17 июля русская православная церковь чтит память святых царственных страстотерпцев

Канонизация царской семьи

Отречение: слабость или надежда?

— Как понимать тогда отречение государя от престола?

— Хотя государь и подписал отречение от престола как от обязанностей по управлению государством, но это не означает еще его отречения от царского достоинства. Пока не был поставлен на царство его преемник, в сознании всего народа он по-прежнему оставался царем, и его семья оставалась царской семьей. Они сами так себя осознавали, так же их воспринимали и большевики. Если бы государь в результате отречения потерял бы царское достоинство и стал бы обычным человеком, то зачем и кому нужно было бы его преследовать и убивать? Когда кончается, например, президентский срок, кто будет преследовать бывшего президента? Царь не добивался престола, не проводил предвыборных кампаний, а был предназначен к этому от рождения. Вся страна молилась о своем царе, и над ним был совершен богослужебный чин помазания святым миром на царство. От этого помазания, которое являло благословение Божие на труднейшее служение православному народу и православию вообще, благочестивый государь Николай II не мог отказаться, не имея преемника, и это прекрасно понимали все. 

Государь, передавая власть своему брату, отошел от исполнения своих управленческих обязанностей не из страха, а по требованию своих подчиненных (практически все командующие фронтами генералы и адмиралы) и потому что был человеком смиренным, и сама идея борьбы за власть была ему абсолютно чужда. Он надеялся, что передача престола в пользу брата Михаила (при условии его помазания на царство) успокоит волнение и тем самым пойдет на пользу России. Этот пример отказа от борьбы за власть во имя благополучия своей страны, своего народа является очень назидательным для современного мира.

Царский поезд, в котором Николай II подписал отречение от престола

— Он как-то упоминал об этих своих взглядах в дневниках, письмах?

— Да, но это видно и из самих его поступков. Он мог бы стремиться эмигрировать, уехать в безопасное место, организовать надежную охрану, обезопасить семью. Но он не предпринимал никаких мер, хотел поступать не по своей воле, не по своему разумению, боялся настаивать на своем. В 1906 году, во время Кронштадтского мятежа государь после доклада министра иностранных дел сказал следующее: «Если вы видите меня столь спокойным, то это потому, что я имею непоколебимую веру в то, что судьба России, моя собственная судьба и судьба моей семьи — в руках Господа. Что бы ни случилось, я склоняюсь перед Его волей». Уже незадолго до своего страдания государь говорил: «Я не хотел бы уезжать из России. Слишком я ее люблю, я лучше поеду в самый дальний конец Сибири». В конце апреля 1918 года, уже в Екатеринбурге, Государь записал: «Быть может, необходима искупительная жертва для спасения России: я буду этой жертвой — да свершится воля Божия!» 

— Многие усматривают в отречении обыкновенную слабость…

— Да, некоторые видят в этом проявление слабости: человек властный, сильный в обычном понимании слова не отрекся бы от престола. Но для императора Николая II сила была в другом: в вере, в смирении, в поиске благодатного пути по воле Божьей. Поэтому он не боролся за власть — да и вряд ли ее можно было удержать. Зато святое смирение, с которым он отрекся от престола и потом принял мученическую кончину, способствует и сейчас обращению всего народа с покаянием к Богу. Все-таки в значительном большинстве наш народ — после семидесяти лет безбожия — считает себя православным. К сожалению, большинство — не воцерковленные люди, но все-таки и не воинствующие безбожники. Великая княжна Ольга писала из заточения в Ипатьевском доме в Екатеринбурге: «Отец просит передать всем тем, кто ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него — он всех простил и за всех молится, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь». И, может быть, образ смиренного царя-мученика в большей степени подвигнул наш народ к покаянию и к вере, чем мог бы это сделать сильный и властный политик.

Комната великих княжон в Ипатьевском доме

Сайты приходов:

Екатеринбургская епархия:

Храм Царственных страстотерпцев пос. Кузино

Мужской монастырь святых Царственных Страстотерпцев г. Екатеринбург

Житомирская епархия:

Храм Новомучеников и Исповедиков Российских XX века с. Приворотье

Рождества Христова Червонский женский монастырь пгт. Червоное

Московская епархия (городская):

Храм Святых Царственных Страстотерпцев г. Москва

Храм Царственных Страстотерпцев д. Коробовская

Храм Святых Царственных Страстотерпцев в д. Аляухово

Головинский женский монастырь г. Москва

Храм Новомучеников и исповедников в Строгино г. Москва

Храм Святых Царственных Страстотерпцев г. Москва

Московская епархия (областная):

Храм Царственных Страстотерпцев г. Одинцово

Храм Илии Пророка с. Барково

Храм Царственных Страстотерпцев с. Павловская Слобода

Храм Троицы Живоначальной в Перловке г. Мытищи

Гуслицкий Спасо-Преображенский мужской монастырь г. Куровское

Рязанская епархия:

Храм во имя святых Царственных страстотерпцев г. Рязань

Иоанно-Богословский монастырь с. Пощупово

Храм в честь Царственных Страстотерпцев г. Рязань

Санкт-Петербургская епархия:

Храм святого страстотерпца царя Николая г. Санкт-Петербург

Храм Воскресения Христова у Варшавского вокзала г. Санкт-Петербург

Храм страстотерпца царевича Алексия г. Петергоф

Храм свв. Страстотерпцев Царя Николая и Царицы Александры г. Санкт-Петербург

Храм-часовня Всех святых, в земле Санкт-Петербургской просиявших г. Санкт-Петербург

Храм свв. Царственных Страстотерпцев г. Санкт-Петербург

Храм «Тихвинской» иконы Божией Матери г. Санкт-Петербург

Симферопольская епархия:

Храм Святых Царственных Страстотерпцев и Серафима Саровского г. Алушта

Святых Царственных Страстотерпцев г. Севастополь

Уфимская епархия:

Храм в честь Царственных Страстотерпцев дер. Пчелосовхоз

Храм в честь святых Царственных Страстотерпцев дер. Каракул

Почитание

Благоговейное отношение к императору и его родным не прекращалось на протяжении всего существования советского государства. Священники и прихожане ежегодно тайно проводили молебны о поминовении убитых страдальцев 18 мая — в день рождения Николая II и 17 июля в день его расстрела. Невзирая на беспощадное гонение безбожной власти, многие местные жители отваживались помещать фотографии Царственных страстотерпцев в качестве икон в свой домашний иконостас, подвергая опасности свою жизнь. Церковь еще не прославила подвиг Императорской семьи, но всеобщая любовь уже предвещала скорую канонизацию.

Православное понимание миссии искупителя

После революции в обществе русских эмигрантов зародилось убеждение, что пролитие крови царя Николая II стало искупительной жертвой за Россию и всего русского населения. По утверждению сторонников этой идеи, не только те, кто предал государя и одобрил его расстрел, будут подвержены наказанию Божию, но и весь русский народ. Они требовали от людей всеобщего покаяния за совершенное злодеяние над последним российским царем. Святейший Патриарх Кирилл по поводу всенародного покаяния сказал:

В России эта идея начала распространяться в 90-е годы. «Царебожники» делали упор на сомнительное «пророчество Авеля», в котором говорится, что Николай II «на венец терновый сменит корону царскую», а также придают особое значение клятве, которую от лица народа произнесли в 1613 г. на Земском соборе. В 2008 г. некоторые поборники этого движения объединились в «Царскую православную церковь». Они поклоняются Богородице прежде Иисуса Христа, создавая её неканонические образы. «Царебожниками» были составлены богослужебные тексты, акафист «святому царю искупителю», символ веры и другие молитвы, в которых прославляется царь-искупитель.

Носитель идеалов Святой Руси

Большинство представителей высшей аристократии начала 20 века назывались христианами лишь по имени, не принимая православие за основу собственного мировоззрения. Совсем по-другому видел свою миссию на земле царь Николай II. Царственные страстотерпцы принимали православную веру всерьёз, потому в высшем обществе считались чужими и непонятными. До последнего своего часа члены венценосной семьи продолжали молиться Господу и Святым, являя тем самым своим тюремщикам образец смирения и глубокой веры в справедливость воли Божьей. Упование на покровительство небесных заступников подтверждает и тот факт, что во время богослужения, совершенного для царской семьи за три дня до расстрела, во время пения молитвы «Со святыми упокой…» все Царственные мученики одновременно преклонили колени. Потому убийство членов семьи Романовых невозможно представить как политическое ‒ это деяние расценивается как святотатство. До сих пор на России лежит великий грех цареубийства.

О монархии

31 июля 1990 года

Монархия несомненно не является единственной формой государственного строя, которая приемлема для христианина или для верующего вообще. В свое время, в древности монархия была силой, объединяющей весь народ вокруг одной личности, стоявшей за одну идею: идею православной Руси, и за единство русского народа, объединенного одной культурой. В этом отношении монархия была знаменем единства.

Царская семья

К прочтению  Иконы и изображения. общий список

Впоследствии, когда и культура, и Церковь, и государственный строй начали расходиться, когда появились новые и политические и общественные течения, вопрос монархии встал по-иному. Та абсолютная монархия, которая представляла собой единство народа с Церковью, единство русской культуры, единство государства, уже устарела в абсолютном ее смысле; и конечно, поднятый при Александре II вопрос о конституционной монархии был выходом.

Этот выход соединил бы, с одной стороны, обновление всего русского общества и всех сословных отношений и, с другой стороны, сохранил бы идею единства народа, объединенного именем одного человека, который заботится о своем народе, любит этот народ, который свою жизнь для него готов отдать.

Меня очень поразило одно изречение Николая I, которого считают солдафоном и нечутким человеком; он сказал о монархии, что роль монарха – так устраивать жизнь своего народа, чтобы весь народ был обеспечен, благоустроен и мог заниматься духовной жизнью… Вот это был бы идеал монархии.

На деле в наше время встали очень многие проблемы, которые такой монархией – абсолютной или даже «слегка» конституционной – не решаются. Вот мое отношение. В глубине души, да, я монархист, в том смысле, что я верю в единство личности, представляющей целый народ, но не властвующей, а отдающей свою жизнь за него. И в этом отношении император Николай II это выполнил.

Святой Иоанн Златоуст сказал в одном из своих сочинений, что всякий человек может править, управлять, но только царь может умереть за свой народ. И вот это выполнил Николай II. В этом его величие, которое как бы снимает те недостатки, те слабости, то, в чем его можно упрекать с точки зрения политической или общественной. Он свою душу, т.е. свою жизнь положил за тех людей, которых он считал вверенными ему Богом (неверующий мог бы сказать: судьбой).

Его канонизация – дело спорное в том отношении, что в ней, как мне кажется, сыграла роль не только религия, не только видение величия царской семьи перед смертью, но и политический момент. И поэтому его канонизация может восприниматься или не восприниматься до времени, пока не выкристаллизуется до конца его образ, пока не будет продуман, пережит и изучен его образ как человека.

Поэтому мне кажется, что мы имеем полное право, с одной стороны, служить по нему панихиды, молиться, чтобы Господь после многострадальной жизни и страшной смерти дал вечный покой, победную радость царской семье. Но когда мы совершаем панихиды, мы молимся не только о них, мы молимся о всех тех, которые за тысячелетие русской истории жизнь свою положили на поле брани, за тех, которые погибли в русской смуте, молимся, согласно распоряжению, а не только желанию патриарха Тихона, не разбираясь, в каком они были лагере, о всех тех, которые погибли в пучине морской, которые умерли от болезней, погибли на горьких работах, обо всех, которых как бы представлял собой русский царь.

Зарубежная Церковь канонизовала царскую семью. Я думаю, что всякий человек, который единодушно с ними так переживает судьбу царской семьи, имеет право им молиться. Издревле существовало в Православной Церкви местное почитание святых. Подвижники, которые были известны в том или ином краю и не известны на всех просторах русской земли, почитались святыми местно. Так же мы можем относиться к канонизации царской семьи.

Одни считают их святыми, совершают им молебны, молятся им. Другие считают их подвижниками, многострадальными, страдальцами за землю русскую, и совершают панихиды. Но в панихиде мы не только молимся о том, чтобы Господь дал вечное упокоение тому или другому лицу, – мы свидетельствуем о том, что этот человек или эта семья не напрасно прожили, что они были светом, что они зажгли в нас любовь и благоговение, что эту любовь, это благоговение мы Богу приносим как их славу вместе с нашей молитвой.

Какие же это святые?..

— Отец Владимир, в советское время, очевидно, канонизация была невозможна по политическим причинам. Но и в наше время для этого потребовалось восемь лет… Почему так долго?

— Вы знаете, после перестройки прошло больше двадцати лет, а пережитки советской эпохи еще очень сильно сказываются. Говорят, что Моисей потому сорок лет со своим народом бродил по пустыне, что нужно было умереть тому поколению, которое жило в Египте и было воспитано в рабстве. Чтоб народ стал свободным, нужно было тому поколению уйти. И тому поколению, которое жило при советской власти, не очень-то легко изменить свой менталитет.

— Из-за определенного страха?

— Не только из-за страха, скорее, из-за штампов, которые насаждались с самого детства, которые владели людьми. Я знал многих представителей старшего поколения — среди них священники и даже один епископ, — которые еще застали государя Николая II при жизни. И я был свидетелем того, что они не понимали: зачем его канонизировать? какой же он святой? Им трудно было примирить образ, который они с детства восприняли, с критериями святости. Этот кошмар, который мы сейчас себе и не можем представить по-настоящему, когда немцами были оккупированы огромные части Российской империи, хотя Первая мировая война обещала закончиться победоносно для России; когда начались страшные гонения, анархия, Гражданская война; когда наступил голод в Поволжье, развернулись репрессии и т. д. — видимо, как-то оказался увязан в молодом восприятии людей того времени со слабостью власти, с тем, что не было настоящего вождя у народа, который мог бы противостать всему этому разгулу зла. И некоторые люди до конца жизни оставались под влиянием этого представления…

И потом, конечно, очень трудно сопоставить в своем сознании, например, святителя Николая Мирликийского, великих подвижников и мучеников первых веков со святыми нашего времени. Я знаю одну старушку, у которой дядю-священника канонизировали как новомученика — он был расстрелян за веру. Когда ей об этом сказали, она удивилась: «Как?! Нет, он, конечно, был очень хороший человек, но какой же он святой?» То есть людей, с которыми мы живем, принять как святых нам не так-то легко, потому что для нас святые — «небожители», люди из другого измерения. А те, кто с нами вместе ест, пьет, разговаривает и переживает — какие они святые? Трудно образ святости приложить к близкому тебе в быту человеку, и это тоже имеет очень большое значение.

Крест на месте строительства храма Державной иконы Божией Матери, монастырь Царственных страстотерпцев на Ганиной Яме. Фото предоставлено пресс-службой Патриарха Московского и всея Руси

Я был просто солдат — а стал в храме старостой, казначеем и сторожем

— Отец Игорь, как вы пришли к священству?

— Священником я стал восемь лет назад, а к священству пришел постепенно, так же, как к осознанию Бога в моей жизни, к общению с Ним. Все началось в далеком 1997 году, когда я служил в армии. Я родом из Тамбовской области, а служил в Пермском крае на Урале. В воинской части ракетной дивизии решили построить храм — была возможность, были средства, хотя время было тяжелое: шла первая Чеченская война. В часть прислали монаха из одного из древнейших монастырей Пермского края — Свято-Троицкого Стефанова. Его звали Симеон, и я его поминаю в молитвах до сих пор. Я думаю, он жив, здоров, но мы давно не виделись с ним, и он, наверное, даже не знает, что я теперь священник.

Тогда я был просто солдат. И участвовал в строительстве этого храма. Постепенно меня заинтересовали церковные книги, церковнославянский язык, на котором я начал читать. Когда храм был освящен в честь Святителя Иннокентия, митрополита Московского, я первый раз исповедался и причастился. Потом Господь как-то так промыслительно устроил, что я остался при храме один — кто-то уволился, кого-то перевели в другую часть. У меня оказались все ключи, и, так как отец Симеон часто уезжал в монастырь, я стал и старостой, и казначеем, и сторожем — за всем следил, оставаясь при этом на службе в армии. Мне оставалось еще полгода службы.

Начальство было не против. Дошло до того, что мне из казармы принесли кровать и я ночевал в храме отдельно. Я сам не ожидал, но так распорядился командир дивизии.

— А другие солдаты как относились к такому элитному положению? Не завидовали?

К прочтению  Ooo "ктв-луч" - официальный сайт

— Спокойно как-то. Я приглашал к себе сослуживцев и подкармливал. Меня даже уволили из армии раньше всех — ребята потом дослуживали месяц-полтора, а я уже по городу ходил свободно. Увольнение мое, кстати, пришлось на 6 мая — день памяти святого великомученика Георгия Победоносца, а я чаще всего обращался с молитвой именно к нему.

Вот так началось мое воцерковление. Господь вел от силы в силу: «Без Меня не можете делать ничего». Потом я вернулся домой, стал алтарником при храме святых бессребреников Космы и Дамиана в Тамбовской области. Постепенно осознал, что нужно как-то определиться в жизни, не стоять на месте, развиваться. Я решил попробовать свои силы и поступить в Московскую духовную семинарию. Получил благословение настоятеля протоиерея Сергия Торопцева и поступил с первого раза. Отец Сергий такого даже не ожидал. Когда я вернулся из Лавры, он спрашивает: «Ну, что?» Я говорю: «Поступил». Он как закричит: «Не может быть!»

В Академии я был рукоположен сначала в дьяконы в 2009 году, а через год — в 2010 году — в священники. А в храм Царственных страстотерпцев я был назначен в 2016 году Святейшим Патриархом.

— Никто из армейских сослуживцев не приходил к вам?

— Нет, пока никого не встречал. Да они меня, наверное, и не узнают. Тот мальчик, который был в армии, уже совсем изменился.

Беседовала Мария Строганова

Фото: Ефим Эрихман

Обычный человек, на долю которого выпал тяжелый крест

Но, по крайней мере, начиная с 80-х гг. ХХ века и по сей день по всему миру создается немало иконописных изображений Николая II. Однако, если проанализировать эти изображения, то можно убедиться, что у иконописцев нет единого подхода: на одних иконах государь изображен в простой гимнастерке, на других — в традиционном для иконописи княжеском одеянии, на третьих — в мундире с орденами и в горностаевой мантии, на четвертых — в белых одеждах, на пятых — в красных как мученик и т.д.

Нередко Николай Александрович представлен с короной на голове или с венцом, в шапке Мономаха, с царскими регалиями в виде скипетра и державы, с георгиевским крестом, орденами и лентами. Есть иконы, где на голове у царя офицерская фуражка. Немало икон, где он изображен и вовсе без головного убора, без каких-либо регалий и отличительных знаков, как бы в предельном уничижении. Встречаются иконы оплечные, полуфигурные, ростовые и даже на коне, где царь представлен подобно святому Георгию.

Встречаются и житийные иконы Государя, на полях которых изображены эпизоды жизни и мученичества Николая и всей его семьи. Но в одних иконах подчеркивается его служение государству, а в других — акцент ставится на подвиг последних месяцев, проведенных в Ипатьевском доме, и на расстрел.

К сожалению, сегодня существует немало маргинальных групп, прославляющих Николая II как царя-искупителя. И это оказывает влияние на сознание церковного народа и на образы, которые пишут иконописцы, которые, увы, не всегда разборчивы. Так нередко встречаются иконы, на которых мученический подвиг царя предельно сакрализируется, примером может служить изображение головы Императора на блюде, отсылающей к традиционной иконографии «Усекновение главы Иоанна Предтечи». Или, например, Николай изображается у престола, на котором стоит потир и дискос, и он как священник совершает жертвоприношение, тем самым намекается на его «сходство» с Христом, который, согласно Св. Писанию, царь и священник одновременно. Совершенно понятно, что подобные изображения не могут считаться каноничными.

Как это должно быть выражено в иконе, вопрос не только художественного мастерства, но и серьезного богословского осмысления.

Нередко встречаются изображение императора Николая и императрицы Александры Федоровны вместе на одной иконе, а иногда их образ помещают в среднике, а на полях изображают княжон и цесаревича, что подчеркивает единство царской семьи перед лицом страданий, выпавших на их долю.

Противники канонизации

Такой длительный сложный процесс принятия решения в отношении Царской семьи вполне объясним — слишком неоднозначной была персона Царя в смутные революционные годы. Перед синодальной комиссией стояла непростая задача — отделить духовные достижения Николая Второго, его стремление к выполнению Божьих Заповедей от политической деятельности.

Конечно, личность царя-помазанника тесно переплетается с его деятельностью в сфере управления государством. И тот факт, что с началом революции произошел формальный отказ от престола, не добавляет Николаю Второму положительных оценок. И именно этот факт стал объектом наибольших споров и появления рьяных противников канонизации.

Кроме отречения от престола, последнему русскому императору вменяется в вину жестокость по отношению к жертвам Первой мировой войны. По свидетельству некоторых очевидцев, Николай Второй позволял себе высказывания, в которых прослеживалось явное пренебрежение большим числом погибших.

Для тех, кто противился причислению царя к лику святых, важным был аргумент о том, что царь считался жестоким охотником. Существует мнение, что кроме охоты на диких зверей, Николай Второй мог истреблять кошек и собак.

Многие историки приводят аргумент о том, что Николая Второго нельзя назвать мудрым и выдающимся политическим деятелем и правителем. Множественные вооруженные восстания, неудачная государственная политика привели к тому, что именно в правление Николая Второго царская Россия пала.


Усыпальница семьи Романовых в Петропавловском соборе

Также распространено было мнение, что канонизация царя — некий политический фарс, направленный на сомнительное возвеличивание царской России. Сторонники такого подхода полагают, что лик святости государя позволяет неправдоподобно приукрашать период монархической власти в России.

С короной на голове, но чаще без нее

Есть иконы, на которых Александра Федоровна изображена одна. Ее почитание сегодня, можно сказать, возрастает в народе, особенно после публикации писем и дневников. При этом вновь мы видим множество вариантов, говорящих, что нет единого понимания, как изображать Императрицу. На одних иконах на ней царское одеяние, на других – декольтированное платье, иногда Александра изображена с короной на голове, но чаще – без нее. Немало икон, где Государыня предстает в одежде сестры милосердия, что подчеркивает ее смиренное служение в годы Первой мировой войны.

Точно так же в одеждах сестер милосердия изображают и великих княжон, хотя чаще встречаются иконы, где они представлены в платьях, характерных для начала ХХ века. Надо сказать, что отдельно великих княжон пишут редко, исключение составляют т.н. «мерные иконы».

Образ царевича Алексея гораздо чаще можно встретить на отдельных иконах. И тут тоже мы видим большое разнообразие вариантов. Цесаревич предстает то в княжеском одеянии, то в простой гимнастерке или в матроске, или даже в казачьей форме, то в белой или красной (символы мученичества) тунике или в красном плаще. Иногда он изображается с короной на голове, но чаще без нее. Часто в руках Цесаревича изображают крест. На некоторых иконах представлены вместе Государь и Наследник престола. Имеют также хождение иконы, где цесаревич изображен на коленях у Григория Распутина. Но это, безусловно, иконография, сформированная в маргинальной среде, далекой от истинного понимания святости.

Однако большинство икон представляют нам всю царскую семью единой группой. Но и здесь мы также видим великое множество вариантов. Например, известный иконописец Александр Соколов написал икону, где Государь и цесаревич изображены в гимнастерках и без корон, а царица и княжны – в условно княжеских платьях. Здесь подчеркнут не парадный характер образа, а именно страстотерпческий: Государь без короны, поскольку он отрекся от нее, цесаревич без короны, потому что он уже не наследник, а царица и царевны в княжеских одеяниях, что указывает на связь с древнерусской традицией, для которой был характерен чин страстотерпцев.

В Екатеринбургском храме на крови хранится икона, где царица и княжны в одеждах сестер милосердия (автор Елена Водичева), что символизирует милосердный характер служения народу, ради которого и пошла на подвиг царская семья, став заложниками революционной ситуации в стране.

Широкое распространение получил образ, на котором все, включая царя и царицу, одеты в белые одежды, что отсылает нас к образам Апокалипсиса: «это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровью Агнца» (Откр. 7:14). Белизна одежд подчеркивается красным фоном, еще более выявляющим мученический аспект образа. Один из вариантов подобной иконографии мы можем видеть в Сретенском монастыре.

При этом на сретенской иконе в верхней части изображен Господь Иисус Христос, восседающий на престоле, перед которым предстоит царская семья в молитве. Эта икона получила название «Снятие пятой печати», что подчеркивает апокалиптический характер образа, усиленный образом Высшего Судии. Однако при всей грандиозности замысла этот образ богословски не совсем точен, ибо Пятая печать в Откровении Иоанна Богослова обозначает души, убиенные за слово Божие, а гибель царской семьи не была связана прямо с исповеданием веры. Здесь-то и пролегает очень тонкая грань между мученичеством и страстотерпчеством, что было учтено при канонизации царской семьи.

Иногда можно встретить икону, на которой царская семья представлена на фоне креста, но чаще в руках святых страстотерпцев изображаются кресты, и эта деталь ясно указывает на их подвиг.

Однако чаще всего царскую семью изображают без учета мученического или страстотерпческого смысла, просто как образ канонизированной власти. Поэтому их облачают в княжеские или царские одеяния, горностаевые мантии, представляют с коронами или венцами на головах, этим всем прославляется не столько подвиг страстотерпцев, сколько царственность этих святых.

Предыстория

Расстрел

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года Романовы и их обслуга были расстреляны в подвале Ипатьевского дома по постановлению «Уральского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов», возглавлявшегося большевиками.

Семеро членов семьи

  1. Николай Александрович, 50 лет
  2. Александра Фёдоровна, 46 лет
  3. Ольга, 23 года
  4. Татьяна, 21 год
  5. Мария, 19 лет
  6. Анастасия, 17 лет
  7. Алексей, 14 лет

А также

  • Евгений Боткин, лейб-медик
  • Иван Харитонов, повар
  • Алексей Трупп, камердинер
  • Анна Демидова, горничная

«Тайное» стихийное почитание в советское время

Практически незамедлительно после объявления о казни царя и его семьи, в верующих слоях русского общества начали возникать настроения, приведшие в итоге к канонизации.

Через три дня после расстрела, 8 (21) июля 1918 года во время богослужения в Казанском соборе в Москве патриарх Тихон сказал проповедь, в которой обозначил «суть духовного подвига» царя и отношение церкви к вопросу казни: «На днях свершилось ужасное дело: расстрелян бывший Государь Николай Александрович… Мы должны, повинуясь учению слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его. Мы знаем, что он, отрекшись от престола, делал это, имея в виду благо России и из любви к ней. Он мог бы после отречения найти себе безопасность и сравнительно спокойную жизнь за границей, но не сделал этого, желая страдать вместе с Россией. Он ничего не предпринимал для улучшения своего положения, безропотно покорился судьбе». Кроме того, патриарх Тихон благословил архипастырей и пастырей совершать панихиды о Романовых.

Характерное для народа почти мистическое уважение к миропомазаннику, трагические обстоятельства его смерти от рук врагов и жалость, которую вызывала гибель ни в чём неповинных детей — все это стало компонентами, из которых постепенно выросло отношение к царской семье не как к жертвам политической борьбы, а как к христианским мученикам. Как отмечает РПЦ, «почитание Царской Семьи, начатое Тихоном продолжалось — несмотря на господствовавшую идеологию — на протяжении нескольких десятилетий советского периода нашей истории. Священнослужители и миряне возносили к Богу молитвы о упокоении убиенных страдальцев, членах Царской Семьи. В домах в красном углу можно было видеть фотографии Царской Семьи». О том, насколько широко было распространено это почитание, статистики нет.

В эмигрантском кругу эти настроения были ещё более очевидными. Например, в эмигрантской прессе появлялись сообщения о чудесах, совершенных царственными мучениками (1947 год, см. ниже: Объявленные чудеса царственных мучеников). Митрополит Сурожский Антоний в своем интервью 1991 года, характеризующем ситуацию среди русских эмигрантов, указывает, что «многие за границей почитают их святыми. Те, кто принадлежит к патриаршей церкви или другим церквам, совершают панихиды в память их, а то и молебны. А в частном порядке считают себя свободными им молиться», что, по его мнению, уже является местным почитанием. В 1981 году царская семья была прославлена Зарубежной церковью.

В 1980-е годы и в России начали раздаваться голоса об официальной канонизации хотя бы расстрелянных детей (в отличие от Николая и Александры их безвинность не вызывает никаких сомнений). Упоминаются написанные без церковного благословения иконы, в которых были изображены только они одни, без родителей. В 1992 году к лику святых была причислена сестра императрицы великая княгиня Елизавета Фёдоровна, ещё одна жертва большевиков. Тем не менее, существовало и немало противников канонизации.

История семьи Николая второго

Николай II Романов родился 6(19) мая 1868 г. Воспитание получил строгое, жизнь мальчика состояла из простого быта и пищи, знакомства с военной службой. С детства ребенку прививалась глубокая религиозность. В результате будущий царь владел пятью иностранными языками, знал русскую и мировую историю, военное дело, в то же время был христианином.

В 1894г. умер отец Александр III, и Николай II стал Императором. В браке с Александрой Федоровной родилось пятеро детей. Воспитание дети получили такое же, как и глава семейства – в христианской вере, труде и русских традициях.

Россия во время правления Николая II была развитой: развивалась промышленность, армия и флот, с успехом внедрялась в жизнь аграрная реформа, шло увеличение населения страны, открывались церкви и монастыри. Казалось, что Россия находилась в эти годы на вершине своего могущества.

Но не все было безоблачно: к весне 1917г. по всей стране начались забастовки, а в окружении царя созрел заговор по отстранению Николая II от власти. Для устранения мятежа царь отказался от престола. Этот великодушный поступок царя не привел к ожидаемому подавлению восстания: власть перешла к Временному правительству. Царя и семью арестовали и увезли в Екатеринбург, где в ночь с 16 на 17 июля 1918г. Романовы были расстреляны.

О смерти последнего царя

Согласно историческим данным, последний император Николай II во время революции был арестован и расстрелян в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июня 1918 года. Вместе с семьей государя были казнены четверо слуг и приближенных.

Интересно! Спустя время, один из приближенных государя-императора, погибший с ним в Ипатьевском доме, также будет причислен к лику святых. Речь идет о враче Евгении Боткине.

Сама же семья царя состояла из семи человек: государя Николая Романова, царицы Александры Федоровны и их пятерых детей — сына Алексея и дочерей Анастасии, Ольги, Марии, Татьяны. На момент расстрела самому Царю исполнилось 50 лет, его супруге 46, а детям было от 13 до 22 лет.


Семья императора Николая ІІ

Весть о кровавой расправе над всей императорской семьей очень быстро разжхнеслась в народе. Практически сразу после казни начали появляться настроения, которые позже окрепли и привели к канонизации Николая Второго.

Так, сам патриарх Тихон на ближайшей после расстрела службе в своей проповеди сказал, что вся Церковь скорбит о произошедшем

Патриарх обратил внимание на то, что Николай Второй со всей своей семьей мог бы выехать за границу, где обеспечил бы себе спокойную и безопасную жизнь. Но он этого не сделал, а «остался страдать вместе с Россией»

Предстоятель Церкви благословил всех священнослужителей регулярно совершать богослужения для поминовения убиенных.

Важно! Именно тот факт, что Николай Второй после своего формального отречения от престола не бежал, говорит об искренней и неподдельной его любви к Родине. В народе постепенно возрастало почитание Царской семьи, как мучеников

Следует отметить, что канонически последний царь и его родные не могут считаться христианскими мучениками, поскольку их казнь не была связана с необходимостью отречения от веры. Другими словами, никто от них не требовал отрекаться от Христа, и, даже если предположить, что они бы это сделали — смертный приговор отменен не был бы. Именно поэтому позже Царская семья будет канонизирована не как мученики, но как страстротерпцы

В народе постепенно возрастало почитание Царской семьи, как мучеников. Следует отметить, что канонически последний царь и его родные не могут считаться христианскими мучениками, поскольку их казнь не была связана с необходимостью отречения от веры. Другими словами, никто от них не требовал отрекаться от Христа, и, даже если предположить, что они бы это сделали — смертный приговор отменен не был бы. Именно поэтому позже Царская семья будет канонизирована не как мученики, но как страстротерпцы.

Простой народ не очень разбирался в тонкостях церковных канонов, поэтому царя почитали мучеником. Нередко фотография всей убитой Царской семьи находилась рядом с иконами, в домашнем иконостасе. Конечно, в те годы вопрос об официальной канонизации стоять не мог, но в народе почитание постоянно возрастало.


Икона святых Царственных страстотерпцев

Особое почитание Царская семья обрела среди эмигрантов и прихожан Зарубежной православной церкви. Многие, кто из-за политической ситуации вынуждены были покинуть Родину, очень любили императора, преклонялись перед ним. После насильственной смерти это отношение только усилилось.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: