Церковь чтит память всероссийских святителей

Помощник патриарха Тихона

В 1920 году патриарх Тихон, с которым Петр Федорович познакомился еще до революции, в бытность его архиепископом Литовским, предложил ему принять монашество, священство, епископство и стать его помощником по управлению Православной Церковью. Неожиданный призыв Патриарха словно рассек жизнь Петра Федоровича на две половины — до и после…

Митрополит Петр и патриарх Тихон

Очевидно, что, отказав Патриарху, Петр Федорович, возможно, сохранил бы себе жизнь и свободу. С 1919 года он работал на вполне «нецерковной» работе — был заведующим приютом для, как тогда писали, «дефективных детей». Однако «Петр Федорович принял предложение Патриарха как волю Божию, как прозвучавший через Патриарха Божий призыв — послужить Богу и Церкви», — пишет автор жития святителя Петра, игумен Дамаскин (Орловский).

Иеромонах Дамаскин приводит слова, сказанные Петром Федоровичем, когда тот пришел к себе домой (он жил тогда в Москве, в Армянском переулке, у брата, священника Василия) после сделанного ему Патриархом предложения: «Я не могу отказаться. Если я откажусь, то буду предателем Церкви, но если соглашусь… то я знаю, что подпишу себе смертный приговор». «Сговорчивый» и «уступчивый» Петр Федорович не мог отказать. И надо сказать, с того самого момента «сговорчивость» и «уступчивость» покинули его навсегда…

Слова, сказанные Петром Федоровичем в знаменательный день встречи с патриархом Тихоном, и сбылись в точности. Вскоре после того, как Патриарх рукоположил его во епископа Подольского, викария Московской епархии, он был арестован и сослан. Вплоть до 1923 года он прожил в ссылке в Великом Устюге. Как оказалось потом, это был едва ли не самый легкий период жизни епископа Петра. Сначала он жил в доме у знакомого священника, а потом в сторожке при соборе. Власти в ссылке не стесняли его, и он часто служил вместе с великоустюжским духовенством.

Митрополит Петр (Полянский)

Вернувшись из ссылки в 1923 году, он был возведен Патриархом в сан архиепископа, а через год — митрополита и назначен митрополитом Крутицким, викарием Московской епархии. В последние месяцы жизни патриарха Тихона митрополит Петр, как того и хотел Святейший, стал его ближайшим помощником в делах управления Церковью. Он постоянно навещал Патриарха в его келье в Донском монастыре, а позже — в больнице Бакуниных на Остоженке, приносил ему на подпись бумаги, докладывал о событиях церковной жизни.

По-видимому, именно с митрополитом Петром патриарх Тихон обсуждал очередной вариант «Послания», подписать которое его принуждал «серый кардинал» тогдашней советской России, легендарный чекист Тучков. Не исключено, что именно рукой митрополита Петра по указанию Патриарха были вычеркнуты из «Послания» неприемлемые для Церкви положения (подробнее см. Святой патриарх Тихон: без лукавства и святошества).

В апреле 1925 года, на Благовещение, скончался патриарх Тихон. Незадолго до своей кончины, 7 января 1925 года. Патриарх составил завещание: «В случае нашей кончины, наши Патриаршие права и обязанности, до законного выбора нового Патриарха, представляем временно Высокопреосвященнейшему Митрополиту Кириллу. В случае невозможности по каким-либо обстоятельствам вступить в отправление означенных прав и обязанностей, таковые переходят к Высокопреосвященнейшему Митрополиту Агафангелу. Если же и сему Митрополиту не представится возможности осуществить это, то наши Патриаршие права и обязанности переходят к Высокопреосвященнейшему Петру, Митрополиту Крутицкому».

В день похорон Патриарха Тихона, 12 апреля 1925 года, года собрался архиерейский собор из сорока пяти архиереев Российской Православной Церкви, которые, ознакомившись с завещанием Патриарха, признали Патриаршим Местоблюстителем митрополита Петра (поскольку митрополиты Кирилл (Смирнов) и Агафангел (Преображенский) на тот момент были в заключении и не могли приступить к руководству Церковью).

Молитвы

Тропарь святителя Петра
глас 4
Яже прежде безплодная, земле,/ ныне веселися:/ се бо Христос светильника в тебе показа,/ яве сияюща в мире/ и исцелевающа недуги и болезни наша./ Сего ради ликуй и веселися со дерзновением:// святитель бо есть Вышняго сия соделоваяй.

Тропарь святителя Петра
глас 8
Ликуй светло, благославнейший граде Москва,/ имеяй в себе архиерея Петра, яко зарю солнца,/ всю Россию чудодеянии озаряюща,/ той бо немощи врачует/ и недуги, яко тьму, прогонит от вопиющих ему:/ радуйся, иерарше Бога Вышняго,// тобою сия пастве твоей соделовающаго.

Ин тропарь святителя Петра
глас 4
Благоверно пожив в мире,/ житием чистым просветився,/ учением святительства приим паству,/ апостолом наследниче./ Тем прием дар чудес от Бога, отче Петре,/ моли Христа Бога/ да спасет души наша.

Кондак святителя Петра
глас 8
Взбранному и дивному нашея земли чудотворцу,/ днесь любовию тебе притекаем, песнь, богоносе, плетуще,/ яко имея дерзновение ко Господу,/ многообразных избави нас обстояний, да зовем ти:// радуйся, утверждение граду нашему.

Ин кондак святителя Петра
глас 4
Явися днесь пресветлая память твоя, святителю преблаженне Петре,/ в мире светло сияющи/ и являющи всем Божественное сияние.

Тропарь святителя Петра
глас 4
Наста днесь всечестный праздник/ пренесения честных мощей твоих, святителю Петре,/ веселя изрядно твое стадо,/ и верное отечество, и люди,/ о нихже не оскудевай, моляся Христу Богу,/ еже от Него дарованней ти пастве сохранитися от враг ненаветованней// и спастися душам нашим.

Ин тропарь святителя Петра, митрополита Московского, всея России чудотворца
глас 4
Благоверно пожив в мире,/ житием чистым просветився,/ учением святительства прият паству,/ апостолом наследниче./ Тем прием дар чудес от Бога, отче Петре,/ моли Христа Бога,/ да спасет души наша.

Кондак святителя Петра
глас 8
Яко врача преизрядна и источника чудесем обильна,/ днесь сошедшеся любовию, духовная твоя чада,/ в пренесение честных мощей твоих,/ архиерею Петре, молим тя:/ моли Христа Бога даровати честным твоим пренесением/ верному воинству нашему на враги победительная,/ да твоими к Богу молитвами находящих зол избавльшеся,/ радостною душею и веселием сердца/ благодарная ти воспоем, глаголюще:// радуйся, отче Петре, архиереев и всея Российския земли удобрение.

Ин кондак святителя Петра, митрополита Московского, всея России чудотворца
глас 4
Явися днесь пресветлая память твоя,/ святителю преблаженне Петре,/ в мире светло сияющи/ и являющи всем/ Божественное сияние.

Молитва святителю Петру, митрополиту Московскому
О великий святителю, преславный чудотворче, Российския Церкве первопрестольниче, града Москвы хранителю и о всех нас усердный молитвенниче, отче наш Петре! К тебе смиренно припадаем и молимся: простри руце твои ко Господу Богу и помолися за ны, грешныя и недос­тойныи рабы Его, да пробавит нам милость Свою и низпослет нам вся благопотребная к временному житию и вечному спасению нашему, дары благости Его, наипаче же да оградит нас миром, брато­любием, благочестием от всех искушений врага диавола и дарует нам быти верным чадом твоим, не по имени токмо, но и всем житием нашим. Молим тя, святителю Христов, сохрани предстательством твоим небесным град Москву и люди ея. Ей, угодниче Божий! Услыши нас благоутробно и буди всем нам помощник и заступник во всяких бедах и напастех, не забуди нас и в час кончины нашея, егда наипаче твоего заступления потребуем, да при помощи молитв твоих святых, сподобимся и мы, грешнии, кончину благую получити и Царство Небесное унаследити, славяще дивнаго во святых Своих Бога нашего, Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Тропарь святителей Московских
глас 4
Первопрестольницы Российстии,/ истиннии хранителие апостольских преданий,/ столпи непоколебимии, православия наставницы,/ Петре, Алексие, Ионо, Филиппе и Ермогене,/ Владыку всех молите/ мир вселенней даровати// и душам нашим велию милость.

Кондак святителей Московских
глас 3
Во святителех благочестно пожисте/ и люди к богоразумию настависте,/ и добре Богу угодисте,/ сего ради от Него нетлением/ и чудесы прославистеся,// яко ученицы Божия благодати.

Величание
Величаем вас,/ святителие Христовы,/ Петре, Алексие, Ионо, Филиппе и Ермогене,/ и чтим святую память вашу,/ вы бо молите за нас// Христа Бога нашего.

«Господь к Себе призывает»

Архиепископ Петр (Зверев) в ссылке (Перов, 1924). Фото: 6lihov.ru

Весной 1927 года архиепископ Петр прибыл в Соловецкий концлагерь. Он работал сторожем — посменно с митрополитом Курским Назарием (Кирилловым). Потом, после освобождения архиепископа Прокопия (Титова), работавшего счетоводом на продовольственном складе, где трудилось одно духовенство (причина была простая — священники не воровали, что устраивало лагерное начальство), на его место был назначен архиепископ Петр. Жил он тут же, в помещении рядом со складом, в маленькой комнате, вместе с епископом Печерским Григорием (Козловым).

В то время на Соловках еще действовала церковь преподобного Онуфрия Великого, оставленная для вольнонаемных соловецких монахов, и молитва за службами в храме стала огромным утешением для владыки.

В 1928 году на Анзере началась эпидемия тифа; из тысячи заключенных, находившихся в то время на острове, за зиму 1928–1929 года умерло пятьсот человек. Осенью были вырыты большие братские могилы вблизи храма Воскресения Господня, сразу за монастырским кладбищем, и туда всю зиму складывали умерших, а сверху ямы закрывали лапником.

Голгофо-распятский скит на о.Анзер (Соловки). Фото: mospat.ru

В январе 1929 года заболел тифом и архиепископ Петр. Он был увезен в больницу, размещенную в бывшем Голгофо-Распятском скиту.

В одной палате с архиепископом лежал ветеринарный врач, его духовный сын. В день смерти архиепископа Петра, 7 февраля, в четыре часа утра он услыхал шум, как бы от влетевшей стаи птиц. Он открыл глаза и увидел святую великомученицу Варвару со многими девами, из которых он узнал святых мучениц Анисию и Ирину. Великомученица Варвара подошла к постели владыки и причастила его Святых Христовых Таин.

В тот же день в семь часов вечера владыка скончался. Перед смертью он несколько раз написал на стене карандашом: «Жить я больше не хочу, меня Господь к Себе призывает».

Погребение было назначено на воскресенье 10 февраля. Один из заключенных священников пошел к начальнику 6-го отделения просить разрешения устроить торжественные похороны почившему и поставить на могиле крест. Из кремля, еще когда владыка болел, прислали мантию и малый омофор. В мастерской хозяйственной части заказали сделать гроб и крест. Разрешение на участие в похоронах получили три священника и двое мирян, однако не позволено было торжественного совершения отпевания и погребения в облачении.

Через некоторое время стало известно, что начальник отделения распорядился бросить тело владыки в общую могилу, к тому времени уже доверху заполненную умершими. Вечером священники отправились к начальнику и потребовали исполнить данное им ранее обещание. Тот ответил, что общая могила по его распоряжению уже завалена землею и снегом и он не даст разрешения на изъятие из общей могилы тела архиепископа Петра.

Однако на пятый день стало известно, что это распоряжение лагерного начальства не было выполнено. Могила не была зарыта — ее просто забросали еловыми ветками. Заключенные тайно отправились к могиле. Три священника спустились в яму и на простыне подняли тело владыки Петра на поверхность земли. По рассказу присутствовавшей там монахини Арсении, «все умершие лежали черные, а владыка лежал… в рубашечке, со сложенными на груди руками, белый как кипельный».

Четыре человека копали в это время отдельную могилу напротив алтаря Воскресенского храма.

Священники расчесали волосы владыки, отерли лицо от снега и сосновых иголок и начали прямо на снегу облачать. Надели новую лиловую мантию, клобук, омофор, дали в руки крест, четки и Евангелие и отслужили панихиду. Перед тем как вложить в руку владыки разрешительную молитву, все три священника расписались на ней.

Монахиня Арсения спросила:

— Почему вы расписываетесь? На молитве ведь не расписываются?

Они ответили:

— Если время переменится, будут обретены мощи владыки, будет известно, кто его хоронил.

Около могилы собралось около двадцати человек. После панихиды, кто хотел, произнес слово, затем опустили тело священномученика в могилу, поставили на ней крест и сделали надпись.

Крест на могиле священномученика Петра (Зверева). Фото: vob.ru

Один из хоронивших архиепископа священников рассказывал впоследствии, что, когда зарыли могилу, над ней стал виден столп света, и в нем явился владыка и всех благословил.

«Сговорчивый и уступчивый»

Святитель Петр (Полянский) — уникальная фигура для Церкви советского периода. Священный сан он принял уже немолодым человеком, в возрасте 58 лет. На дворе был 1920 год, разгар большевистских гонений на верующих. Потоки христианской крови разливались по стране, с особой жестокостью представители новой власти убивали монахов и епископат. Зверски убиты были митрополит Киевский Владимир, архиепископ Пермский Андроник, епископ Тобольский Гермоген, архиепископ Черниговский Василий, и с ними многие священнослужители и миряне. Петр Федорович Полянский прекрасно понимал, на что идет, однако от предложения патриарха Тихона послужить Церкви не мог отказаться.

Петр Полянский, 1890-е годы

Он был выходцем из священнической семьи. Его отец служил священником в Воронежской губернии, брат был клириком московского храма. Сам Петр Федорович также имел духовное образование — закончил Московскую духовную академию, стал магистром богословия. До революции он много участвовал в жизни Церкви — преподавал в духовных школах, был сотрудником синодального Учебного комитета, участвовал он и в историческом Поместном соборе 1917/18 годов. В качестве ревизора духовных учебных заведений много ездил по России, имел много знакомых архиереев и священников. И все же, большую часть жизни он считал себя человеком светским.

По воспоминаниям А.Левитина (в 30-е годы — «диакон» в обновленческой «Живой Церкви», позже возвратился в Московский Патриархат) это был человек «настоящей русской складки, жизнерадостный и веселый, … позерство и аффектация ему были совершенно чужды». Высокого роста, широкоплечий, дородного телосложения, он излучал благополучие и оптимизм. Внешне он напоминал скорее провинциального купца или крестьянина-кулака, но никак не монаха и не столичного священника-интеллигента.

Человек отменного здоровья, от природы общительный и дружелюбный, — Петр Федорович всем нравился и во всех епархиях Русской Церкви имел друзей и приятелей. И все же, несмотря на всеобщее доброе отношение к Петру Федоровичу, возможно, никто из его знакомых не ожидал, на что он в действительности способен. Характеристика, данная ему А. Левитиным, в точности отображает суть личности святителя Петра: «Он был сговорчивый и уступчивый, отнюдь не фанатик, но оказался самым непоколебимым и стойким из всех иерархов, которых имела Русская Церковь со времени патриарха Гермогена».

Петр Федорович всю жизнь был одинок, наклонностей к семейной жизни не имел. Однако и для монашеской жизни долгое время считал себя неготовым. По-видимому, будучи человеком честным, он не прельстился возможностями церковной карьеры, открывавшимися в те годы монашеству, и не стал добиваться пострига. Очевидно, что если бы он поступил иначе, епископом он стал бы задолго до революции. Однако и на светском поприще он добился достаточно высокого положения — к 17-му году он был уже статским советником, что равнозначно генеральскому чину.

Житие святителя Ионы, митрополита Московского

Будущий митрополит Мос­ков­ский и всея Руси Иона ро­дил­ся в 1390-е годы в Костромских пределах, неподалеку от Солигалича, в бла­го­че­сти­вой хри­сти­ан­ской се­мье. От­ца бу­ду­ще­го владыки зва­ли Фе­о­до­ром. В две­на­дцатилет­нем воз­расте отрок при­нял по­стриг в Благовещенском монастыре у погоста Унорож близ Галича, от­ку­да пе­ре­шел в мос­ков­ский Си­мо­нов мо­настырь, где мно­го лет ис­пол­нял раз­лич­ные по­слу­ша­ния. Од­на­жды митрополит Московский Фо­тий по­се­тил Си­мо­нов мо­на­стырь и по­сле мо­леб­на, пре­по­дав бла­го­сло­ве­ние ар­хи­манд­ри­ту и бра­тии, по­же­лал бла­го­сло­вить ино­ков, ис­пол­няв­ших по­слу­ша­ние на мо­на­стыр­ских ра­бо­тах. Ко­гда он при­шел в пе­кар­ню, то уви­дел уснув­ше­го от мно­гих тру­дов ино­ка Иону, пра­вая ру­ка утом­лен­но­го ино­ка бы­ла со­гну­та в бла­го­слов­ля­ю­щем же­сте. Митрополит Фо­тий про­сил не бу­дить его, бла­го­сло­вил спя­ще­го ино­ка и про­ро­че­ски пред­ска­зал при­сут­ство­вав­шим, что этот мо­нах бу­дет ве­ли­ким свя­ти­те­лем Рус­ской Церк­ви и мно­гих на­ста­вит на путь спа­се­ния. Уже через несколь­ко лет инок Иона был по­став­лен епи­ско­пом Ря­за­ни и Му­ро­ма.

В 1431 го­ду скон­чал­ся митрополит Московский Фо­тий. Через пять лет по­сле его смер­ти за благочестивую жизнь мит­ро­по­ли­том Московским и всея Руси был из­бран епископ Иона. Ко­гда но­во­из­бран­ный мит­ро­по­лит от­пра­вил­ся в Кон­стан­ти­но­поль, чтобы при­нять по­став­ление на мит­ро­по­лию, то ока­за­лось, что неза­дол­го до то­го болгарин Ис­и­дор уже был по­свя­щен на рус­скую мит­ро­по­лию. Недол­го про­быв в Ки­е­ве и Москве, Ис­и­дор от­пра­вил­ся на Фло­рен­тий­ский со­бор, который состоялся в 1438 году, где при­нял унию. Со­бор рус­ских ар­хи­ере­ев и ду­хо­вен­ства низ­ло­жил мит­ро­по­ли­та Ис­и­до­ра, и тот вы­нуж­ден был тай­но бе­жать в Рим (где умер в 1462 го­ду).

На Все­рос­сий­скую мит­ро­по­лию еди­но­душ­но был из­бран епископ Иона. 15 де­каб­ря 1448 го­да епископ Иона был поставлен на Русскую митрополию. Он бы первым поставлен на Москву своими (русскими) святителями: «по благословению Анастасия патриарха Царя града; ходил сей Иона в Царьград и взял благословение от него, на то, чтобы на Москве митрополит поставлялся Русскими архиепископами и епископами, без того, чтобы ходить к Царю граду, поскольку путь к Царю граду захватили Турки».

При митрополите Ионе были торжественно причислены к лику святых Русской церкви местночтимые святые митрополит Алексий, мощи которого были обретены нетленными при перестройке Чудова монастыря, начатой в 1431 году, и Сергий Радонежский. За тру­ды на бла­го Церк­ви Хри­сто­вой свя­ти­тель Иона удо­сто­ил­ся от Бо­га бла­го­дат­но­го да­ра чу­до­тво­ре­ний и про­зор­ли­во­сти. 30 марта 1461 года, во вторник Страстной недели, митрополит Иона преставился. Погребли его в соборной церкви Успения Пресвятой Богородицы в Москве, за левым клиросом, напротив преосвященных митрополитов Киприана и Фотия.

«Петрозвериада»

Cвященномученик Петр (Зверев), архиепископ Воронежский. Фото: sedmitza.ru

В 1924 году владыка был освобожден, вернулся в Москву и был направлен Патриархом Тихоном в Воронеж, в помощь престарелому воронежскому архиерею Владимиру (Шинковичу). Владыка Петр стал воронежским викарием, а в 1926 году, после смерти митрополита Владимира, стал архиепископом Воронежским и Задонским.

При архиепископе Петре влияние обновленцев в Воронежской епархии резко упало. Началось массовое возвращение обновленческих приходов в православие. Во всех возвращающихся в православие церквях массы людей встречали архиепископа Петра крестным ходом. Все это вызывало гнев обновленцев. Деятельность архиепископа Петра в Воронеже обновленцы на своем епархиальном съезде назвали «петрозвериадой».

Ненависть обновленцев к владыке стала принимать опасные формы. Несколько раз архиепископ Петр получал письма с угрозами, были случаи, когда в него с крыши бросали камнями. В конце концов рабочие предложили учредить охрану архиерея, которая сопровождала бы его на улице и оставалась ночевать у него в доме на случай провокации.

Архиепископ Воронежский Петр (Зверев). Фото: drevo-info.ru

Подконтрольная обновленцам газета «Воронежская коммуна» 28 ноября опубликовала пасквиль против владыки Петра. «Провести показательный процесс! Предать суду Петра Зверева! И наконец — немедленно арестовать архиепископа Петра Зверева», — требовал бойкий корреспондент. Узнав о публикации, архиепископ Петр начал готовиться к аресту.

В ту же ночь к нему явились сотрудники ОГПУ для произведения обыска и ареста. Когда они начали стучать в дверь квартиры, келейник владыки, архимандрит Иннокентий, покрепче закрыл дверь, задвинул щеколду и не пускал их до тех пор, пока владыка не сжег все письма и документы, которые могли бы повредить людям. После обыска архиепископ Петр был доставлен в ОГПУ.

В конце марта следствие было закончено. В обвинительном заключении следователь написал: «Подъем церковнического активизма совпал с приездом в город Воронеж Петра Зверева, прибывшего в качестве управляющего реакционной церковью губернии… Имя Зверева послужило флагом при выступлениях воронежских черносотенцев…»

4 апреля 1927 года Коллегия ОГПУ приговорила архиепископа Петра к десяти годам заключения в Соловецкий концлагерь. Келейник владыки архимандрит Иннокентий, арестованный вместе с ним, был приговорен к трем годам заключения на Соловках.

«В поддержку контрреволюционной политики Тихона»

Владыка Петр был популярен среди рабочих. Он часто служил в Сормове, его службы и проповеди всегда собирали большое количество людей. Когда в мае 1921 года власти арестовали епископа, рабочие объявили забастовку и бастовали три дня. Власти пообещали рабочим, что отпустят архиерея, но вместо этого отправили его в Москву в ЧК на Лубянку. Епископа обвинили в разжигании религиозного фанатизма в политических целях.

Епископ Старицкий Петр (Зверев), викарий Тверской епархии. Фото: sedmitza.ru

С Лубянки епископа перевели в Бутырскую тюрьму, затем — в Таганскую, потом — в Петроградскую… Однако в 1922 году, ввиду народных волнений и настойчивых требований со стороны рабочих вернуть владыку, чекисты освободили его. По выходе из заключения в январе 1922-го владыка Петр был назначен епископом Старицким, викарием Тверской епархии.

Там летом 1922-го владыка активно включился в сбор средств для голодающих Поволжья. Несмотря на протесты со стороны «приходских завсегдатаев», он жертвовал на нужды голодающих храмовую утварь — стремился отдать все, кроме тех предметов, что необходимы для совершения богослужения.

Осенью того же года в Тверскую епархию пришел обновленческий раскол. 19 сентября 1922 года епископ Петр обратился к тверской пастве с воззванием, в котором изъяснял сущность обновленческого движения и отношение к нему Православной Церкви. Текст обращения был подан цензору тверского отдела ГПУ для получения разрешения на публикацию. Цензура ГПУ отказала епископу в публикации обращения «ввиду того, что обращение натравливает одну часть духовенства и верующих на другую», — как писал цензор.

Цензор также распорядился привлечь епископа Петра к ответственности за неподчинение советской власти, за применение во время письма дореволюционной орфографии».

Обвинение в написании письма по дореволюционной орфографии было недостаточным, и заместитель начальника 6-го отделения секретного отдела ГПУ Тучков, ведавший надзором за Церковью, потребовал от Тверского ГПУ доказать, что епископ Петр распространял воззвание. Сотрудники ГПУ стали допрашивать близких к архиерею священников.

24 ноября 1922 года епископ Петр был арестован. Вместе с ним были арестованы протоиереи Василий Куприянов и Алексей Бенеманский, казначей Новоторжского Борисо-Глебского монастыря иеромонах Вениамин (Троицкий), секретарь епископа Александр Преображенский и православный мирянин Алексей Соколов.

30 ноября все арестованные были отправлены в Москву и заключены в Бутырскую тюрьму. В декабре им было предъявлено обвинение в распространении воззвания епископа Тверского Петра под заглавием «Возлюбленным о Господе верным чадам церкви Тверской», направленного «явно против всякого обновленческого движения в церкви и в поддержку контрреволюционной политики Тихона».

26 февраля 1923 года Комиссия НКВД по административным высылкам приговорила епископа Петра, священников Василия Куприянова и Алексея Бенеманского, мирянина Александра Преображенского к ссылке в Туркестан на два года, мирянина Алексея Соколова — к ссылке на такой же срок в Нарымский край.

После оглашения приговора всех заключенных перевели в Таганскую тюрьму. В середине марта епископа Петра и других осужденных в составе большого этапа отправили в Ташкент.

Два года владыка провел в Туркестане, в городе Перовске. Переболел цингой, остался без зубов…

«И нет, и не будет»

Игумен Петр (Зверев), настоятель Белевского Спасо-Преображенского монастыря. Фото: sedmitza.ru

В 1909–16 годах отец Петр был настоятелем Белевского Спасо-Преображенского монастыря Тульской епархии. В 1910 году он был возведен в сан архимандрита.

В 1916 году, известный к тому времени проповедник и миссионер, он получил предложение отправиться для миссионерской службы в Северо-Американскую епархию. Но поездка не состоялась — вместо Америки, в 1916 году отец Петр принял решение уехать проповедником на фронт. На фронте он пробыл до февральской революции 1917 года.

После окончания боевых действий он вернулся в Центральную Россию. В 1917–18 годах служил настоятелем Тверского Желтикова монастыря. Побывал в роли заложника местной ЧК, чудом остался жив. Был замечен Святейшим Патриархом Тихоном, рукоположен во епископа Балахнинского и направлен в качестве викария в Нижегородскую епархию в распоряжение местного владыки Евдокима (Мещерского).

Как викарный архиерей, владыка Петр стал служить в Печерском монастыре. По приезде в обитель он обнаружил, что древний печерский собор в честь Успения Божией Матери был сильно запущен. Стены и потолок были черны от копоти. Епископ обратился к народу, прося помочь навести порядок, сам первый поднялся по лестнице и стал мыть потолок… На Страстной седмице владыка вышел очищать от снега двор монастыря. Кто-то спросил его:

Епископ Балахнинский Петр (Зверев) . Фото: novoeblago.ru

— Что это вы так трудитесь, владыко святый?

— Да как же? Надо будет в Великую Субботу с крестным ходом идти, а кругом снег, идти негде.

Подобное поведение владыки Петра быстро заслужило ему любовь паствы. На его богослужения стало стекаться больше народу, нежели на службы правящего архиерея. За все это архиепископ Евдоким невзлюбил священномученика Петра. Он стал завидовать своему викарию и, в конце концов, возненавидел его. Люди об этом не знали и по-прежнему приглашали их служить вместе, что было тяжелейшим испытанием для обоих.

Владыка Петр искал выход из создавшегося положения и, в конце концов, решил поступить так, как заповедал Христос. Перед началом Великого поста 1920 года в Прощеное воскресенье высокопреосвященный Евдоким служил в городе, послав епископа Петра служить в Сормово. Возвращаясь после службы пешком (извозчика в те годы он себе позволить не мог) в Печерский монастырь, владыка Петр зашел на Дивеевское подворье, где жил архиепископ, чтобы попросить прощения перед началом Великого поста.

Войдя в покои архиепископа Евдокима, он повернулся к иконам, помолился, затем поклонился архиепископу в ноги и, поднявшись, сказал:

— Христос посреди нас.

Вместо обычного: «И есть, и будет» — архиепископ ответил:

— И нет, и не будет.

Молча епископ Петр повернулся и вышел. В дальнейшем пути владык разошлись окончательно — архиепископ Евдоким присоединился к обновленческому расколу.

«Слава Богу за все»

Весной 1929 года по распоряжению лагерного начальства все кресты на Соловецких кладбищах были сняты и использованы как дрова.

Мощи священномученика Петра были обретены 17 июня 1999 года во время археологических раскопок. В течение десяти лет они находились в храме священномученика Филиппа, митрополита Московского, в Спасо-Преображенском Соловецком ставропигиальном мужском монастыре.

Часовня на могиле святителя Петра (Зверева) на Соловках. Фото: solovki-monastyr.ru

9 августа 2009 года мощи святителя Петра были перемещены на место его последнего епископского служения — в Воронеж и размещены в воронежском Алексиево-Акатовом монастыре.

Ковчег с мощами для поклонения верующих был поставлен в часовне, освященной в 2007 году в честь новомучеников Воронежских. Предполагается, что после освящения Кафедрального Благовещенского собора они будут перенесены в новый собор города Воронежа.

Мозаика часовни новомучеников Воронежских (Алексиево-Акатов монастырь, г. Воронеж). В центре – святитель Петр (Зверев). Фото: yandex.ru

В 1999 году архиепископ Петр (Зверев) был прославлен как местночтимый святой Воронежской епархии. В 2000 году Архиерейским собором святитель Петр был причислен к лику новомучеников и исповедников Российских.

У мощей святителя Петра (Зверева). Часовня новомучениковВоронежских (Алексиево-Акатов монастырь, г. Воронеж). Фото: patriarchia.ru

Сквозь годы звучат строки письма, написанные святителем Петром на далеком острове Анзер: «Слава Богу за все, что пришлось мне за это время пережить и переживать… Но все это решительно надо терпеть… Не так живи, как хочется, а как Бог велит».

Подробнее см. житие священномученика Петра (Зверева), составленное игуменом Дамаскином (Орловским)

Недипломатичный

Оказавшись во главе Церкви в столь сложный период, митрополит Петр вынужден был принимать важные церковно-политические решения, выстраивать отношения Церкви с новой политической реальностью в стране. Однако, как пишет игумен Дамаскин (Орловский) в житии святителя, «митрополит Петр не был политиком, не был и дипломатом, единственная ясная цель виделась им — это быть со Христом и народом Божиим». Поэтому с самого начала митрополит Петр отверг всякое сотрудничество с ОГПУ и отказался идти на какие-либо компромиссы с Тучковым.

Вместо этого, митрополит Петр энергично занялся организацией помощи сосланному и заключенному духовенству. Иногда владыка, получив после службы деньги, сразу же отдавал их на помощь томящимся в тюрьмах и ссылках. Он самолично отправлял деньги митрополиту Кириллу (Смирнову), архиепископу Никандру (Феноменову), секретарю Патриарха Тихона Петру Гурьеву и другим. По предложению благочинных московских церквей он благословил причты храмов жертвовать в пользу заключенных.

Параллельно митрополит Петр пытался преодолеть обновленческий раскол в Церкви. 28 июля 1925 года он обратился с посланием к архипастырям, пастырям и всем чадам Православной Российской Церкви, где резко осуждал обновленчество. Как явствует из записок обновленческих иерархов, на местах послание митрополита Петра имело огромное воздействие и обновленцы стали терять паству.

Власти были заинтересованы в том, чтобы поддерживать Церковь в состоянии раскола, поэтому «несговорчивый» митрополит Петр вскоре стал им неугоден. В ответ на публикацию послания Местоблюстителя, советские газеты начали печатать статьи, обвиняющие его в контрреволюционной деятельности. На обновленческом соборе священник Александр Введенский прочел фальшивый документ, в котором Местоблюститель обвинялся в связях с белогвардейским зарубежьем.

9 декабря 1925 года состоялось заседание комиссии по проведению декрета об отделении церкви от государства при ЦК ВКП(б). Прослушали информацию ОГПУ о внутрицерковных группах: как расколоть Церковь, кому помогать, кого уничтожать. В тот же день по решению комиссии митрополит Петр был арестован.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: