Для меня церковь — это

Храм, церковь

Свадьба всем миром

Летом того же года я собралась замуж за чудесного человека, также посещающего церковь «Вифанию». Свадьбы в то время играли по воскресеньям. Жених и невеста приезжали к концу богослужения. Их в торжественной обстановке в присутствии всей церкви венчали, а потом церковь молилась за молодых. Ну, а вечером – банкет.

На наш банкет пришло 200 человек! Всего за год жизни в Краснодаре у меня появилось столько дорогих сердцу людей, что невозможно было не разделить с ними нашу радость. А перед самой свадьбой, когда христиане церкви узнавали, что у нас скоро будет такое торжество, они подходили и так просто, по-семейному, предлагали свою помощь. Кто-то не взял плату за аренду зала, кто-то приготовил сладкое на столы, а также сделал свадебный торт в подарок, кто-то просто дал денег на кольца, а кто-то предложил возить нас на своем новеньком автомобиле в день свадьбы. В этот период ощущение, что церковь – это семья, было особенно острым.

Любимая улица Ягодина

В 2001-м году, когда мы с мужем ожидали рождения уже третьей дочери, церковная палатка переехала на ул. Ягодина, 52. На этой большой территории находилось несколько полуразрушенных построек и большое поле.

На тот момент улица Ягодина считалась окраиной города. Но христиан расстояния не пугали. Да и новую территорию мы с радостью начали облагораживать. Снова поставили палатку, расчистили место для парковки, отремонтировали здания. И каждое воскресенье добирались туда на богослужение.

Помню, старшей дочке – шесть лет, младшей – год, я беременная, автомобиля нет, но все равно с несколькими пересадками мы каждое воскресенье с радостью ездили на богослужение.

Благодаря церкви поток людей в этот отдаленный район настолько возрос, что открыли новый маршрут общественного транспорта, конечная остановка которого находилась на Ягодина, 52.

Запреты как забота

Церковные запреты отличаются от запретов, которые есть у государства и его подразделений. В царстве кесаря так – если вы напроказничали, вас запирают в комнате с решетками и не разрешают выходить. За нарушение табу – наказание, чтобы неповадно было.

В Церкви совсем иначе и в причинах, и в желаемых последствиях. Здесь запреты для того, чтобы не навредить человеку, чтобы его маленькая слабость не обернулась надломом. Вот, например, вам хорошо одному гулять в лесу, разжечь костер. Но своему пятилетнему ребенку вы это не разрешите. В Церкви, если положить на неокрепшие плечи полный духовный груз, то он человека просто раздавит.

Все думают, что нужно, чуть поверив, немедленно добраться до Бога, изведав всё и сразу. Да если вы до Него доберетесь в том состоянии, в котором обычно пребываете, – сгорите. Вы не сможете смотреть Ему в глаза, потому что мы слишком лживы, лукавы, изменчивы.

Поэтому здесь горячее стремление должна уравновесить осторожность. И вот эти запреты пока заменяют спящую осторожность, они говорят, что тебе до времени нельзя, если ты это будешь в таком состоянии делать, то пропадешь

Тут забота, а не изгнание плохих.

Фото: rp-c.ru

«Вифания». Начало пути

Мой духовный родительский дом – это краснодарская церковь «Вифания». На ее долю выпало большое и радостное путешествие. Много раз ей приходилось менять свое место жительства, как семье, в которой рождаются и рождаются дети. И с появлением очередного ребенка прежний дом становится маленьким, и снова нужно искать другой.

В этом месяце моей церкви в городе Краснодаре исполняется 46 лет. Днем ее рождения принято считать 16 июня 1970-го года, когда 18 христиан официально уведомили власти о том, что являются группой верующих и хотят собираться для богослужений. В то непростое время, когда в стране насаждался атеизм, маленькая церковь потихоньку росла и крепла. Своего помещения у церкви не было, собирались в арендованном доме. И только спустя 19 лет верующие приобрели маленький участок земли в поселке Пашковском. Небольшой домик, который стоял на этом участке, мог вместить около 80-ти человек. Этого было более чем достаточно, но все же в тот момент решили, что надо строить другое помещение – на 300 человек! По тем временам – немыслимая цель.

Подозрительные прихожане

Конечно, нельзя немедленно обзавестись духовником. Есть время, когда человек его выбирает для себя, стараясь сделать этот выбор уж если не единственным, то, по крайней мере, серьезным и на долгий срок. Если человек годами бегает с места на место, от священника к священнику, – это уже само по себе подозрительно. Наводит на мысли о несерьезном отношении к вере, тогда как она строится на постоянстве, а церковность – на внутреннем единстве с членами Церкви.

С одной стороны, нельзя узнать человека (в том числе священника) за неделю. А с другой – выбор не стоит затягивать на годы, так как совместный путь подразумевает, что знакомство будет продолжаться всю жизнь. И для создания семьи люди не заключают брак с первым встречным, стараются создать семью с тем, кто понимает и кого понимаешь ты. То же самое и в семье Церкви.

Так же, как в своем избраннике человек может предпочесть богатства, связи, внешние данные человеческим качествам, так и верующий может искать не единство с Богом и людьми, которые составляют Церковь, а стремиться к покою души, благоденствию тела, возвышенным переживаниям и чувствам, желать использовать ее устроение для своего удобства. Мы не будем обсуждать подобные случаи самообмана.

Что такое храм

Храмом называют помещение, нужное для основных Таинств и непосредственно для служб. Особенность в том, что он может быть суверенным зданием, а может быть пространством внутри большого дома. Такие храмы называются домовыми. В древние времена в роли храма могли даже выступать пещеры.

Сейчас же они существуют только в музейном формате, либо же пещерные храмы являются частями монастырей. Первые примеры, что приходят на ум — храм в честь Рождества Христова в Вифлееме, Воскресения Христова в Иерусалиме.

Как сказал батюшка, в храмах особенно ощущается присутствие Бога. Поэтому именно в крупных религиозных сооружениях лучше просить у него заступничества, молиться за здоровье или просить прощения за прегрешения. Особой силой обладают храмы, находящиеся внутри монастырей.

А еще храмы, в которых есть свои уникальные реликвии, например, вещи святых или мощи местных праведников. Конечно, они встречаются и в церквях. Но общая цель у церквей другая, скорее ознакомительная или обучающая православным нормам. Действительные беседы с Господом в них происходят реже.

Разновидности храмов

Современные храмы делятся на:

  • Кафедральный (то есть главный храм местной епархии);
  • Дворцовый (то есть относящийся к царскому или княжескому дворцу, к примеру, Успенский собор в Тульском Кремле);
  • Подворный;
  • Больничный;
  • Войсковой (самый очевидный пример — Храм Вооруженных Сил, отстроенный буквально на днях);
  • Миссионерский;
  • Усыпальница;
  • Тюремный;
  • Единоверческий.

Каждый из православных храмов должен быть посвящен непосредственно одному из трех проявлений Господа (Иисусу, Господу-Отцу или Святому Духу), Богоматери.

Также их посвящают православным иконам (храм в честь Спаса Нерукотворного или храм Владимирской иконы Божьей Матери), важным датам (Введенский собор, Благовещенский собор) или святым (собор святого Георгия Победоносца или Андрея Первозванного). Чуть реже в последние два века храмы посвящают архангелам (единственный, что мне вспоминается — собор Архистратига Михаила). А еще храмы подразделяются на:

  • Часовни. Это локальные и маленькие по площади храмы, не имеющие алтаря. Исторически они устанавливались на языческих капищах, полях битвы и были нужны для молебнов, преимущественно заупокойных. Еще там читали акафисты и часы (это и подарило строению общепринятое название);
  • Церковь. Это культовое сооружение, имеющее алтарную, центральную, предназначенную для моления людей, а также придворную зону. Все это является метафорой Неба, Рая и Земли. Большая часть православных храмов как раз является церквями по устройству своему;
  • Соборы. Соборами традиционно называют самый крупный храм в округе или в конкретном городе. Ну а если поселение большое, на каждый район должно приходиться по храму. Именно в храмах проводят служения патриарх, архиепископы и епископы.

Пришлось собираться в домах

Но летом 2007-го года церковь вынуждена была покинуть и эту территорию. На тот момент в «Вифании» насчитывалось уже больше двух тысяч человек! Трудно было в нашем городе найти помещение, способное вместить такое количество людей. И мы стали проводить воскресные служения по домашним церквям.

Каждую неделю на видео записывалась пасторская проповедь, и мы в воскресенье, собираясь в домах христиан, смотрели эти пропроведи, а потом молились друг за друга.

Я тогда в очередной раз убедилась, что церковь – это не здание, а люди. Где они соберутся вместе славить Бога – там и церковь.

Сейчас «Вифания» снова проводит богослужения в молитвенном доме в поселке Пашковском на ул. Юго-Восточной, 19, но уже в три потока. И я опять с радостью иду туда, где меня ждут братья и сестры.

Докричаться до Бога и людей

У одного монаха спрашивали: «Как ты научился молиться?» Он отвечал: «Да просто меня всю жизнь демоны мучили, мучили, а я кричал: „Спаси, Господи!“ Вот и докричался».

Сейчас у людей нет опыта дружеской взаимности, нет между ними серьезных отношений, и поэтому они ориентируются на знакомые им формальные производственные и социальные примеры. В ресторане – «клиент – официант», на работе – «начальник – подчиненный».

Без опыта личных отношений между людьми веру объяснить почти невозможно, очень трудно передать, как строятся личные отношения между человеком и Богом, если человек не знает, что такое взаимное доверие, свобода, открытость, верность, умение хранить дружбу в тайне. Думаю, именно поэтому всё больше нужды в методиках «как надо» и «как принято», и «что плохо», ну и как следствие – четкое осознание своих прав в Церкви, которые должны быть осуществлены во что бы то ни стало. Ну, попробуйте так относиться друг к другу…

Церковь – не собрание светильников

Как распознать священнослужителю намерения тех, кто пришел к нему первый раз? Мне помог принцип, который я услышал от своего духовного отца: пришедшего к Богу и обратившегося к тебе за помощью ты сначала научи, покажи богатство веры, раскрой, объясни ее, а потом требуй ее исполнения.

Да, бывает и иначе. Священник Валентин Свентицкий говорил, что нет грехов Церкви, но есть грехи против нее. Любой священник может совершить ошибку (не понять, задеть, поторопиться). Но если человек серьезно решил прийти, потому что Бог его позвал в храм, он, пусть и с препятствиями, разочарованиями, найдет этот путь.

Когда я пришел в храм, а это были еще восьмидесятые годы, «церковные» бабушки меня толкали, ругали, а иногда – обижали. И я забывал, зачем пришел, сердился, принимал гнусные мысли о православии, в общем, обижался. Конечно, это мешало, но мешало на поверхности, а не в глубине. А потом я понял, какая это ерунда по сравнению с тем главным, что я нашел.

А если человек пришел просто так, он будет всегда искать повод обидеться и уйти. Причиной может стать не тот взгляд, не такой тон, строгая епитимья или что угодно еще. Пусть человек сам приглядится к себе повнимательней, без снисхождения, жестко, как к врагу. Он в храме всегда бывает в добром настроении? Нет, конечно. И это естественно. Ну и другие так же.

Да, у нас многое не так, и имя Божье хулится из-за нашего поведения. Это правда. А человеку со своей стороны видится: вот он пришел в храм, то есть уже принес этим большую жертву. Он потратил силы, свободное время, а главное – отказался от очень приятного, сладкого греха. И ждет, что его жертву оценят, а может быть, даже наградят.

Но разве Церковь – это собрание светильников, где все ходят благие и безгрешные? Церковь – это врачебница, наполненная гнилыми, парализованными, сухими, слепыми, хромыми, которые чают прощения своего зла и исцеления мертвой души. И то, что больные восстают, меняются к лучшему – это чудо. В Церкви преодолевается духовная смерть, но это – уже путь с обретенным Спасителем.

Фото: Андрей Якимчук/pravostok.ru

В чем же разница между церковью и храмом

Храм — это более узкое понятие, чем церковь. Он подразумевает именно место, а не группу верующих и постройки, которыми они пользуются, в совокупности.

Еще церковь может быть подвидом храма (к примеру, существует Покровская церковь, Благовещенская церковь и прочие). Замена этих слов друг на друга не является большой ошибкой. Но лучше стараться называть храмы правильно, так что ознакомьтесь с тем, как официально именуют религиозные постройки в вашем населенном пункте.

Есть и менее очевидная тонкость. Церкви существуют только в Христианстве, в большей степени даже в Православии. А вот храмы могут быть конфуцианскими, буддистскими и так далее. Можно отметить и архитектурные различия. В классической традиции у храмов более трех куполов, а у церкви — один. Но на новых постройках это не так заметно.

Новый дом, новое имя

Строительство храма длилось меньше года. И уже весной 1990-го состоялось его открытие. На первом богослужении в новом здании присутствовало 70 человек.

А 8-го декабря 1991-го года христиане нашей церкви на одном из богослужений решили, что отныне она будет называться «Вифания». Почему именно так? Потому что Библия говорит, что в поселке Вифания, который находился недалеко от Иерусалима, очень любил бывать Иисус, ведь там жили Его друзья.

На том декабрьском богослужении присутствовало 92 человека, и все они захотели, чтобы церковь «Вифания» всегда была тем местом, где собираются друзья Иисуса Христа.

Как в любой семье

Есть ли проблемы в церкви? Да, есть, как и в любой семье. Но мы же не отказываемся от своих родных из-за проблем. Мы ищем способы решения. Мы вместе идем к Богу, и Он делает нас лучше. Господь создал Свою церковь из разных людей, объединив их всех Своей любовью. Я люблю эту церковь. Это моя духовная семья. Мне никогда в ней не скучно. И мы вновь ожидаем, когда у нас будет большой дом, в котором мы сможем собираться сразу все вместе.

P.S. Недавно вышла замуж наша старшая дочь. И опять много людей вызвалось помогать, как 20 лет назад на нашей свадьбе. И я вдруг подумала, какое счастье, что в этой церкви выросла не только я, но и мои дети. А теперь растет и внук. В такой большой и радостной семье легко расти. В ней легко принимать любовь и легко отдавать. В ней легко на любом месте. Спасибо, Господь, за Твою церковь.

И с Днем рождения, дорогая «Вифания»!

Елена Кривонос

Трудности роста

А церковь все росла и переходила с места на место. После помещения театра Драмы (где было 800 мест) мы стали арендовать зал на 1100 мест на ул. Красной, 5. Но через пару лет верующим уже и там не хватало места – приходилось во время богослужения стоять в проходах и сидеть на ступеньках.

Мы с мужем не пропускали ни одного воскресенья и ходили на богослужения со своей маленькой дочкой, ведь там нас всегда ждали друзья, с которыми мы вместе молились Богу. Им интересны были наши переживания, а мы интересовались их жизнью. Взрослые мамочки давали мудрые советы по воспитанию детей. А незамужние девушки просили рассказать, как удачно выйти замуж.

А еще на богослужениях были проповеди. Удивительные проповеди, словно Сам Господь говорил через проповедников. Слушая их, мы учились жить, любить, прощать, хранить верность. Мы, молодые, принимали все как должное, а пожилые учили нас благодарить Бога за то, что имеем. «Сейчас мы собираемся в красивом здании, – говорили они, – защищенные от дождя и ветра, сидим на удобных креслах, но придет время, когда церковь не сможет собираться в таких условиях, и нам нужно быть готовыми к этому». Как же они оказались правы, и как часто я вспоминала эти слова. Действительно, в 1998-ом году нам отказались продлить право на аренду того зала, да и мы сами, честно говоря, в нем уже не помещались. Священнослужители начали искать в городе место, где можно было бы регулярно собираться такому большому числу людей.

Богослужения онлайн

Многие храмы после закрытия начали транслировать службы в интернете и продолжают делать это сейчас. Онлайн-богослужения совершаются в Георгиевском храме Владимира, это чаще всего практикуют молодые священники. В то же время ни в одном из приделов кафедрального Успенского собора Владимирской епархии службы не ведутся. Объект ЮНЕСКО, расписанный Андреем Рублевым, находится в управлении Владимиро-Суздальского музея-заповедника и закрыт как музейный объект.

Как сообщил ТАСС секретарь Хабаровской епархии иеромонах Николай (Белозеров), в храмах Хабаровского края многие храмы транслируют богослужения через соцсети и канал епархии на YouTube. Количество зрителей доходит до 600, а пасхальное богослужение из главного храма Хабаровска Спасо-Преображенского кафедрального собор транслировалось на местном телеканале.

«С самого начала ограничений на посещение богослужений в Псковской епархии храмы и монастыри стали транслировать богослужение онлайн. Службы, совершаемые митрополитом Псковским и Порховским Тихоном в Псково-Печерском монастыре, транслируются через официальный ютуб-канал Псковской епархии. В каждом таком онлайн-богослужении принимают участие в среднем 10 тыс. человек», — сказали ТАСС в Псковской епархии.

Правильное послушание

Итак, если прихожанин доверился священнику, то (аналогично школьнику, который с учителем гораздо быстрее узнает предмет, чем только с учебником) полно и вместе с тем быстро усвоит азы приходской жизни, которые вырабатывались веками.

Однако есть еще более могучее средство для восприятия всего богатства Церкви. Сама Церковь основана на послушании – слышании с исполнением услышанного.

Это не то понимание послушания в отрицательном смысле, когда вам запрещают, а вы не хотите. Речь о том, когда вы, благодаря доверию, принимаете сказанное, как свое. А потом, через какое-то время оказывается, что это послушание вам помогло стать иным, открыло новые, неожиданные возможности. Сил прибавляется, а ваши немощи и несовершенства ложатся на духовника. Пока вы не окрепли и не выросли. Потому что цель каждого воспитания – сделать человека самостоятельным, научить слышать совесть, от выполнения правил перейдя к жизни в духе.

Если мы говорим только о правилах – это значит не Церковь. Церковь – когда есть живые отношения. Ну, а человек, который прислушивается к своему священнику, при участии в таинствах не будет поступать своевольно. Все нюансы уточнены и утверждены благословением. Возможно, тут могут быть сюрпризы, но мне не верится в это.

Между священником и прихожанином взаимность и понимание нужны не для подчинения одного другому или отношений типа тренер-спортсмен, а для передачи своего наследства. Это и есть непрерывный путь живой веры от уст к устам. Так вера хранится и через века умножается.

Люди ветшают, правила смягчаются

Когда-то, согласно церковной дисциплине, за некоторые определенные грехи отлучали от причастия на десятилетия. Затем практика смягчилась, и срок отлучения ограничивался несколькими годами. С течением времени и этот испытательный срок для кающегося уменьшился до нескольких месяцев.

Вообще, есть общий исторический путь Церкви: люди меняются от более крепких к более слабым. И это, конечно, сказывается на богослужебной практике (службы укорачиваются) и практике поведения (можно присаживаться, уменьшить количество поклонов, сокращать правила и так далее). Люди ветшают, правила смягчаются.

Не может быть какого-то уставного законодательства, которое идет только от буквы. Если же исходить формально из «буквы закона», то наша Церковь должна опустеть. Никто бы не имел права в ней находиться и тем более причащаться. Поэтому церковная традиция – всегда живая.

И такой же должен быть постоянный священник или, по-церковному, духовник прихожанина. На исповеди пастырь всегда может определить, имеет человек духовника или не имеет, поскольку руководство, исходящее из одного источника, формирует устойчивое цельное мировоззрение. И оно непротиворечиво в понимании всей полноты церковной жизни.

Воспитание в Церкви – от безысходности

Как в Церкви открывается жизнь? Если вы сказали один раз в жизни подлинное слово, настоящее, теплое, и оно было услышано кем-то, воспринято, то всё – и он, и вы – живы. Подобно, если человек услышал, понял слова молитвы, – он стал другим, потому что родилась новая взаимность.

Вся наша жизнь в Церкви – это не исполнение обязанностей по необходимости. Это желанный путь взаимного узнавания людей и Бога. Сейчас это часто подменяется трудами по формированию эталонного духовно-нравственного облика или еще более формальными моральными нормами и этическими правилами. В обществе перестали воспитывать людей, ну давайте от безысходности этим в Церкви займемся. А это абсолютно не церковная задача. Она может быть выполнена сама собой, если воплотятся истинные сокровища христианства.

Жизнь как общение

Вот если мы говорим о молодежных движениях — этот клуб возник в 2010 году, если говорить о церковных реформах, как следствие того, что Святейший в какой-то момент начал говорит, чтобы на приходах занимались не только проповедью, требами и совершением служб (хотя это — главное), но и работой с молодежью, социальной работой и так далее. Отсюда — ряд настоятелей, в том числе и владыка Кирилл как наместник Донского монастыря решили создать какие-то клубы, ячейки, где можно общаться.

Собственно, это общение — это и есть часть нашей церковной жизни. Если мы встретились в воскресенье, пообщались, даже совместную трапезу провели, а потом разбежались и до следующей недели забыли друг о друге, а потом снова встретились, с любовью, с радостью, со всей дружбой только в воскресенье — то где здесь церковная жизнь? Это просто наши встреча раз в неделю или два раза в неделю.

Мне кажется, церковная жизнь должна быть во всем: в том, что мы общаемся, в том, как мы общаемся.

Мы с нашей приходской молодежью недавно ходили на большую экскурсию «Москва купеческая». Не только экскурсовода послушали, но и друг с другом поговорили. К сожалению, я после этого убегал на встречу, иначе после этого посидели бы еще, чаю попили.

Архимандрит Савва (Тутунов) на встрече с молодежью своего прихода

Благочестивый предлог, чтобы не верить

Когда у людей есть внутренняя убежденность, что им обязаны, им должны, то у них появляется почва для обиды: «Я рассчитывал, мне положено, а мне не дали!» Это уже неправильный вход в храм, во время которого тот в любом случае окажется пуст для посетителя.

А вот другая возможность для входа: «Я предал и предаю и Бога и вас, люди. Я, такой, не имею права войти в ограду храма, не то что переступить его порог. Я не имею права в своем лукавстве поставить свечку. В своей нечестности, холодности не имею права прикоснуться к иконе и тем более участвовать в таинствах. Так как знаю, что быстро забуду о благодарности, разменяю на мелочи и гадости. Поэтому, если не примете меня, ну что же, заслужил. А вот если примете, какая милость, как чудесно, что ко мне, злодею, снизошли! И так при входе в храм будет всегда со мной. И никак иначе, никогда я не буду иметь права, честно глядя в глаза Богу, войти в Его дом. Никогда, никогда без сокрушения не имею права приблизиться к иконе, тем более – подойти к Чаше».

Это начало и конец, альфа и омега веры. Заслуженного, заработанного права у грешников распоряжаться Божьим достоянием нет и не будет. Принимаем мы от Него даром, если есть жажда Его милости над нами.

Так когда могут помочь правила и формальное исполнение их? Когда у меня мертва душа. Когда помрачено сознание (в усталости или раздражении), когда я не знаком с подошедшим человеком и поэтому не понимаю его с первого раза. Тогда пользуюсь правилами, общими для всех, канонами, церковными установлениями.

А во взаимной открытости, доверии общение становится живым, понимающим особенности, неповторимость человека и обстоятельств, в которых он оказался. Канон же в своей строгости не пускает никого. Всякие уста заградятся, всякая правда человеческая перед истиной будет, как грязная одежда. Поэтому никто не получит от канона права войти. В принципе, отлучить можно всех. Но через свое недостоинство мы приходим к милости.

Вера не формальна, но люди привыкли и ищут понятного, формального. И это их устраивает как окончательный итог поиска Бога. Фактически все ищут предлог, как благочестиво не верить. И находят.

Записала Оксана Головко

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: