А ты никогда не думала о церковном пении?

Решать, как служить – дело священства

– Как вы относитесь к сокращениям богослужения?

– Во-первых, никаких страшных сокращений, угрожающих духовной жизни христиан, я не встречала. Но если бывают, отношусь, как солдат. Есть такое в нашей богослужебной практике: «Аще изволит настоятель». Вот мне батюшка сказал сегодня так служить, значит, служим так. Моя задача не петь тропари со стихирами в темпе «аллегро виваче» и стиле частушек. А решать, как служить – это дело священства. Мое дело – петь.

Я пела и монастырские службы по пять-шесть часов (хотя я твердо убеждена, что в монастырях должны петь монашеские хоры). И просто в храмах, где надо было служить поскору, например, в больничных, где люди еле стоят.

– А если в монастырях нет профессионалов?

– Нужно нанять отличного регента, который не чужд педагогике. Пусть учат монахинь. Научила же матушка Иулиания (Денисова) сестер в Елизаветинском монастыре петь, в Дивеево, опять же – там прекрасно, на очень хорошем уровне, поют монахини. А где не могут научить, пусть профессионалам платят больше. Допустим, всенощное бдение в приходском храме идет два с половиной часа, а в монастыре – около пяти, а ставка такая же, а то и меньше.

Одно дело, если светский человек просто пришел помолиться в монастырь, он может и шесть часов быть на службе, а профессионал приходит именно потрудиться и ему нужно достойно платить, а не бесконечно иллюстрировать небезызвестную пушкинскую сказку.

Вообще авторитет регента, авторитет церковного певчего нужно каким-то образом возвращать. Потому что ситуация на самом деле очень, очень плачевная. Об этом уже много раз говорилось на разных уровнях, даже были приняты некие директивы, которые, к сожалению, на местах не выполняются, и певчие часто буквально ходят с протянутой рукой, всеми униженные и обиженные. Заболели – про них тут же забудут, примут нового человека, печально это все. Хотя есть храмы, и их можно по пальцам перечесть, в которых я бы с удовольствием пела и управляла бы там хором, такие там настоятели, которые и сами поющие, и хор любящие и уважающие, и хорошо оплачивающие регентский и певческий труд. Но их настолько мало, что страшно говорить об этом.

Давайте хранить, беречь и приумножать красоту нашего богослужения, не путая простоту с банальной примитивностью. Пора.

Пение и молитва

     Скажу сразу, честно и откровенно: это большой труд, труд, который требует усердия и постоянства, как и в любом духовном делании. Поэтому совсем не праздным может оказаться вопрос: «Вы хоть сами понимаете, что поете?» Большое счастье, когда удается управлять своим голосом и сердцем одновременно – это тоже Божий дар, но Господь, как говорится, и намерение целует. В такие моменты поющие могут почувствовать и осмыслить полноту и красоту православного богослужения и помочь в этом остальным молящимся

Клирос в некоторой мере несет ответственность за молитвенную атмосферу в храме: очень важно не мешать молиться стоящим в храме, особенно в алтаре, а наоборот, содействовать прихожанам в молитве посредством ясного и внятного произнесения слов молитв, спокойного и мерного звучания голоса.       В большинстве случаев мы бываем далеки от той традиции церковного пения, характерной как для византийской, так и древнерусской эпохи, не только в музыкальном, певческом, но и в духовном отношении – даже сравнивать нельзя: настолько мы немощны

Но как сказано в псалме: «всякое дыхание да хвалит Господа» (Пс. 150, 6), имея в виду, что все творение восхваляет Творца в меру своих возможностей – так и мы, как можем, будем петь Богу, веря и надеясь, что делаем это не напрасно.

Почему труд хорошего певчего стоит дешевле труда маникюрши

– Профессионалам, кроме всего прочего, нужно платить зарплату. Хорошо ли платят регентам и певчим?

– Финансовый вопрос тут важен. Да, больше храмов, меньше прихожан, естественно, доход меньше и содержать большой хор невыгодно. И невыгодно приглашать профессионала, потому что его труд стоит больше работы тех, кто петь не умеет и готов делать это бесплатно или за копейки.

Человек – это инструмент. Далеко не каждого Господь наделил прекрасным математическим умом, чтобы он мог постигать науку. Далеко не каждого Господь наградил музыкальными талантами и способностями. У каждого из нас есть какое-то предназначение. И хорошо, когда данный Богом талант используется по прямому назначению – славить им Господа. Трудиться. А каждый труждающийся достоин пропитания. Не подаяния, а именно нормальной оплаты своего труда.

К прочтению  Бенедикт XVI попросил верующих о молитвах за преемника и за Церковь

А ты никогда не думала о церковном пении?

Ульяна Меньшикова. Фото: Ефим Эрихман

Для меня странно, что труд хорошего певчего стоит дешевле труда маникюрши, при всем моем уважении к любой профессии. Но временные затраты на обучение одного хорошего музыканта от 10 лет, а хорошего мастера маникюра – несколько месяцев. Согласитесь, разница существенная.

В общем, благодаря этому мы имеем, что имеем. В том числе непонятное для меня массовое стремление «а давайте как в Византии».

Во-первых, никто не слышал, что там было в Византии на самом деле: музыкальный материал той эпохи, по которой так страдают православные сердца – не сохранился. Более того, находящаяся долгое время под османами Византия вся пропиталась и вплела в свою культуру, в том числе и музыкальную, много того, что ей было несвойственно изначально, а для нас это сейчас – эталон. Ну смешно же.

Почему мы «возрождаем» без конца какие-то чужие традиции, когда у нас на Руси школа придворных певчих дьяков была создана чуть ли не с первого года принятия христианства на Руси, и всегда были серьезнейшие музыкальные заведения, готовящие с детства церковных певцов? Это была профессия. Самых талантливых, кстати, отправляли на обучение в Италию, постигать секреты музыкального мастерства, откуда они возвращались уже известными композиторами и уже сами преподавали, руководили хорами.

Сейчас, если иконописец – еще пока профессия, то церковный певчий – это уже не профессия, к сожалению. Потому людей талантливых, образованных все меньше и меньше. А те профессионалы, что остаются – настоящие патриоты, посвятившие себя церковной музыке. Ведь люди, работая годами, почти никогда не оформлены официально в храмах, они не получают отпускных, больничных, декретных. Странное положение, конечно.

– Но разве плохо, что у нас в храмах можно услышать в том числе и византийское пение?

– Не плохо, мы будем петь и греческий распев, и болгарский, и сербский. Потому что это все уже вплетено в ткань музыкальной культуры. Но нам надо все-таки любить свою музыку, тот колоссальный багаж, который не хочется терять.

Жаль, что у нас нет больших всероссийских и международных фестивалей православной духовной музыки

А даже если они и бывают, не всякий хор может всем составом на них выехать – кто оплатит проезд и проживание? Опять из своего кармана? Но это важно, чтобы исполнители церковной музыки из того же Иркутска, Новосибирска или Барнаула имели возможность встречаться, обмениваться опытом, какими-то находками. Да просто пообщаться в своей среде, делиться опытом

Правда, с находками бывает сложновато.

Раньше, в моем детстве, юности, как начнет хор Херувимскую с какого-нибудь пианиссимо, и у тебя словно крылья ангельские за спиной вырастают. Красивое пение очень же способствует молитве. А сегодня стоишь среди хороших икон, возле золоченого или фарфорового иконостаса и слушаешь либо жиденькое пение на огромный храм несчастного трио, либо вообще пение людей, Господом не предназначенных для этого.

А ты никогда не думала о церковном пении?

Фото: spbda.ru

Интересное о церковном пении

Богослужебные тексты

     Почти 90 % богослужебной лирики основано на текстах Библии. Самым «популярным» и незаменимым текстом для любой службы является Псалтырь. Само название «Псалтирь» — это название музыкального инструмента, в сопровождении которого пели Господу. Сейчас точно не известно, как выглядел этот инструмент, возможно, он был похож на трехструнную лиру. В псалтыри собраны не только псалмы Давида, но и других авторов. Они являются основой богослужения как полностью, так и отдельными стихами.

     В Византии сложилась традиция пения тропарей и кондаков. Сейчас кондаком мы называем краткое песнопение, посвященное какому-то Празднику. Раньше кондак был подобен поэме, описывающей событие Праздника. В центре храма выступал певец с длинной импровизацией. Именно кондак Рождества Христова появился необычным образом. Благочестивого, но косноязычного юношу Романа вытолкнули на середину храма, решив посмеяться над ним, — он не умел составить кондак. Он в скорби прибежал домой, горестно молился. И Пресвятая Богородица Сама вложила ему в уста текст торжественного песнопения. Основную строчку из него мы поем и сейчас, вспоминая это событие: «Дева днесь Пресущественного рождает и земля вертеп Неприступному приносит…»

Церковное пение в Древней Руси

     Первый хор на Руси появился еще задолго до памятного 988 года. Но только после этой даты в Киеве появились «профессиональные» греческие певцы (только мужчины), которые обучали наших, русских, нотной грамоте и пению. Правда, русские подходили к обучению творчески. Запоминали и умели читать по нотам основную музыкальную тему, канву. А остальное добавляли «от себя». Что-то петь русскому горлу было неудобно. А где-то душа подсказывала другие варианты исполнения. Пение было строгое, несколько даже «грозное», сходное с тем как поют, возможно и в наше время, в старообрядческой церкви. Но были и некоторые отклонения, портящие церковное благочиние. Например, многоголосное пение. Но не то, какое есть сейчас, а когда одновременно люди стоящие на клиросе пели кто молебен, кто вечерню, кто читал Псалтырь… Доходило до 4-5-6 и более голосов. «В этом хаосе, — как говорится в изданном при патриархе Иосафе в правление царя Михаила Федоровича меморандуме «Память»,- молящиеся миряне пускались в разговоры между собой, не воздерживаясь и от смеха. Священники, угождая мирянам, в тон с ними беседовали…» Против такого неблагочиния были приняты меры и со временем оно ушло из нашего богослужения.

К прочтению  Рождественский пост в 2020 году

     Партес. К XV веку было создано много певческих школ. При Иване Грозном была учреждена высшая школа певческого искусства. Но позже на духовную музыку Руси оказывают непосредственное влияние Польша и Италия. За богослужением все чаще стали исполнять концерты (так называемое многоголосное партесное пение). В 17 веке в Россию полностью пришла Европейская культура. В 18-19 веках в качестве сочинителей церковной музыки проявляют себя такие известные композиторы, как: Бортнянский, Чесноков, Чайковский, Рахманинов, Кастальский и многие другие. Чувственная музыка церковных концертов замещала духовную. И уже к XIX веку это привело к тому, что люди ходили в храм чтобы «послушать Литургию» (а не для того, чтобы молиться). И, наконец, в хоровом церковном пении появились женские голоса.
      Клиросное пение меняется и развивается со временем, как и жизнь самой Церкви, но главное в нем должно оставаться неизменным – молитвенное обращение к Богу от лица всех верующих за всех православных христиан. Так было и в самые первые дни христианства, когда «поющие» и «предстоящие», собравшись у могил недавно замученных христиан, «едиными устами и единым сердцем» возносили хвалу Богу, готовясь и сами в любой момент принять мученический венец. Так должно быть это и в наше время.

Азы православия

«Пойте Богу нашему, пойте…»

(Заметки о церковном пении и жизни на клиросе)

     Церковное пение – неотъемлемая составляющая богослужебной жизни Православной Церкви. Необходимым и желанным оно становится для тех, кого Господь призвал к этому служению….
     «Девушка пела в церковном хоре» — эти слова русского поэта с детских лет вызывали во мне необъяснимое чувство благоговения, чего-то недосягаемого, и в то же время желанного. Приводя на память эти строки, я закрывала глаза, и мне представлялся высокий купол каменного храма, пронизанный утренним солнцем, так что даже стены барабана не видно, и к вершине этого купола стремится божественной красоты высокий женский голос, подобно солнечным лучам, наполняющий сердце светом. Теперь я понимаю, что это была моя мечта….
     И вот я стала петь на клиросе. Ранее незнакомые, пугающие своей сложностью названия и понятия такие, как «Минея», «Октоих», «ипакои», «светилен», «кондак» и т. д. в скором времени стали родными и понятными. Петь на гласы и подобны, тоже оказалось, не так уж тяжело, хотя это действительно потребовало времени, научиться сноровке, петь незнакомый текст без нот: ты поешь и одновременно пробегаешь глазами несколько слов вперед, чтобы правильно окончить тот или иной распев. Оказалось, церковное пение требует не только наличия музыкального слуха и голоса, но и быстрого ума!
     За время моего пребывания в церковном хоре я поняла, что, чем внимательнее будет человек во время богослужебной молитвы, тем быстрее и глубже он начнет понимать смысл и содержание богослужения, а Устав станет для него не абстрактным набором правил «тут пой, а тут не пой», а упорядоченным строем и совершенной формой, прочно запечатленной в памяти.

Традиции церковного пения

     В развитии христианской богослужебной музыки прослеживается влияние еврейской культуры с ее почти таинственностью, вдохновением. У евреев музыка и пение связывались исключительно с религией и богослужением. Поэтому еврейское песенное творчество никогда не слагалось в определенную систему, не имело музыкальных знаков для записи мелодий и не имело правил песнетворчества. Это были плач или радость, льющиеся из глубины души к Богу. С другой стороны, на развитие церковного пения оказала влияние античная культура. В музыке эллины ценили не художественную сторону или выражение души. Прежде всего, музыка — это хорошая, стройная система. Изучая ее, молодой грек постигал основные принципы логики. Ему открывалась тайная гармония порядка.
     Так, в практику христианского богослужебного пения две народности внесли каждая свое духовное богатство. С одной стороны — древнюю еврейскую мелодию, с другой — греческую теоретическую музыкальную систему.

К прочтению  Кололкольные звоны, звонарь

     В Православной церкви в храме принято петь без сопровождения музыкальных инструментов – акапело. (Для сравнения — в католической церкви играет орган, а в протестантских собраниях звучат даже бас-гитары и ударные). Причина такой «строгости» в том, что только человеческий голос способен выражать самые различные, глубокие и тонкие движения человеческой души.

     Гласы окончательно оформились в восьмом веке нашей эры. Гласовая система была сформирована Иоанном Дамаскиным и нашла свое отражение в богослужебной книге под названием «Октоих» («окто» — восемь, по числу гласов). Первый-пятый, второй — шестой, третий — седьмой, четвертый — восьмой — это парные гласы. У них есть свои музыкальные параллели и зависимости. На каждый глас, правда, сложился уже свой напев. И его «географические» особенности чуткое ухо может расслышать, побывав на богослужениях в храмах Москвы, Киева, Пскова, Санкт-Петербурга. Гласы в богослужебном году чередуются последовательно, начиная с Пасхи, со Светлой седмицы и разбиваются по неделям. Меняется глас в субботу вечером, потому что Воскресенье — это первый день недели.

     Богослужебное пение должно быть бесстрастным. Страстность сама по себе, эмоциональность — очень субъективна. Каждый человек, придя в храм, имеет право испытывать свои чувства, переживать происходящее по-своему. И мы не в праве навязывать человеку свои эмоции. Тем более, что чувства простого верующего не всегда совершенны. В богослужебной практике православной церкви за нравственный ориентир берется монастырское пение. Потому что мы стремимся к духовному развитию. Мы не Бога хотим возвести до уровня человеческих страстей и мыслей, а нравственное состояние человека возвысить к Богу, поднять человеческий дух на высоту Божественную. Этим Православная церковь принципиально отличается от любой другой (католической, протестантской).
     Музыкальное оформление должно соответствовать этому принципу. В богослужебной певческой практике главное — слово. Прежде всего, человек должен донести смысл содержания текста. Музыка не должна мешать. Пение — это молитвенный диалог человечества с Богом.

     Запись богослужебного пения. Раньше звуки обозначались буквами греческого алфавита. Потом система усложнялась, появилась нотная скоропись. Множество черточек, прямых, искривленных, косых «крюков». Чтобы правильно петь требовалось знать до шестисот крюковых знаков, множество лиц, фит, помет, признаков, разводов… Крюковое нотописание сохранилось и по сей день в греческой, армянской и русской старообрядческой церквах. А на Западе была создана пятилинейная нотная запись, которой мы сейчас пользуемся.

Концерт или богослужение?

     На мой взгляд, это совершенно различные понятия, хотя я знаю, что на этот счет существуют разные точки зрения. И все-таки мне кажется, что многие авторские песнопения, называемые «концертом», своей выразительностью, в специально-музыкальном смысле этого слова, отвлекают ум от молитвы. К тому же не каждый хор имеет музыкальный уровень, достаточный для исполнения церковных концертов. Среди певчих часто не у каждого есть музыкальное образование. (Хотя почти в каждом храме встречаются прихожане умеющие хорошо петь, даже преподаватели музыки. Но возможно им кажется, что клиросное пение слишком обременительно, и они предпочитают оставаться среди пришедших просто помолиться.) Но бывают и очень одаренные певчие, к тому же и Господь помогает, приобретается опыт. Конечно же, основная трудность непрофессионального хора заключается в том, что нет единой школы пения, все поют по-разному, каждый как может – и это не может не отражаться на качестве пения, хотя певчие и стараются чувствовать друг друга. Но бывают такие службы, особенно в Великие праздники, престольные, двунадесятые, Рождество и Пасха, когда все эти различия и трудности как будто стираются и поистине «единеми усты» как на одном дыхании возносится к небу хвала, радость и ликование. Это не высокие слова, это пережитая правда. Потому что в церковном пении самое главное – это молитва.

Поющие чада

     Обычный приходской хор – человек десять в максимальном составе. Но все мы являемся друг другу духовными братьями и сестрами, в основном, конечно сестрами, так как в Церкви мужчин всегда не хватает. Клирос должен стать не просто певческим коллективом, члены которого не связаны друг с другом ничем, кроме пения, но некой духовной единицей, от внутреннего состояния которой может зависеть даже качество пения. Певчие в приходском хоре становятся друг для друга теми «ближними», о которых так много говорит Спаситель в Евангелии и богодухновенный Апостол: «Носите немощи друг друга и тако исполните закон Христов» (Гал. 6,2). А это, честно сказать, трудно, и требует борьбы, духовной жизни, а главное любви. Вот тогда клирос становится не просто «певческим коллективом», даже и не церковно-приходским хором, а подлинной соборной Церковью Христовой. Это та высота, к которой невозможно не стремиться, иначе теряется смысл данного служения, все равно что «соль теряет свою силу».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: