Церковь чтит память священномученика илариона, архиепископа верейского

Иларион (троицкий) - древо

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Евр. 8, 7-13; Мр. 8, 11-21). Плыл Господь с учениками на другую сторону моря, а они забыли взять хлебов, и имели с собою только один хлеб, и стали думать, как тут им быть. Ведая помышления их, Господь напомнил о насыщении четырех и пяти тысяч народа, возведя их тем к твердому упованию, что при Нем не умрут с голоду, хоть бы и ни одного хлеба не имели. Сколько тревог наводит иногда на каждого помышление о безвестном будущем! Успокоение от этих тревог одно — упование на Господа, а оживление и укрепление почерпается из разумного рассмотрения того, что уже было с нами и с другими. Не найдется ни один человек, который бы в жизни своей не испытал нечаянных избавлений от беды или нечаянных поворотов жизни его на лучшее. Воспоминаниями о таких случаях и оживляй душу свою, когда начнут томить ее мрачные мысли о том, как быть. Бог все устроит к лучшему и теперь, как бывало прежде. Положись на Него; еще прежде избавления от беды, Он пошлет тебе благодушие, при котором и не заметишь беды своей. «Уповающего на Господа милость обыдет». Рассматривай опыты сего в Свящ. Писании, в житиях святых, в своей жизни и жизни знакомых твоих и увидишь, как в зеркале, как «близ Господь всем призывающим Его». И страхования за участь свою не возмутят души твоей.

«Богословцы рыбари показа»

Что такое Церковь? — возможно, это был главный вопрос жизни святителя Илариона, на который он пытался ответить одновременно и языком богословия и языком собственной жизни. Выходец из древнего священнического рода, сын известного подмосковного священника Алексия Троицкого, брат епископа Даниила (Троицкого), он с детства был человеком Церкви. Духовное образование, богословские науки привлекали его с самого раннего возраста. В 14 лет он уже окончил Тульское духовное училище (1900), в 20 лет — семинарию в Туле (1906), в 24 года — Московскую Духовную Академию (1910).

Будучи преподавателем, а затем и профессором Академии, Владимир Троицкий, а затем — отец Иларион, заражал учеников своим «пасхальным» восприятием христианства.

«Он не мог спокойно повествовать… — вспоминает Сергей Волков, слушатель его лекций в 1917–1919 годах, — а должен был гореть, зажигать своих слушателей, спорить, полемизировать, доказывать и опровергать У него самого была поразительная восторженность и любовь ко всему, что ему было дорого и близко, — к Церкви, к России, к академии, и этой бодростью он заражал, ободрял и укреплял окружающих».

«Иларион благодатно влиял на меня самой своей личностью, — признается С. Волков, — прямотой, властностью в отстаивании убеждений, восторженностью совершаемого им богослужения, сильной, покоряющей речью и, наконец, бодростью, энергией и жизнерадостностью».

Известно, что свое заключение и связанные с ним мытарства владыка воспринимал с необычайным смирением. На Соловках он трудился на общих работах. Был лесником, сторожем в Филипповой пустыни. На Филимоновской тоне в десяти километрах от главного Соловецкого лагеря он вязал рыболовные сети вместе с двумя епископами и несколькими священниками. Об этой своей работе он рассуждал добродушно-иронически, перефразируя стихиру Троице: «Все подает Дух Святый: прежде рыбари богословцы показа, а теперь наоборот — богословцы рыбари показа»…

Он лишь немного сожалел о том, что пришлось оставить научные занятия, расстаться с академической обстановкой, — принимал все случившееся как волю Божию. В 1927 году, когда шел уже второй его трехлетний срок на Соловках, владыка Иларион писал своей родственнице:

Меня хоть никто дедушкой не называет. Однако иной раз случалось, что стариком назовут, и то странно слышать. Меня больно уж борода выдает — поседела, как неведомо что. Однако душа, чувствуется, еще не постарела. Интересы в ней всякие живут и рождаются. Интересы эти приходится удовлетворять чтением, потому что для настоящих занятий нет, понятно, соответствующих условий.

Часто является досадливая мысль: вот если бы иметь столько свободы от работ и столько досуга в академической обстановке! Но подосадуешь, подосадуешь, да тем и ограничишься

А раскроешь книгу посерьезней — оказывается, далеко не всегда ее можно читать — внимание рассеивается тем, что окружает и что вовсе неинтересно

С внешней стороны жизнь моя сравнительно сносная — голоден не бываю, в квартире не мерзну, одеться имею во что (хотя нередко так одет, что и ты бы не узнала), поговорить есть с кем, забот на душе почти никаких. Видишь, сколько преимуществ имею! Но, конечно, долгонько зажился я на Белом море…

Выкинут я стихийно на далекий остров. Но сожаления я стараюсь не растравливать в душе моей, на окружающее стараюсь не обращать внимания, а жизнь наполнять тем, чем можно. И так за долгие годы привык и живу не тужу. На лучшее не надеюсь, от худшего не отрекаюсь. Какова есть о мне воля Божия — так пусть и будет.

Статьи на Православие.Ru

Речь архимандрита Илариона, сказанная 23 октября 1917 года на заседании Собора Русской Православной Церкви, как писал один из современников события, «доставила окончательное торжество идее восстановления патриаршества на Соборе, ибо только лишь после ее произнесения соборные обновленцы прекратили свои нескончаемые вылазки против патриархистов, и патриаршество было восстановлено».

Интеллигенция воспитывалась во вражде к Церкви. Церкви она не знала; религию заменяла для себя «антропологией»; росла она, поэтому, чужой и народу, и народной жизни. А между тем и интеллигенция желала непременно учить народ.

5 июля 1923 года, накануне праздника в честь Владимирской иконы Божией Матери, епископ Иларион освятил великим чином собор Сретенского монастыря. Подобное освящение совершается в случае осквернения храма. Именно таким осквернением святитель считал обновленческие «богослужения». Чтобы оценить значение этого события, нужно вспомнить, что к тому времени обновленческими были большинство храмов, около половина епископата, десятки тысяч священников. Святитель Иларион со всей ясностью показал, что обновленчество – это не просто раскол в Церкви, это – скверна пред Богом.

14 / 27 декабря 2012 г. Четверг 30-й седмицы по Пятидесятнице. Сретенский монастырь. Великая вечерня, утреня. Хор Сретенского монастыря. (MP3 файл. Продолжительность 2:54:35 мин. Размер 125.7 Mb)

14 / 27 декабря 2013 г. Пятница 27-й седмицы по Пятидесятнице. Сретенский монастырь. Великая вечерня, утреня. Хор Сретенского монастыря. (MP3 файл. Продолжительность 2:51:49 мин. Размер 123.8 Mb)

15 / 28 декабря 2013 г. Суббота 27-й седмицы по Пятидесятнице. День памяти священномученика Илариона, архиепископа Верейского. Сретенский монастырь. Божественная литургия. Хор Сретенского монастыря. (MP3 файл. Продолжительность 1:57:31 мин. Размер 84.7 Mb)

Когда апостол говорит о том, что «вы Духом живете», он открывает нам величайшую Божественную тайну, что все мы живем Духом, потому что мы все от Духа. Но, по Духу и поступать должны… (MP3 файл. Продолжительность 15:34 мин. Размер 11.3 Mb)

Наибольший отклик вызывают взгляды священномученика Илариона на вопрос о границах Церкви, его полемика с инославием, а также сотериологические воззрения.

26 апреля / 9 мая 2014 г. Пятница 3-й седмицы по Пасхе. Сретенский монастырь. Великая вечерня, утреня. Хор Сретенского монастыря. (MP3 файл. Продолжительность 2:30:29 мин. Размер 108.4 Mb)

«Дивишься и благодаришь Бога, когда видишь, что церковная жизнь действительно перерождает человека, делает его “новой тварью”».

27 апреля / 10 мая 2014 г. Суббота 3-й седмицы по Пасхе. День памяти сщмч. Илариона, архиепископа Верейского. Сретенский монастырь. Божественная литургия. Хор Сретенского монастыря. (MP3 файл. Продолжительность 1:24:08 мин. Размер 60.6 Mb)

Христова Церковь чтит останки святых, потому что они, живя богоугодно, становятся сосудами Духа Святаго. И Дух Святой, Который живет в них, освящает не только их души, но и тела.

Меня отцы благословили найти «ради Христа» воз дров. Пошла я на могилку к отцу Илариону и говорю: «Отче, дров нет, денег тоже, помоги!»

Власть, опомнившись в ноябре 1923 года, теперь воспринимала святителя уже как врага, а не как человека, которому можно доверять, но уже ничего сделать не могла: патриаршая Церковь восторжествовала.

Святитель Иларион доказывает: не Рим, как утверждают западные богословы, а Ефесская Церковь являлась местом средоточения всего корпуса книг Нового Завета и уже I веке.

14 / 27 декабря 2014 г. Суббота 29-й седмицы по Пятидесятнице. Сретенский монастырь. Великая вечерня, утреня. Хор Сретенского монастыря. (MP3 файл. Продолжительность 2:53:24 мин. Размер 124.9 Mb)

Идеалом для христиан, для всех нас, должно стать не прогресс, а преображение – движение вверх, к благодати Святого Духа, к Горнему Иерусалиму. Это всегда было идеалом и смыслом жизни для каждого христианина. (MP3 файл. Продолжительность 8:16 мин. Размер 6 Mb)

15 / 28 декабря 2014 г. Неделя 29-я по Пятидесятнице, святых праотец. День памяти священномученика Илариона, архиепископа Верейского. Сретенский монастырь. Божественная литургия. Хор Сретенского монастыря.

Любовь Христова, подобно нетварному огню, так завладела всем сердцем подвижника, что временами преображала и самое его тело, которое становилось тогда огневидным, а пальцы принимали облик десяти пылающих факелов.

Литература

  • «Церк. Вед.» 1913, № 50, с. 561.
  • «ЖМП» 1935, № 23-24, с. 4.
  • «Прав. Собес.» 1915, сентябрь, с. 105.
  • «Изв. Каз. Еп.» 1913, № 27-28, с. 839, № 30, с. 919.
  • «ЖМП» 1963, № 3, с. 50.
  • «Вестн. Св. Син.» 1923, № 4, с. 23-24.
  • «Вестн. русск. студ. христ. движен.» Париж, 1930, № 11.
  • «Именн. список ректор. и инспектор. Дух. Акад. и семинар. на 1917 год», с. 20.
  • Елевферий митр. «Неделя в Патриархии». Париж, 1933, с. 123-124.
  • Тодорович Т.П. «К сорокалетию пастырства», т. I, с. 367-368.
  • Архимандрит Иоанн (Снычев). «Церковные расколы», с. 96-97; 193-194; 315-316; 380-381.
  • Заметки и дополнения Е.М. № 116.
  • ФПС III, с. 3.
  • ФАМ I, № 107, с. 9.
  • НЭС т. XIX, стб. 184.
  • M. Pol’skij, Novye muceniki I, 125-134, 167, 179; II, 28.
  • Prav. Put’ 1980, 110-120.
  • Regel’son 339, 344, 345, 347, 394, 397, 452, 460, 531.
  • Vest. russ. chr. dv. 134(1981)227-234.
  • Joh. Chrysostomus, Kirchengeschichte I, passim; II, 25, 27, 146. Ev. Theologie, 1975, 5, 465.

«Бесам какое торжество!»

Архиепископ Иларион (Троицкий) в Соловецком лагере среди заключенного духовенства (второй справа). Фото: pravnov.ru

Святитель Иларион провел на Соловках в общей сложности два трехлетних срока (1923–26 и 1926–29). «На повторный курс остался», — как шутил сам владыка. Уже в первые революционные годы этот выдающийся владыка был «бельмом на глазу» у большевиков, так как авторитет его в церковной иерархии возрастал прямо пропорционально гонениям.

Во время Поместного Собора 1917–18 годов тогда еще архимандрит Иларион был единственным не-епископом, которого в кулуарных разговорах называли в числе желательных кандидатов на патриаршество. Вскоре после избрания на патриарший престол святого Патриарха Тихона архимандрит Иларион был рукоположен во епископа и стал главным помощником и сподвижником Святейшего в деле спасения Церкви от богоборцев. Вплоть до своего ареста он был секретарем и главным консультантом Патриарха по богословским вопросам.

Архиепископ Иларион (Троицкий) среди духовенства в Соловецком лагере (седьмой слева). Фото: pravnov.ru

Молодой архиерей (на момент хиротонии ему было всего 34 года!) трудился без устали. Именно усилиями святителя Илариона в 1923 году были сорваны планы большевиков по поглощению Церкви обновленческим расколом. Под влиянием энергии этого молодого владыки обновленческая «живая церковь» начала терять паству, началось массовое возвращение в Церковь раскольников-обновленцев.

Святитель разработал чин покаяния и самолично принял исповедь сотен бывших обновленцев — священников и мирян. Усилиями владыки Илариона московский Сретенский монастырь, захваченный после революции обновленцами, летом 1923 года был возвращен в Православную Церковь. При этом владыка совершил беспрецедентное деяние: заново, великим чином освятил престол и собор Сретенского монастыря.

Известие о том, что владыка Иларион изгнал из Сретенского монастыря обновленцев и в массовом порядке принимает их покаяние, причем сделал это под самым носом у чекистов (монастырь расположен на улице Большая Лубянка!), разнеслась не только по Москве, но и по всей России. Обновленцы целыми приходами каялись и возвращались в Церковь. Ни лидеры обновленчества, ни их покровители-чекисты не могли простить святителю Илариону такого позора, и вскоре святитель Иларион был в очередной раз арестован…

Первый «звонок», приведший к аресту владыки, последовал со стороны обновленческого лидера, «священника» Владимира Красницкого. 6 июля 1923 году он направил в ОГПУ свой донос:

«Усердно прошу обратить внимание на крайне провокаторскую контрреволюционную деятельность тихоновского ассистента Илариона… проповедуя., он произнес такую погромную речь, что в толпе в ограде и на улице произошли физические столкновения и дело окончилось арестами. За пережитые десять дней тихоновцы чрезвычайно обнаглели, держат себя вызывающе и готовы перейти к избиению, и это настроение — определенно погромное и ярко антисоветское — создается им, епископом Иларионом

Если его явно контрреволюционной деятельности не будет положен предел, то неизбежны общественные беспорядки и избиение церковных обновленцев».

Архиепископ Иларион (Троицкий) среди духовенства в Соловецком лагере (второй справа). Фото: pravnov.ru

Ведомство Тучкова, впрочем, отреагировало не сразу. Осенью 1923 года власти предприняли очередную попытку подорвать изнутри патриаршую Церковь: Тучков потребовал от Патриарха немедленно начать примирение с обновленческим «архиепископом» Евдокимом Мещерским. Патриарх самым решительным образом отказался… Тогда через несколько дней был арестован архиепископ Иларион, на которого Тучков возложил главную ответственность за провал своей политики.

Архиепископа Илариона осудили на три года концлагерей. 1 января 1924 года он был привезен на пересыльный пункт на Поповом острове, а в июне отправлен на Соловки.

Арест и допросы не могли его заставить склонить голову перед безбожной властью. Известно, что когда владыка находился еще в лагере на Поповом острове, умер Ленин. От заключенных потребовали почтить его смерть минутой молчания. Когда все выстроились для церемонии в шеренгу, владыка лежал на нарах. Несмотря на просьбы и требования, он не встал, заметив: «Подумайте, отцы, что ныне делается в аду: сам Ленин туда явился, бесам какое торжество!»

Молитвы

Тропарь священномученика Елевферия
глас 4
И нравом причастник,/ и престолом наместник апостолом быв,/ деяние обрел еси, богодухновенне,/ в видения восход,/ сего ради, слово истины исправляя,/ и веры ради пострадал еси даже до крове,/ священномучениче Елевферие,/ моли Христа Бога,// спастися душам нашим.

Кондак священномученика Елевферия
глас 2
Яко удобрение священников, преподобне,/ и предувещание страстотерпцев вси восхваляем/ и просим тя, священномучениче Елевферие:/ любовию память твою празднующия/ бед многообразных свободи,// моля непрестанно о всех нас.

Тропарь преподобного Павла
глас 4
Яко Безплотных единовсельника/ и всем преподобным сообщника,/ всеславне Павле, поем тя и молим тя:/ молися всегда о нас,// яко да обрящем милость.

Кондак преподобного Павла
глас 8
От юности, мудре, яже паче смысла вожделел еси мужески,/ мирский мятеж оставил еси,/ и был еси Божественнаго ради жительства Троицы жилище,/ и просветил еси верою приступающия тебе.// Тем зовем: радуйся, Павле пребогате.

Тропарь святителя Стефана исповедника, архиепископа Сурожского
глас 4

Яко святитель со Безплотными единожитель быв,/ священномучениче Стефане,/ восприем бо Крест яко оружие,/ и став крепко сопротив иконоукорителя и духоборцев,/ не покланяющихся пречистому образу Христа Бога нашего,/ и отсекл еси всяку ересь лукавых./ Того ради прием мучения венец,/ избавил еси град твой Сурож от всякия неприязни./ И ныне молим тя, святе,/ да избавиши нас от всяких злых искушений, и бед,/ и вечныя муки.

Кондак святителя Стефана исповедника, архиепископа Сурожского
глас 3

Вышняго силою, священне, укрепився,/ царева низложил еси иконоборная шатания;/ днесь Сурожу и нам верным предлежат/ слава и богатство — святыя твоя мощи,/ ихже свыше дароносят Ангельстии чинове,/ песньми и пением славословят тя,/ великий священный Стефане.

Тропарь преподобного Трифона Печенгского, Кольского
глас 8

Пути, вводящаго в жизнь, наставник и учитель был еси:/ первее бо, преподобне отче наш Трифоне,/ пришел еси в часть Норвегския земли/ и в последних концех северныя страны языки просветил еси,/ породив водою и Духом Святым,/ и священная твоя чада в безплодней пустыни,/ яко древа масличная, насадил еси,/ велию обитель Святыя и Живоначальныя, Единосущныя и Нераздельныя Троицы создал еси/ и монахов множество собрав./ Тем, яко апостолом и пустынножителем равночестна чтуще тя,/ прилежно припадающе, вопием:/ моли всех Бога за Русскую землю, за область твою и за вся люди,/ почитающия память твою.

Кондак преподобного Трифона Печенгского, Кольского
глас 8

Все твое умное желание к Богу вперив,/ Того званию невозвратно от души последовал еси,/ в пустыню конечную вселився,/ и, тамо ангельски и равноапостольне пожив,/ многим путь был еси ко спасению./ Сего ради и Христос тя прослави и даром чудес обогати./ Темже вси вопием ти:/ радуйся, исповедниче Христа Бога нашего;/ радуйся, граду твоему неколебимое утверждение, Трифоне, отче наш.

Молитвы

Тропарь, глас 4

Во́ине Христо́в Иларио́не,/ сла́во и похвало́ Це́ркве Ру́сския,/ пред ги́бнущим ми́ром Христа́ испове́дал еси́,/ кровьми́ твои́ми Це́рковь утверди́ся,/ ра́зум Божестве́нный стяжа́л еси́,/ лю́дем ве́рным возглаша́ше:/ без Це́ркве несть спасе́ния.

Ин тропарь, глас тойже

Святителю Христов Иларионе,/ славо и похвало Церкве Русския,/ разум божественный стяжав,/ пред безбожники Христа дерзновенно исповедал еси,/ Егоже ради страдания претерпевая,/ людем верным возглашал еси:/ без Церкве несть спасения.

Кондак, глас 6

Иларио́не, священному́чениче Христо́в,/ служи́телей гряду́щаго анти́христа не убоя́лся еси́,/ Христа́ му́жески испове́дал еси́,/ за Це́рковь Бо́жию живо́т твой положи́,/ красо́ новому́ченик Росси́йских,/ Руси́ Святы́я похвало́,// ты Це́ркве на́шея сла́ва и утвержде́ние.

Ин кондак, глас 2

Славу мира сего оставив, Христу доблественне последовал еси и, святительское служение восприим, венцем мученичества украсился еси, и ныне, Престолу Божию предстоя, молися, Иларионе, иерарше премудре, спастися душам нашим.

«За исцеления надо бы дать больше!»

Всегда открытый, доброжелательный, уверенный — владыка так поставил себя в лагере, что снискал уважение не только у соседей по бараку, но и у охранников. Общее пренебрежительное отношение сотрудников лагеря к «опиумам» его практически не касалось.

Архиепископ Иларион (Троицкий), заключенный Соловецкого лагеря особого назначения. Фото: korolev.msk.ru

«Силе, исходившей от всегда спокойного, молчаливого владыки Илариона, — пишет Борис Ширяев, — не могли противостоять и сами тюремщики: в разговоре с ним они никогда не позволяли себе непристойных шуток, столь распространенных на Соловках, где не только чекисты-охранники, но и большинство уголовников считали какой-то необходимостью то злобно, то с грубым добродушием поиздеваться над „опиумом“. Нередко охранники, как бы невзначай, называли его владыкой. Обычно — официальным термином „заключенный“. Кличкой „опиум“, попом или товарищем — никогда, никто».

В лагере он продолжал строго соблюдать монашеские обеты. Своим нестяжательством он поражал окружающих — он просто отдавал всем все, что у него просили. Ни на какие оскорбления окружающих никогда не отвечал, казалось, не замечая их.

Всем своим существом владыка опровергал стереотип о том, что верующий человек — это человек суровый, мрачный и вечно скорбящий. «Иларион любил говорить, что, насколько христианин должен осознавать свои грехи и скорбеть о них, настолько же он должен радоваться бесконечной милости и благости Божией и никогда не сомневаться и не отчаиваться в своем жизненном подвиге», — пишет о владыке бывший семинарист Сергей Волков, слушавший его лекции в Московской Духовной Академии в 1917–18 годах.

Архиепископ Иларион (Троицкий), Архангельск, 1923 год. Фото: drevo-info.ru

О своей встрече с архиепископом Иларионом на Соловках в своих воспоминаниях писал Олег Волков:

Иногда Георгий уводил меня к архиепископу Илариону, поселенному в Филипповской пустыни, в верстах трех от монастыря. Числился он там сторожем. Георгий уверял, что даже лагерное начальство поневоле относилось с уважением к этому выдающемуся человеку и разрешало ему жить уединенно и в покое.

Преосвященный встречал нас радушно. В простоте его обращения было приятие людей и понимание жизни. Даже любовь к ней. Любовь аскета, почитавшего радости ее ниспосланными свыше.

Мы подошли к его руке, он благословил нас и тут же, как бы стирая всякую грань между архиепископом и мирянами, прихватил за плечи и повлек к столу. И был так непринужден… что забывалось о его учености и исключительности, выдвинувших его на одно из первых мест среди тогдашних православных иерархов.

Мне были знакомы места под Серпуховом, откуда был родом владыка Иларион. Он загорался, вспоминая юность. Потом неизбежно переходил… к суждениям о церковных делах России.

Архиепископ Иларион (Троицкий), тюремная фотография 1923 года. Фото: pravnov.ru

— Надо верить, что Церковь устоит, — говорил он. — Без этой веры жить нельзя. Пусть сохранятся хоть крошечные, еле светящиеся огоньки — когда-нибудь от них все пойдет вновь. Без Христа люди пожрут друг друга. Это понимал даже Вольтер… Я вот зиму тут прожил, когда и дня не бывает — потемки круглые сутки. Выйдешь на крыльцо — кругом лес, тишина, мрак. Словно конца им нет, словно пусто везде и глухо… Но „чем ночь темней, тем ярче звезды…“ Хорошие это строки. А как там дальше — вы должны помнить. Мне, монаху, впору Писание знать.

Даже в тяжелейшей обстановке Соловецкого лагеря владыка Иларион продолжал радоваться и шутить, и призывал к тому же соседей по заключению. Всех вновь прибывших заключенных он пытался сразу приободрить и развеселить.

— За что же вас арестовали? — спросил он прибывшего в лагерь игумена одного из монастырей.

— Да служил молебны у себя на дому, когда монастырь закрыли, — ответил тот, — ну, собирался народ, и даже бывали исцеления…

— Ах вот как, даже исцеления бывали… Сколько же вам дали Соловков?

— Три года.

— Ну, это мало, за исцеления надо бы дать больше, советская власть недосмотрела! — рассмеялся владыка Иларион.

«Христианства нет без Церкви»

Владимир Алексеевич Троицкий — преподаватель Московской Духовной академии. Фото: pravoslavie.ru

Святитель Иларион — бесспорно, один из самых выдающихся богословов Русской Церкви XX века. Его научные и публицистические труды еще до революции были известны и читаемы во всей России.

Сферой научных интересов святителя еще со времен обучения в Духовной Академии была экклезиология. Перу владыки принадлежит около 90 печатных работ, среди которых наибольшее значение имеют его магистерская диссертация «Очерки из истории догмата о Церкви» (1912), статьи «Гностицизм и Церковь в отношении к Новому Завету» (1911), «Христианство и Церковь» (1911; посл. изд.: «Христианства нет без Церкви»), «Новозаветное учение о Церкви» (1912), «Воплощение» (1912), «Воплощение и смирение» (1913), «Священное Писание и Церковь» (1914), «Воплощение и Церковь» (1914), «Краеугольный камень Церкви» (1914), «Единство идеала Христова» (1915), «Богословие и свобода Церкви» (1915), «Вифлеем и Голгофа» (1916) и др. Несколько работ посвящены Свящ. Писанию: «Ветхозаветные пророческие школы» (1908), «Основные начала ветхозаветного священства и пророчества» (1909), «Новый Завет в апостольское время (1916), «Новый Завет во втором веке» (1916).

Относительно его магистерской диссертации рецензент профессор МДА С. С. Глаголев сказал: «Такие книги, как книга г. Троицкого, не часто являются на Руси. Появление их есть праздник богословской науки». Поразительно: дух радости и веселья, свойственный святителю Илариону, опосредованно присутствует даже в его богословских текстах.

«Есть на земле носители торжествующего христианства, всегда радостные, всегда с пасхальными песнопениями на устах, и лицо их, как лицо ангела», — писал владыка Иларион о преподобном Серафиме Саровском. Эти слова вполне могли бы быть применимы и к самому святителю Илариону.

Святитель Иларион считал бессмысленными высказывания некоторых современников о «недостатке жизни» в Церкви, о необходимости ее «оживления». Он был твердо убежден, что жизнь в Церкви не может замереть или иссякнуть, ее только могут не замечать люди со слабой верой, бесцерковные люди. Потому что жизнь Святого Духа в Церкви не заметна человеку душевному, тем более плотскому (см. «Христианства нет без Церкви»).

Многие слова святителя Илариона, написанные почти век назад, словно обращены к дню сегодняшнему. Так, владыка настаивал, что говорить нужно не о недостатке жизни в Церкви, а о недостатке церковного самосознания у современных христиан. «В душе многих наших современников как-то вместе уживаются почтение к христианству и пренебрежение к Церкви»; «христианами, по крайней мере, не стесняются называть себя почти все, но о Церкви и слышать не хотят и стыдятся чем-либо обнаруживать свою церковность» (см. там же).

Причину, по которой большинство русских людей все же называют себя христианами, святитель Иларион видел в исторической инерции — сохранившемся высоком авторитете христианства, против которого открыто выступают «только немногие… наиболее „передовые“… отщепенцы».

Он решительно отвергал возможность так называемого «неконфессионального» христианства. «Теперь с ожесточением набрасываются на Церковь и отрицают самую идею Церкви, лицемерно прикрываясь громкими и шаблонно-красивыми, скучными фразами о „свободе личности“, об „индивидуальном преломлении“ христианства, о религии свободы и духа». В то время, как только Церковь «дает жизнь и осуществление христианскому вероучению», пишет святитель Иларион, а без Церкви христианство — лишь одно из учений, не более того (см. «Христианства нет без Церкви»).

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: