нужны. 

— Церковь Покрова на Нерли может о Боге сказать больше, чем какой-нибудь огромный собор XIX века. Потому, что она совершенна, гармонична. Как у Мандельштама: «И храма маленькое тело / Одушевленнее стократ / Гиганта, что скалою целой / К земле, беспомощный, прижат!» — цитирует он. — Помню, как в девятом классе я попал в Софию Киевскую. Внешний барочный, перестроенный вид не произвел на меня большого впечатления. А внутри, при том, что я ничего тогда не понимал, я увидел пространство храма, в его простой гармонии, как рай. Друзья просто не могли меня вытащить оттуда.

Богатый многословный имперский художественный язык отвлекает современного человека от Бога, молитвы, а уж язык соцреализма, который воцерковить еще сложнее, тем более.

Эскиз мозаики. Фото: «МБХ медиа»

— И, конечно, Сталина я бы не изображал точно — это сознательный богоборец, палач. Если все-таки его изображение решили убрать, это хорошо. Но все сказанное о художественном убранстве храма — сугубо мое личное мнение, я не специалист, — заключил протоиерей Федор Бородин.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: